Александр Класковский: Покажите электорату — наши пальцы сжаты в кулак, мы сильны!

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

Не следует требовать от оппозиции невозможного — чтобы она положила на лопатки режим во время парламентской кампании. Не та ситуация. Но оппозиция могла бы продемонстрировать свою консолидированность, сжать силы в кулак и показать народу, что готова биться за перемены на следующих президентских выборах.

Ситуацию UDF.BY попросил прокомментировать политического обозревателя Александра Класковского.

- Парламентские выборы назначены на 23 сентября. Символично, что это событие белорусская оппозиция встретила в Вильнюсе. Единой тактики и стратегии на эту кампанию она не имеет: кто-то участвует, кто-то бойкотирует. Почему нет единства в рядах оппозиции, если белорусские тюрьмы заполнены политзаключенными, а правила игры остались прежними? Все как после 2010 года, только еще жестче.

— Проблема в том, что белорусская оппозиция, говоря прямо, разгромлена, деморализована и просто не верит в победу. Хочу напомнить, что сербская оппозиция в свое время тоже жестко критиковалась за свою патологическую, казалось, раздробленность, за неумение организоваться, но когда там почувствовали, что настал момент решительной схватки, что это есть «последний и решительный бой», то они объединились и сначала победили — я хочу это подчеркнуть — на местных выборах. А потом окончательно свалили Милошевича. Потому что был порыв, было чувство, что в этой кампании мы, дескать, можем сделать все по максимуму.


Александр Класковский: Покажите электорату — наши пальцы сжаты в кулак, мы сильны!

В Беларуси не та ситуация по целому ряду причин. Соответственно, нет элементарной веры в то, что можно достичь каких-то весомых результатов в ходе этой кампании. И потому отдельные политические структуры идут в кампанию, преследуя свои узкие, локальные, корпоративные цели. А все это прикрывается якобы стратегическими расхождениями.

На самом деле оппозицию объединяют, к сожалению, такие черты, отнюдь не позитивные, как слабость, дефицит ресурсов, отсутствие стратегического мышления и веры в достижение реальных результатов.

— Если рассматривать объявленные сценарии участия в кампании (полуучастие, участие до конца, бойкот), какой из них имеет наибольшие шансы на успех в условиях диктаторской Беларуси?

— В сегодняшней ситуации ни один из оппозиционных сценариев, ни одна из тактик не имеет шансов на успех.

Во-первых, против лома нет приема. Выборов как таковых нет, и в констатации этого тоже, кстати, раздробленная белорусская оппозиция абсолютно едина. Но любая из ее тактик была бы на порядок сильнее и позволяла бы грядущей кампании стать каким-то этапом наращивания политических мускулов для оппозиции, если бы такая тактика была принята всеми основными игроками.

Аналитики давно повторяют эту мантру о консолидации, но это все как горох о стенку. Пусть бы, допустим, все бойкотировали, но — объединив ресурсы, объединив человеческий потенциал; тогда это, возможно, дало бы эффект. Или пусть бы все избрали тактику ограниченного участия — и тогда тоже можно было пойти как минимум с единым месседжем. Тогда обыватель, который мыслит биполярно, по крайней мере, понимал бы, что предлагают и как действуют противники Лукашенко, какая у них логика.

Сейчас же на этот вопрос даже аналитик не может четко в двух словах ответить. Что же касается рядового белоруса, который не искушен в партийных вывесках и в тонкостях программных и тактических целей разных оппозиционных сил, то он приходит к простому выводу: опять кто в лес, кто по дрова! Так пусть, мол, они сначала разберутся между собой, а потом уже претендуют на какую-то альтернативу Лукашенко.

Об этом, к сожалению, оппозиционные лидеры забывают; внимание узкой группы политологов они путают с вниманием общества. А обществу, грубо говоря, по барабану, что там думает о бойкоте-небойкоте Рымашевский, в чем его отличие от взглядов Лебедько или Калякина. Рядовому белорусу интересно: если не Лукашенко, если не его политика, то какая же политика предлагается? А на этот счет у оппозиции голый вассер. Или какие-то вещи в себе.

— Если рассматривать предложенные сценарии парламентской кампании, в чем их плюсы и минусы?

— На бойкот просто нет ресурсов. Это тоже аксиома политологии, что сильный бойкот требует гораздо больше средств, чем стандартное участие в кампании. Этого как раз и нет. Заметьте: о бойкоте как раз громче всех говорят те фигуры и те структуры, которые, как правило, представляют собой только вывески. Реальных штыков, других ресурсов у них нет или почти нет. Хотя эта позиция в моральном плане выглядит очень выгодно (мы в белых одеждах, мы не пачкаемся, ни в какие игры с режимом мы не играем), именно те политические бренды, которые последовательно много лет исповедуют такой подход, выродились в политические секты. Это наглядная иллюстрация того, что бойкот неэффективен и масса его не замечает. Все равно убедить большинство народа не идти на избирательные участки сегодня невозможно.

Да, где-то для явки используется административный ресурс. Но по большому счету не он решает дело. Независимая социология показывает, что только около 11 процентов выступают за бойкот, а половина или даже больше людей, что называется, на автомате идут на избирательные участки.

Что касается ограниченного участия, то эта схема исповедуется только отдельными силами. И это уже запутывает избирателя. К тому же она сама по себе сложна, потому что непонятно — участвуют или не участвуют, с какой стати выдвигают, как ОГП, не кандидатов, а "спикеров". Что такое «спикер», для чего «спикер», зачем пудрили мозги и собирали подписи за выдвижение, если потом соскочили? На эти вопросы обыватель внятного ответа не получает.

И опять же, месседж у ОГП — "За справедливые выборы без Лукашенко". Мало сказать, кто виноват! Мантра о том, что Лукашенко виноват во всех бедах, уже много раз повторена, но от этого обывателю не становится понятнее, что предлагают оппоненты. И будет ли лучше. Сами по себе "справедливые выборы" — это звучит красиво для адептов демократии, но с точки зрения работяги — их на хлеб не намажешь. А народ в массе своей думает желудком, как это, может быть, ни печально для исповедующих романтические идеалы пассионарных борцов. И в этом плане поднести на тарелке нечто концептуальное оппозиция не может.

Ну а идти до конца, как это проповедуют посткоммунисты Калякина, — то же самое, что каменную стену испытывать на прочность своей головой. Думаю, результат достаточно предсказуем.

— Сегодня Лукашенко заявил, что "ведение предвыборной агитации не может осуществляться по правилам массовых уличных акций", "задача правоохранительных органов - не допустить перерастания предвыборных встреч в подобные мероприятия", "правопорядок должен быть обеспечен повсеместно". Избирательная кампания открытым текстом приравнивается к уличным акциям …

— Что касается заявлений верховного руководства о том, чтобы предвыборные мероприятия не переросли в уличные выступления, мне кажется, здесь у властей — комплекс "19 декабря". То есть фобия, боязнь уличных выступлений — это те вещи, от которых у правящей верхушки действительно едет крыша. Потому что электоральные механизмы уже хорошо смазаны, эта машина работает безукоризненно и выдает на-гора именно те результаты, которые нужны властям. А вот народ на улице — всегда опасно, всегда чревато.

При всем при том режим не жаждет прослыть кровавым в буквальном смысле — стрелять в толпу, конечно же, не хочется. Хотя, повторюсь, это не та кампания, которая способна зажечь народ, и не та оппозиция, чтобы она могла сегодня-завтра многотысячные массы вывести на улицы.

Ради чего выходить — вот вопрос. Тут простая аналогия. В прошлом году, когда случился катастрофический обвал: уровень жизни упал вдвое, втрое обесценился белорусский рубль, — и то на инициированные оппозицией народные собрания только кучка людей, в основном ее же активистов, выходила. Хотя тогда это каждого задевало, все возмущались, роптали на кухнях! Но и то народ не вышел на улицу.

А сегодня ради какой-то абстрактной идеи бойкота или полуучастия в выборах?.. Непонятно. Народ будет греться на пляжах, стоять в известной позе на дачных участках, но не пойдет на улицы. Власть просто страхуется на всякий случай.

Такие заявления — это еще карт-бланш силовикам: если вы станете крутить руки и кого-то тащить в каталажку, не волнуйтесь, не смотрите на международных наблюдателей, если они будут. Что верховная власть скажет — это и есть закон для вас. Так что это просто развязывание рук белорусским силовикам, ну а им два раза повторять не надо, как известно.

— Лукашенко делает ставку на «конструктивные политические партии, профсоюзы, молодежные и ветеранские организации, трудовые коллективы». Все как всегда. Стоит ли оппозиции надеяться на чудо?

— Конечно, никаких чудес в ходе этой кампании не будет. Судя по той схеме, которая обрисована на сегодняшнем совещании у официального руководителя, все будет примерно так, как и в 2008 году. С одной стороны, власть, наверное, постарается избежать излишней брутальности, потому что просто нет необходимости, нет сильного противника. Кандидатов от оппозиции будет выдвинуто немного. В комиссии — тоже. Зачем глушить всех подряд на дальних подступах, если по большому счету дело в шляпе, если итог выборов все равно предрешен?

Помню, во времена оттепели я на одном мероприятии дискутировал с высоким чином из окружения Лукашенко. И говорил: да вы можете безо всякого риска, если на то пошло, хоть всех выдвинутых оппозиционеров включать в избирательные комиссии, все равно они там ноль целых столько-то десятых будут представлять, ничтожную долю. А вы перед Западом будете выглядеть красиво. Но здесь власть тоже страхуется и даже этих немногочисленных выдвиженцев все равно фильтрует.

По большому счету, резать всех кандидатов не станут — Лукашенко тоже сегодня сказал, что не надо чинить искусственных препонов на этапе регистрации. Другое дело, что зарегистрированному кандидату все равно дают эфира, газетной площади с гулькин нос, а вот черный пиар из рупоров официальной пропаганды льется нескончаемым потоком.

И кроме всего прочего, сами выборы — это такой черный ящик, подсчет голосов непрозрачен. Поэтому понятно, что никаких чудес не будет.

— Оппозиция входит в эту кампанию тремя колоннами. Но надеется выйти из нее более сплоченной и единой. Не фантастика ли?

— Оппозиция из этих выборов рискует выйти еще более разобщенной. Те, кто идет до конца, наверное, пролетят мимо кассы, и бойкотисты будут злорадствовать. А те, кто участвовал до конца или участвовал ограниченно, скажут: а где же ваш бойкот — его никто не заметил!

И наконец, если вдруг паче чаяния режим захочет поиграть с Западом и какую-то небольшую группку условных, умеренных оппонентов пустит в парламент — для них уже собратья по оппозиционному лагерю подготовили ярлык: "фракция генерала Зайцева", председателя КГБ. Их оплюют в первую очередь сами борцы против режима. Так что и гипотетических "счастливчиков" ждет участь весьма незавидная.

Резюмируя, хочу сказать: эти выборы сами по себе ничего не решают. И тут было бы глупо требовать от оппозиции невозможного: возьмите и положите режим на лопатки на этих выборах! Не та рамка, не та ситуация.

Единственное, что они могли бы противопоставить машине режима, — это ясная консолидированная стратегия, какой бы она ни была. В любом случае это был бы хороший тренинг, это было бы наращивание политических мускулов, это была бы демонстрация электорату: наши пальцы сжаты в кулак, мы сильны! И эта наша кампания — только ступенька на пути к реальной борьбе на будущих президентских выборах.

Самый большой минус — белорусская оппозиция не смотрит вперед на несколько лет вперед и не старается вмонтировать эту кампанию в более широкую стратегию, в стратегию борьбы за перемены на президентских выборах 2015 года.

А без стратегического перспективного видения нынешние споры между представителями разных тактик мне напоминают коллизию из известной книги Джонатана Свифта, когда остроконечники и тупоконечники жестоко воевали из-за разногласий, с какого конца разбивать яйцо…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров