Тайны "списка невыездных" белорусских оппозиционеров

Виктор Федорович, Naviny.by

Объявленная белорусскими властями кампания по ограничению выезда из страны инакомыслящих оппонентов оказалась плохо подготовленной и не аргументированной. Чиновники запутались со списками невыездных и начали искать крайних в собственной среде.

"Все происходит как в присказке "Иван кивает на Петра", — рассказывает правозащитник Олег Волчек. — Я попытался разобраться, каким образом моя фамилия оказалась в так называемом банке данных на граждан Республики Беларусь, право которых на выезд из страны временно ограничено. Ситуация просто занимательная: Министерство юстиции в ответе на мой запрос перевело стрелки на МВД. А в справке, полученной мною в отделе по гражданству и миграции Фрунзенского РУВД Минска, сообщается, что сведения в банк данных попали 5 марта текущего года от Минюста на основании якобы предъявленного мне гражданского иска в суде".

В каком суде находится гражданское дело на Волчека, в чем его суть — не указывается. "Да и нет никакого дела! — уверен он. — Будь оно в природе, я бы о нем точно знал. Ведь не может быть, чтобы за два месяца по возбужденному делу меня, якобы подозреваемого, ни разу не побеспокоили… И "появиться" оно теперь может только путем фальсифицирования задним числом. Не думаю, что найдутся чиновники, готовые себя подвести под статью уголовного кодекса…".

Тайны "списка невыездных" белорусских оппозиционеров

Ответ Минюста на письмо правозащитника хоть и витиеват по содержанию, но вполне внятно объясняет схему попадания в списки невыездных. Итак, читаем:

"Банк данных формируется указанным органом (МВД. — Naviny.by.) путем сбора достоверных и актуальных сведений о гражданах, оперативно представленных на электронных носителях информации определенными государственными органами. Если граждане ограничены в выезде по решениям общих и хозяйственных судов, то такая информация поступает в указанный банк данных через электронную систему Министерства юстиции. Причем в Минюст эти данные по электронным каналам поступают из главных управлений юстиции или судов в электронном виде для передачи их по электронным каналам связи в МВД".

Получается, что милицейское ведомство уполномочено формировать списки невыездных лишь на основании информации и при активном участии управлений юстиции и судов, которыми в Беларуси "командует" исключительно Минюст. Но вот какой парадокс случился:

"Я был в Главном управлении юстиции Мингорисполкома, — говорит Олег Волчек. — В моем присутствии делался запрос на наличие моей персоны в банке данных на временно ограниченный выезд из страны. Меня там не оказалось! То есть, в базе управления юстиции меня нет, а это значит, что с точки зрения закона ничто не ограничивает мой выезд за пределы Беларуси. В таком случае почему я присутствую в милицейском списке невыездных? Получается, что кто-то из сотрудников МВД совершил должностной подлог, сославшись на Минюст как инициатора внесения меня, моих коллег и политиков в эти списки?".

Чтобы докопаться до истины в деле "списка невыездных", Олег Волчек намерен обратиться в суд. Скорее всего, и там правды не найти. Ранее такую попытку предпринял руководитель республиканского правозащитного общественного объединения "Белорусский Хельсинкский комитет" (БХК) Олег Гулак. Заседание должно было состояться 6 апреля в суде Центрального района Минска, но было перенесено без объявления новой даты. О том, что он является временно невыездным из страны, председатель БХК также узнал в отделе по гражданству и миграции Фрунзенского РУВД Минска. Как и Олега Волчека, его велено не выпущать по ходатайству Минюста якобы из-за гражданского иска в суде.

Можно, конечно, предположить, что у каждой конторы свои списки невыездных. Но что тогда мешает властям упорядочить их, привести, так сказать, к единому знаменателю, не прячась за выдуманные формулировки?

По неофициальным данным (а официальные не разглашаются), в списке "политических" невыездных находится свыше 100 граждан Беларуси. Отказ в выезде за границу за последние два месяца получили оппозиционные политики Анатолий Лебедько, Лев Марголин, Виктор Корнеенко, Сергей Калякин, Валерий Ухналев, Винцук Вячорка, Станислав Шушкевич, правозащитники Валентин Стефанович, Олег Гулак, Гарри Погоняйло, Андрей Бондаренко, журналисты Жанна Литвина, Михаил Янчук и Андрей Дынько. Почти все они узнали о запрете на выезд из страны лишь при самой попытке пересечь границу.

Как ранее заявлял пресс-секретарь белорусского МИДа Андрей Савиных, его ведомству ничего неизвестно о подобном списке невыездных. По его мнению, оппозиционные политики просто "занимаются самопиаром". Однако у Александра Лукашенко на сей счет иная точка зрения. В марте текущего года в интервью руководителю и ведущему программы Spotlight ("Прожектор") телекомпании Russia Today ("Россия сегодня") Александру Гурнову он заявил о создании такого списка в пику списка невъездных белорусских чиновников в страны ЕС. "И то мы его еще не ввели, на полную мощь еще не ввели. Но введем…", — пригрозил он тогда.

Справка Naviny.by

Согласно указу президента от 17 декабря 2007 года № 643 "Об упрощении порядка выезда из Республики Беларусь", временно ограничивается право на выезд из Беларуси для граждан, которые:

- осведомлены о сведениях, составляющих государственную тайну (до истечения срока, указанного в договоре о допуске к государственным секретам);

- подозреваются или обвиняются по уголовному делу (до прекращения уголовного преследования);

- осуждены за совершение преступления, за исключением осужденных к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (до исполнения наказания или освобождения от наказания);

- уклоняются от мероприятий по призыву на военную службу, службу в резерве (до явки на такие мероприятия);

- уклоняются от исполнения обязательств, наложенных на них судом (на срок, установленный судом, но не более чем до исполнения обязательств);

- которым предъявлен гражданский иск в суде (на срок, установленный судом, но не более чем до окончания производства по делу).

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров