Лукашенко обойдется без Москвы

Александр Класковский, "Белорусские новости"

В ближайшее время Александр Лукашенко может выпустить кого-то из политзаключенных и дать отмашку на возвращение послов стран ЕС в Минск.

Это следует из заявлений белорусского руководителя на совещании по внешней политике 5 апреля. Но все эти заявления выглядят как ребусы, их надо расшифровывать. Причем точного ответа, возможно, не знает и сам составитель.

Естественно, глава государства вел речь о "так называемых политзаключенных". Всех ведь законопатили формально по уголовке. Но факт то, что 5 апреля на высшем уровне заявлено: "В отношении тех, кто попросил о помиловании, в ближайшее время я рассмотрю эти вопросы. (…) Мы примем решение по некоторым лицам, которые в конце концов осознали пагубность своей позиции и политики в отношении собственного государства".

Как видим, высокому руководству важно еще и испить чашу наслаждения, морально дожав заточенных оппонентов. Так что не написавшим челобитную мотать срок еще бог весть сколько. Да и у тех, кто на это пошел, перспектива пока туманная.

Другое дело, что, по словам Лукашенко, не захотели писать один-два человека. Это обычная гипербола или мы чего-то не знаем? Пока достоверно известно, что есть прошения от экс-кандидата в президенты Андрея Санникова и его соратника Дмитрия Бондаренко.

Впрочем, в сентябре прошлого года, когда была попытка реализовать "план Младенова" (после тайного визита этого болгарского дипломата в сердце "последней диктатуры Европы"), политзеков выпускали пачками, не дождавшись раскаяния. Так что все зависит от закулисных договоренностей, от конъюнктуры.

Получай, Европа, ребус!

Закулисные же попытки наметить схему выхода из тупика на линии Минск — Брюссель наверняка имеют место. Минск и Европа в очередной раз пытаются, пока вразнобой, зарыть топор войны. На днях был слив из европейских структур: послы, покинувшие Минск в ходе дипломатического конфликта, могут вернуться после католической Пасхи.

Однако всех ли пустят? Лукашенко на совещании заявил: мы в принципе не против, но "каждую страну и каждого посла будем персонально рассматривать, в плане возвращения в Беларусь".

Правда, тут вбить клин (этих пустим, а этим — от винта!) явно не удастся. Уехали вместе в знак солидарности ("попросили" из Беларуси, напомню, только двух) — значит, и возвращаться будут солидарно, иначе — полная потеря лица. И вполне возможно, что намерение рассмотреть персональные дела послов — лишь рисовка перед электоратом.

"В сегодняшних заявлениях президента присутствуют два плана", — считает политический аналитик Юрий Дракохруст. Во-первых, глава государства "риторически демонстрирует свою несгибаемость и ненаклоняемость", отметил эксперт в комментарии для Naviny.by. Во-вторых, полагает он, в практическом плане Лукашенко держит оппонентов в конфронтации, в напряжении, обозначая возможные пути как углубления конфликта, так и его разрешения.

В частности, белорусский официальный лидер обещает рассмотреть прошения о помиловании политзеков, но не дает гарантий, что помилует. Заявляет, что рассмотрит кандидатуру каждого посла в отдельности, но не добавляет, что хоть одна будет отвергнута. "Фактически сегодняшними заявлениями Лукашенко, по сути ничего не сказав, усилил неопределенность ситуации для ЕС", — резюмирует Юрий Дракохруст.

Отметим, что попытки банально развести европейцев используются по любому поводу. Белорусский руководитель хвалил за мягкую позицию особо чувствительные в плане экономических связей с Беларусью страны — Литву и Латвию, сочувствовал, что на них «оказывают жуткое давление» сторонники жесткой линии.

"Нас не наклонят"

"Я думаю, что сегодняшние заявления — это одновременно и приглашение к разрядке, и линия «нас не наклонят", — полагает, в свою очередь, Евгений Прейгерман, директор по исследованиям "Либерального клуба".

Понятно, что без каких-то взаимных шагов навстречу выскочить из колеи эскалации конфликта не получится, отметил аналитик в интервью для Naviny.by. А выходить надо, потому что нынешняя война не выгодна ни одной из сторон.

"Идти и дальше на эскалацию с Западом — полное безумство. В то же время Лукашенко надо замириться с Европой так, чтобы народ не подумал, будто его все-таки "наклонили", — отмечает Евгений Прейгерман.

По крайней мере, снижение градуса риторики налицо. Если раньше Европе грозили жестким ответом, то сейчас Лукашенко проинструктировал чиновников, что "ястребиных замашек с нашей стороны быть не должно". Более того, реакция должна быть "достойной" и "красивой".

Значит ли это, что отменят такое некрасивое и абсолютно незаконное нововведение, как список невыездных диссидентов? Во всяком случае, председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько днем ранее спокойно уехал в Москву через ту же злополучную Оршу, где его с соратниками ссадили с поезда и судили неделю назад. Лед тронулся?

"Что касается списка невыездных, то его существование, скорее всего, будет зависеть от ответных шагов европейских политиков", — спрогнозировал в интервью для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский.

Обмен головами

Каковы же у Минска и Брюсселя шансы разрулить ситуацию? По мнению Евгения Прейгермана, выпуск даже одного политзаключенного даст толчок: "Будут, конечно, требовать выпуска всех, но даже с одного можно начинать "разруливание".

Так что вполне вероятен грубый обмен головами: политзаключенные — на волю, дипломаты — в Минск. Это может случиться до майского конгресса Международной федерации хоккея, предполагает политолог Валерий Карбалевич. Действительно, потерять право на проведение в Беларуси чемпионата мира 2014 года для главы государства, чья страсть к клюшке давно стала излюбленной темой острословов, было бы слишком болезненной травмой.

При оптимистическом варианте развития внешнеполитического сюжета и предстоящие в сентябре парламентские выборы, "скорее всего, пройдут на фоне некоей либерализации", предполагает Павлюк Быковский.

Обозреватель добавляет: вряд ли, однако, речь будет идти о полной реабилитации осужденных по "делу 19 декабря". Соответственно, даже если бы оппозиция хотела провести своих кандидатов в Палату представителей, то раскрученных фигур не нашлось бы. "Это значит, что власти будут иметь возможность провести более-менее свободную кампанию, не опасаясь за результат", — резюмирует Быковский.

Некоторые аналитики не исключают схемы, которую власти пытались в свое время применить к политузнику Александру Козулину: освободим, но только если в самолет — и на Запад. Козулин отказался. Но кто знает, не выгорит ли номер с одним из политиков теперь?

Тогда может перейти в практическую плоскость муссируемый ныне вопрос о "правительстве в изгнании". Это отдельный запутанный сюжет с туманными перспективами, угрожающий, как полагают иные эксперты, катастрофическим раздраем в оппозиции, а также окончательной ее маргинализацией внутри страны.

Тема "правительства в изгнании" могла иметь перспективу, когда еще кто-то признавал Верховный Совет XIII созыва, считает Павлюк Быковский. На его взгляд, "сейчас трудно будет говорить о какой-то легитимности любой новой структуры, которую мог бы создать белорусский оппозиционный политик в случае вынужденной эмиграции".

Кремль на амбразуру не бросится

Так или иначе, власти продолжают эксплуатировать метод разводки как на западном направлении, так и внутри страны. Да и на восточном тоже. Но с Москвой, похоже, шутки плохи. По словам Евгения Прейгермана, у белорусского руководства "все более отчетливо намечаются разборки с Россией".

Действительно, Москва придерживает третий транш кредита ЕврАзЭС, банит белорусское сухое молоко (вот вам и свобода передвижения товаров в ЕЭП!), спровоцировала, по версии Минска, "воздушную войну", стремясь подмять компанию "Белавиа". По косвенным симптомам можно судить, что за кулисами евразийской интеграции — коллизии еще похлеще.

Лукашенко, обратите внимание, заявил на совещании, что в выяснении отношений с западниками обойдется без Москвы: "Говорить о том, что мы будем воевать против Запада, потому что мы под крылом у России, это абсолютная глупость, примитивизм. Нам эта война не нужна еще и потому, что не хотелось бы, чтобы мы перегружали Россию собственными проблемами".

На деле не исключено, что это Кремль дал понять: на амбразуру Запада из-за вас бросаться не собираемся! А даже если открытым текстом это и не звучало, то уверенности в том, что восточный тыл надежен, у Минска нет.

Возвращение же европейских послов, как можно заключить из пояснений министра иностранных дел Сергея Мартынова, де-факто обставляют условием, чтобы Брюссель не расширял санкции: "Если они сегодня вернутся, а в апреле будут приняты опять санкционные меры, так что это за диалог тогда?!".

Торг начался.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров