Взаимная ненависть между Путиным и Лукашенко никуда не делась

Шеремет Павел, специально для The New Times

Планы Владимира Путина в первые три недели после инаугурации вполне можно было отслеживать по белорусским, а не российским газетам — настолько чутко в Минске ловили любое движение нового-старого хозяина Кремля.

В Минске знают: центральной идеей третьего срока Путина будет реинтеграция на пространстве бывшего СССР, а путь к новой экономической империи проходит через Беларусь. Когда в Москве было объявлено, что свою первую зарубежную поездку на заре третьего президентского срока Путин совершит в Беларусь, в окружении Александра Лукашенко восприняли это с душевным трепетом: визит — символ особых отношений стран-соседей, чего ж вы хотите…

В Минске всполошились, когда вдруг показалось, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время неформального саммита СНГ в Москве 15 мая прямо под носом у Лукашенко увел Путина к себе. Из Кремля поползли слухи: первый зарубежный визит Путин нанесет все-таки в Астану — 25 мая. Но все обошлось — к Нурсултану Абишевичу российский президент поедет позже, а «право первой ночи» все-таки осталось за Александром Григорьевичем.

Без мух и котлет

Владимир Путин прилетел в Минск под вечер 31 мая. Как обычно, опоздал — Лукашенко прождал российского президента в аэропорту больше часа. Пообщавшись наедине, президенты объявили о намерении совместно бороться с "попытками вмешательства во внутренние дела стран Единого экономического пространства (ЕЭП)", включая "оказание давления на них путем введения ограничительных или санкционных мер". В совместном заявлении, правда, не было указано кто и каким образом предпринимает такие попытки, но посвященным это, видимо, и так ясно.

Еще один результат встречи: Беларуси будет предоставлен третий транш кредита из антикризисного фонда ЕврАзЭС, что укрепит экономическую почву под ногами Лукашенко. (Кроме того, Москва поможет Минску со строительством первой белорусской АЭС, объем финансирования первого этапа строительства определен в $204 млн. — The New Times.)

Подводя итог переговорам, Путин излучал позитив: "Мы говорили как коллеги, как друзья, товарищи…" Намеков на "мух и котлеты" не было и в помине. Единственное, что позволил себе российский президент, — одарить покровительственной шуткой бывшего вице-премьера белорусского правительства Андрея Кобякова, только что назначенного послом в Москву: "Столько крови он у меня выпил за последние годы, а его еще к нам, в Москву, прислали, чтобы остатки у меня выпить". Шутку оценили — она иллюстрирует стиль белорусской стороны в отношениях с Россией: под разговоры о дружбе, братстве и союзном государстве выжимать из друга, брата и союзника максимум экономических преференций.

В обеих столицах хорошо знают: Лукашенко — очень тяжелый партнер для Путина, их нынешнее "договорились" ровным счетом ничего не значит. Например, сейчас Путин заговорил о создании холдинга "РосБелавто" на базе КамАЗа и МАЗа. Ровно о том же шла речь во время его предыдущего визита год назад. И тогда тоже по этому поводу произносили слово "договорились". Но ничего не произошло. "Говорят, что белорусская сторона заломила слишком большую цену на переговорах по МАЗу, но если цена не устраивает — не ходи сюда… МАЗ сегодня — успешное предприятие, которое прекрасно реализует свою продукцию. Мы не торопимся с его приватизацией", — объяснил недавно Лукашенко свою позицию.

Цена интеграции

"Взаимная ненависть" между Путиным и Лукашенко, которую во властных кулуарах подметили еще несколько лет назад, никуда не делась. Лукашенко не простил Путину, что тот лишил его мечты о российском престоле, и дорого возьмет за мечту Путина построить новую империю. Но прежней жесткой риторики в отношении Москвы Лукашенко в последнее время себе не позволяет. На то есть причины — международная изоляция и экономический кризис. Беларусь с невероятным напряжением пережила 2011 год, когда троекратно обесценилась национальная валюта, да и сейчас страну спасают разве что дешевые цены на газ. Путин напомнил Лукашенко о российской помощи в $5 млрд белорусской экономике, о снижении цены на газ с $286 за 1 тыс. кубометров до $165 в этом году. Но Лукашенко и этого, видимо, оказалось мало — теперь стоит вопрос о возможности перевалки белорусских продуктов в российских портах на Балтике.

Не секрет, что в путинском окружении ключ к решению фундаментальных экономических проблем видят в восстановлении советской системы разделения труда, когда, например, Казахстан добывал, Беларусь перерабатывала, а Россия потребляла. Белорусская нефтехимия и машиностроение — главная цель российских покупателей после того, как "Газпром" наконец-то поглотил "Белтрансгаз", пусть и существенно за него переплатив. Белорусы заманивают российских инвесторов, трясут перед их носом списком приватизируемых госпредприятий, но заламывают такую цену, словно речь идет о гигантах мировой индустрии. И еще пугают россиян китайскими инвесторами, которые якобы уже идут в Беларусь. Например, Минск подготовил проект белорусско-китайского индустриального парка — по сути, свободной экономической зоны с таможенными льготами на 50 лет вперед. А ведь по договору о Таможенном союзе с Россией и Казахстаном такие зоны могут функционировать только до 1 января 2017 года, а новые предприятия в них регистрировать нельзя уже с 1 января 2012 года. Однако Лукашенко это не останавливает.

Перезревшее яблоко?

Хотя Беларусь выстояла в 2011-м, полностью из экономического пике не вышла. Эксперты прогнозируют проблемы в белорусском банковском секторе. В этой ситуации у Лукашенко остался последний ресурс — приватизация, и он хочет использовать его в своем стиле: взять максимальную цену и сохранить при этом контроль. Россияне готовы обсуждать цену в $10 млрд за "Беларуськалий" — Лукашенко требует $30 млрд, за металлургический завод российские купцы предлагают около $1 млрд — Лукашенко хочет $12 млрд. И так по всем позициям. Это нервирует российское руководство, но от тактики демонстративного давления в Москве, похоже, решили отказаться. Исходя, видимо, из того, что белорусский режим, как перезревшее яблоко, сам упадет к ногам нового кремлевского мечтателя. Лукашенко, видимо, это уловил. "Если кто-то надеется, что вот, если Путин пришел, завтра нас начнут душить, петлю на шею накинут, — не дождутся… Нет ресурсов ни у России, ни у Путина, чтобы задушить Беларусь. Во-вторых, это себе во вред, и Россия никогда на это не пойдет", — сказал он 8 мая в своем послании белорусскому народу.

Последний кавалерийский наскок на Лукашенко летом 2010 года в виде телесериала НТВ "Крестный батька" и серия резких выступлений экс-президента Дмитрия Медведева не принесли желаемых результатов. Эксперты не без удивления зафиксировали: в России есть предел неприятия Лукашенко, вопреки усилиям пропагандистов большинство россиян не воспринимают нападки на белорусскую власть. Консервативные российские избиратели любят Лукашенко за порядок и артикулируемый лозунг о восстановлении славянского единства, а Лукашенко эту любовь к себе старательно культивирует и поддерживает: как раз накануне визита Путина в Минск привезли очередную группу журналистов из российских регионов.

Что делать в этой ситуации Москве? Как и прежде — ждать и платить. Правда, сегодня платить авансом и даже переплачивать за красивые слова о дружбе Москва уже не хочет. Путин с каждым разом повышает ставки, и столкновение двух мечтателей о славянском братстве выглядит неизбежным. По крайней мере, во время нынешнего, "символического" визита в Минск хозяин Кремля особого тепла к "другу и товарищу" не демонстрировал. Даже отказался от возможности взять урок игры в хоккей у такого признанного хоккеиста, как Александр Лукашенко.

поделиться

Новости по теме

    Лукашенко насмешил Путина

    "Ни у России, ни у Путина нет ресурсов для того, чтобы задушить Беларусь" — такое мнение высказал Александр Лукашенко, отвечая 8 мая на вопросы депутатов парламента.подробности

Новости партнёров