Павел Северинец: Это – послание-угроза


В понедельник, общаясь с послом Суверенного Мальтийского Ордена Паулем Фридрихом фон Фурхерром, Александр Лукашенко высказал претензии в адрес католической Церкви.

"Конечно, скажу откровенно, мы рассчитывали на большее в сотрудничестве с католической Церковью. Считаем, что католическая Церковь явно не дорабатывает в налаживании отношений между Беларусью и Западной Европой. Я даже не говорю в целом о Европейском союзе, потому что известно, кто там играет первую скрипку", - заявил глава государства.

Прокомментировать эти высказывания Лукашенко UDF.BY попросил сопредседателя Партии БХД, политзаключенного Павла Северинца.

- Почему Лукашенко обрушился на католическую Церковь с обвинениями в пассивности?

- Думаю, здесь присутствуют две причины.

Лукашенко считает, что дает площадки для строительства костелов, дает развиваться католикам, за что Костел должен отблагодарить, отбеливая его репутацию на Западе.

Это – послание-угроза. Если Костел не будет помогать режиму на Западе, если Ватикан откажется быть адвокатом Лукашенко на Западе, режим может прищемить католиков здесь, в Беларуси. Именно так Лукашенко разговаривает с Западом, так разговаривает с журналистами. Для него это привычный шантаж – "вашим мало не покажется"…

- Но ведь католическая Церковь и так испытывает в Беларуси серьезные проблемы, что, в первую очередь, объясняется белорусско-польскими отношениями. Чем может обернуться для Церкви "неповиновение" Костела?

- Есть ряд вопросов по строительству костелов. Государство может попросту забрать земли, выделенные под строительство костелов. Треть католических священников не являются гражданами Беларуси, поэтому их попросту могут "попросить" из Беларуси. Есть традиционный набор вещей, которые составляют давление на свободу вероисповедания – правозащитные организации ежегодно фиксируют сотни таких случаев.

Это предупреждение: Костел отказывается лоббировать интересы Лукашенко, режим может провести массированную атаку на католиков. Именно с этим, мне кажется, и связаны осторожные высказывания Костела публично – в страхе, что государство начнет давить, прессовать.

- А почему такой "чести" удостоена только католическая Церковь – православная осталась в стороне?

- Если говорить о рычагах влияния на Россию, такими рычагами являются военные, губернаторы, политические силы, которые являются сторонниками Лукашенко. Православная Церковь в этом плане играет вспомогательную роль. При прежнем патриархе Алексии Лукашенко удавалось лоббировать свои интересы, при нынешнем – Кирилле это делать сложнее.

При отсутствии европейских послов в Минске, когда политзаключенными уже не взять Европу, Лукашенко, видимо, считает, что это тот самый способ и метод, которым можно воздействовать на европейцев. Поэтому так часто поднимается тема о встрече Патриарха Русской Православной церкви и Папы Римского в Минске, так часто заходит речь о конкордате… Но это тоже – торг, шантаж. Это не тот язык, на котором нужно говорить с Церковью…

- Насколько, на Ваш взгляд, оправданы надежды Лукашенко, что Ватикан сможет стать адвокатом на Западе?

- Это сложный вопрос. Отвечу как простой верующий. Если человек совершает аморальные поступки, преследует граждан своей страны, помогать такому человеку сохранить власть – это аморально. Церковь просто не может участвовать в таких политических игрищах.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров