Мартинович купил свой роман из-под прилавка

"Еврорадио"

Автор "Паранойи" инкогнито перешептывался и заговорщицки переглядывался с продавцами минской книжной ярмарки "Мир книг". А те пересказывали ему сюжет романа. И все-таки продали пару экземпляров.

"Нет, нету "Паранойи". Ее ведь запретили, разве вы не знаете?! И нигде здесь вы не купите!" — однозначно заявил нам первый же продавец, к которому мы обратились.

Растерянно просим посоветовать нам что-нибудь подобное из лежащих на лотке книжек. Пожалуйста! Получаем полистать "Похороните меня за плинтусом" модного москвича Павла Санаева и "Бегущий за ветром" афганца Халеда Хоссейни.

"Там и близко не о том!" — жалуется на продавцов Мартинович. Но сравнение с "ошеломляющим дебютным романом, который уже называют главным романом нового столетия" (так было написано о книге Хоссейни) автора "Паранойи", кажется, порадовало. Откладываем книги и делаем первые выводы.

Виктор Мартинович: "Надо одеться определенным образом. Нельзя одевать длинные черные или серые плащи, нельзя иметь при этом "гэбистский" вид или вид чиновника. То есть первое — придерживайтесь дресс-кода. Второе — усвойте нужную интонацию. Нельзя спрашивать громко, нужно полушепотом".

На следующем лотке мы решили быть хитрее и сначала спросили, сколько стоит толстенный том "Христос приземлился в Городне" Владимира Короткевича, переведенный на русский язык. "Так, "Христос..." — 19 тысяч", — отвечает продавщица.

Переходим к "Паранойе". Услышав название запрещенного романа, женщина смутилась и попросила нас подождать. Подошла о чем-то поговорить к соседнему лотку, вернулась и... кивнула головой: "Сколько вам надо?"

Сейчас "Паранойю" предлагают по 18 тысяч рублей — на 4 тысячи дешевле, чем когда книга лежала в открытой продаже. Торговцы, кажется, еще не поняли, что за риск могут иметь доплату! Ведь запрет книги — это лучшая рекламная кампания. Роман теперь даже на лоток можно не выкладывать — все равно люди будут приходить и спрашивать.

Наконец женщина достает из-под прилавка черный полиэтиленовый пакет. В нем — две книжки "Паранойя". "Вы только не доставайте их, — просит она. — Просто загляните, проверьте, что они там есть!". Мы отходим от лотка, ощущая себя партизанами и диссидентами. И продавщица, возможно, тоже думает про себя что-то такое.

Виктор Мартинович: "Я такого еще не видел нигде и никогда. Есть ощущение, что люди сами себя накрутили, сами все придумали — но они играют в это, будто это какая-то "Зарница". Им так интересно сделать гадость системе, что просто приятно на это смотреть. И мне кажется, что они получают наслаждение не от риска, а от возможности продать что-нибудь из-под прилавка, обернув в бумажку. Это круто!".

Пытаемся найти "Паранойю" на других "точках" — и нарываемся на несколько отказов подряд. О том, что книги нет, нам говорят сразу, уверенно и не смотря в глаза.

К ещё одному торговцу — женщине зрелого возраста с яркой фризурой — подходим просто: "Есть ли "Паранойя" Виктора Мартиновича? Мы не из КГБ!". Женщина улыбается и отвечает, что книжку с лотка убрала, но сама прочесть успела.

"Так о чем там, в этой "Паранойе"?" — спрашивает Мартинович. И продавщица начинает пересказывать автору сюжет его книги.

Продавщица: "Я так поняла, что в книге КГБ следит за мужчиной и женщиной. И идут докладные. Во сколько, куда пошли, что делали. Были на кухне, там разговаривали, затем пошли в спальню, сколько там были, подробности... А главный герой этой книги — журналист и писатель".

"Ага, интересно, — говорит Мартинович. — Рассказывайте, пожалуйста, дальше, а то здесь везде говорят, что уже не купим ее, так боюсь, что и не прочитаем никогда..."

Продавщица продолжает: "А эта женщина не скрывает, что имеет любовника — весьма высокопоставленного человека..." И так далее.

"Так что, можно у вас эту книгу купить?" — наконец спрашиваем мы. Продавщица опять идет на загадочный разговор к соседнему лотку, а затем возвращается и говорит нам: "Погуляйте немного, пожалуйста!".

"Это значит, что надо прийти немного позже, и она принесет откуда-то эту книгу, чтобы продать нам", — догадывается Мартинович, когда мы отходим от лотка. Но мы свое любопытство уже удовлетворили, и поэтому уходим с ярмарки.

Купить запрещенный роман "Паранойя" в Минске можно, и это даже не так сложно, как представлялось. "Просто нужно у продавца создать иллюзию, что ты такой же заговорщик, как и он!" — делает последний вывод автор книги, журналист и писатель Виктор Мартинович, когда мы уже идем к метро, по-прежнему пряча две книжки в черном пакете.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров