Эксперт: Ситуация может сложиться критическая

"Завтра твоей страны"

"Любое предприятие в Беларуси может быть продано, вопрос только в цене", — заявил в пятницу глава Беларуси. А какой может быть цена "фамильного серебра" и хватит ли вырученной суммы, чтобы спасти экономику?

Белорусская экономика попала в финансовую пирамиду, выпутаться из которой очень трудно, отмечает кандидат экономических наук Леонид Злотников.

— Причина роста внешнего долга остается — это отрицательное сальдо текущего счета торгового баланса. В 2011 году оно было очень высоким — 5,8 миллиарда долларов. И даже если выйти на положительное сальдо торгового баланса в 2012 году в 1,5 миллиарда долларов (этого стремится достичь правительство), то останется около 4 миллиардов долларов, которые образует отрицательное сальдо за счет еще двух статей.

Одна из них — это отрицательное сальдо инвестиционных доходов. Если четыре года назад отток инвестиционных доходов для страны составлял менее полумиллиарда долларов, то в 2011 году он составил 1,6 миллиарда долларов, а в этом году будет еще выше.

Вторая статья — сальдо трансфертов — в 2010 году оно было положительным, а сейчас стало минус 2,6 миллиарда долларов. Это потому, что возврат России экспортных пошлин на нефтепродукты в 2010 году осуществлялся в форме добавки к ценам на ту нефть, которую мы покупаем, и проходил этот возврат через сальдо торгового баланса. А в 2011 году экспортные пошлины уже не включались в цену, они поступали в белорусский бюджет, и уже оттуда осуществлялись трансферты в российский бюджет.

Рассчитывать, что в 2012 году мы выйдем на положительное сальдо и улучшим его более чем на 6 миллиардов долларов, не приходится.

— Чем покрывается отток валюты из Беларуси?

— Тремя возможными каналами поступления валюты в страну. Прежде всего, это доходы по экспорту или по текущему счету, если он будет положительным. Но этого ожидать не приходится. Остаются либо иностранные инвестиции, включая приватизацию, либо внешние займы. Я не предвижу поступлений за счет кредитов и займов. Разве что по евразийскому кредиту, который затормозился.

Если смотреть по 2011 году, то приток по всем каналам составлял 8 миллиардов — это не только правительственные займы, но и приток банков и нефинансовых организаций.

Есть три субъекта, которые могут делать займы за рубежом, — это правительство с его органами денежно-кредитного регулирования, банки и нефинансовые организации. А в нынешнем году у правительства ожидается приток только в 1 миллиард. Банки несколько утратили возможности занимать из-за низкого рейтинга страны и самих банков тоже.

Кредиторская зависимость предприятий в последние три года росла быстрее, чем дебиторская. И если в 2009 году чистая задолженность составляла около двух миллиардов долларов, то в конце 2011 года — уже 4 миллиарда. Если отечественные предприятия сейчас должны зарубежным от 8,7 до 9 миллиардов долларов, то зарубежные белорусским — около 5 миллиардов. Это значит, что у белорусских предприятий тоже будут сокращаться возможности заимствований.

В то же время приток валюты сильно не увеличится. Если раньше Беларусь заимствовала 8-9 миллиардов долларов в год, то в этом году придется отдавать кредиты, которые мы брали раньше, и обеспечить покрытие отрицательного сальдо текущего счета. Если даже это сальдо чуть и уменьшится, на полтора миллиарда, то все равно остается 4 миллиарда, которые нужно покрыть, плюс еще возвращать 7-8 миллиардов долларов кредитов. Получается, необходимо обеспечить приток валюты в размере более миллиарда долларов в месяц и перекрыть отток. Трудно сказать, сколько займут предприятия, сколько займут банки, правительство, но отток может увеличиться, и ситуация может сложиться настолько критической, что потребуется расходовать золотовалютные резервы. Возможно даже, не 1-2 миллиарда, а даже 3-4 миллиарда долларов или еще больше. Это зависит от притока валюты.

— А много ли может дать приватизация?

— Представление руководства, что белорусские предприятия очень дорого стоят, сильно преувеличено. При покупке предприятия инвестора интересует одно — какой доход он получит на свои капиталы. Например, если он покупает не 100%, а 60%, то ясно, то он должен делиться дивидендами (доходами) с кем-то другим. Тогда он учитывает чистую прибыль после уплаты налогов, дивидендов и прочее — сколько у него останется. Инвестор прикидывает срок капитализации — 8-10 лет. Вот столько и стоит предприятие. Если, например, на «Беларускалии» объем продаж 4 миллиарда долларов, то при рентабельности 30% от 4 миллиардов останется валовой прибыли 1,2 миллиарда долларов. А после всей очистки, уплат и так далее у инвестора останется, может быть, 600 миллионов долларов в год. Умножим на 10 лет с учетом фактора времени — набирается миллиардов 6-7 долларов. Но никак не получается 30 миллиардов долларов.

Как-то с учетом того, что это особое предприятие, что капитализацию можно рассчитывать на долгий срок и так далее, я когда-то прикидывал, что хорошая цена будет, если дадут 12 миллиардов долларов, ну, 15 миллиардов. Что касается других предприятий, то что-то могут дать за Мозырский НПЗ. Вот как Газпром купил половину акций, чтобы не сориться с белорусами и иметь свою прибыль. А остальные предприятия поменьше и стоят они не так уж много.

Так что рассчитывать, что мы можем несколько лет прожить за счет продажи «фамильного серебра», не приходится. 90% предприятий мало чего стоят. Средние и мелкие предприятия изношены, да и крупные типа МАЗа будут терять свою стоимость, потому что они морально устаревают и физически изнашиваются.

— Каков же тогда ваш рецепт спасения белорусской экономики?

— Надо открывать дорогу инвестициям и вообще менять всю модель. Ситуация складывается таким образом, что дальше придется еще туже затягивать пояса. Пока не видно, чтобы в ближайшие два-три года мы вышли на положительное сальдо. Даже если мы более узко возьмем сальдо торгового баланса, то сегодня оно 4 миллиарда, а это значит, что страна на 4 миллиарда потребляет больше, чем создает. Это источник, который загоняет нас в трубу. Если эту занозу не убрать, то надо будет одалживать больше и больше, все больше раскручивать эту финансовую пирамиду. Для того, чтобы убрать этот источник, надо либо зажать пояса, либо переделывать экономику, и довольно серьезно. Надо перестать говорить, что у Беларуси какой-то особый путь, и признать банкротство этого пути. Если будем упорствовать, превратимся в Северную Корею.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров