"Ключевой политической силой в Белоруссии является МВД"

Денис Лавникевич, "Газете.Ru"

В Беларуси стартовала парламентская избирательная кампания – выборы назначены на 23 сентября.

Среди политически активных граждан республики распространено мнение, что на этот раз Лукашенко, полностью контролирующий Центризбирком, впервые за полтора десятка лет пропустит в парламент нескольких представителей оппозиции, просто чтобы создать для Евросоюза видимость демократических перемен. О том, возможен ли такой сценарий, и как, вероятнее всего, пройдут выборы, "Газете.Ru" рассказал самый известный и опытный белорусский политтехнолог Александр Федута.

– Как вы оцениваете политическую ситуацию в Белоруссии сейчас, на старте избирательной кампании?

– Ее невозможно оценивать, поскольку де-факто у нас нет парламента, нет выборов и нет тех, кто участвует в выборах. То есть участвуют те, кто считает, что они могут в результате апелляции к мнению своих избирателей быть избранными в законодательный орган. Вот только орган этот фактически никакими полномочиями не обладает, а мнение избирателей ничего не значит – ведь проконтролировать ход голосования у нас невозможно. Но главное – сами избираемые понимают, что от них ничего не зависит.

- Каковы сейчас взаимоотношения между ключевыми белорусскими политическими силами?

– Вообще-то ключевой политической силой в Беларуси является Министерство внутренних дел, что оно успешно доказало. Если же говорить про представителей оппозиции, то после президентской кампании 2010 года общество полностью деморализовано – да, до сих пор. В прошлом году был подъем, связанный с процессами над "декабристами" (участниками массовых антипрезидентских выступлений 19 декабря 2010 года – "Газета.Ru"). Был подъем летом, связанный с мирными молчаливыми акциями протеста. А потом все стихло.

Встал вопрос: что использовать для мобилизации оппозиционных сил? Выяснилось, что существует две задачи. Одна – выжить. Это задача оппозиционных групп, которые имеют определенную структуру, имеют опору в регионах. И они выступают за участие в выборах, потому что структура сохраняется только при условии активной деятельности – это известный закон организационной работы. Но есть и те, кто не имеет достаточных организационных структур, не имеет четкой опоры в регионах. И они понимают, что участие в выборах для них бесперспективно. Вот эти "головастики" и заявляют: "Мы не участвуем в выборах – этого нельзя делать, это легитимизирует режим". В результате вопрос участия либо неучастия в выборах сегодня реально расколол белорусскую оппозицию. Однако независимые опросы показывают: сегодня более половины граждан Беларуси готовы участвовать в выборах. И только 14% избирателей в любой ситуации будут бойкотировать выборы. Но если явка на избирательные участки будет хотя бы порядка 60%, то никакой бойкот не сработает.

Несчастье в том, что белорусская оппозиция живет в интернете. Это даже не "офисные хомячки", как в России, это "интернет-мышки". Они там носятся по сети, и в интернете более громкими оказываются сторонники бойкота. Они читают друг друга, убеждают себя в своей правоте, а заодно пугают тех, кто понимает, что на выборы идти надо.

– Возможен ли такой сценарий, при котором Лукашенко проведет в парламент отдельных представителей оппозиции? Демонстративно, для Европы.

- Это совершенно ничего не даст. И вообще, я не верю, что он так сделает. Лукашенко мог добиться европейского признания своей легитимности в 2010 году, сразу после президентских выборов. Три дня протестов на площади – и люди разошлись бы сами. Вспомните, какая холодная была зима. Но он на это не пошел, а пошел на силовую акцию, на жестокий разгон, избиения и аресты своих соперников. Что, если (экс-кандидату в президенты Владимиру) Некляеву по голове дубинкой настучали, он стал менее популярен в народе?

Возвращаясь к нынешней ситуации. Статусные фигуры, лидеры оппозиции, сами не объявили, что будут баллотироваться в парламент. К примеру у нас, в гражданской кампании "Говори правду", руководители просто не могут баллотироваться, потому что у них неснятые судимости (по событиям 2010 года – "Газета.Ru"). Ну а из тех, кто баллотироваться может: нет среди выдвиженцев Сергея Калякина (лидер левой партии "Справедливый мир"), нет Александра Милинкевича (лидер движения "За свободу", главный соперник Лукашенко на президентских выборах в 2006 году), неизвестно, будет ли выдвигаться Алексей Янукевич (лидер националистического Белорусского народного фронта), точно не будет выдвигаться председатель Социал-демократической партии Ирина Вешторт.

- А возможен ли такой расклад: Лукашенко пропустит в парламент либеральных демократов и лояльных ему коммунистов, потом покажет на них пальцем и скажет: "Вот оппозиция"?

– В нашей стране возможно все, потому что страна управляется по принципу левой ноги. То есть в зависимости от того, с какой ноги встал президент.%%

Вопрос ведь не в том, на кого Александр Григорьевич покажет пальцем. Вопрос в том, поверит ли в это тот объект, которому он стремится что-то внушить. То есть поверит ли ему Европейский Союз. Потому что для внутреннего торга ему не нужна никакая оппозиция. Позиция России также не зависит от того, есть ли оппозиция в белорусском парламенте. А позиция Запада – зависит.

- Как долго Лукашенко еще будет у власти?

- Я не гадаю – ни на картах Таро, ни на кофейной гуще, ни на звездах… Я не Нострадамус.

- Неделю назад сразу два бывших кандидата в президенты сказали мне одно и то же. Что в 2015 году Лукашенко не будет участвовать в выборах президента Беларуси. Что он уйдет на должность генсека Евразийского Союза. Как Вы оцениваете такую перспективу?

- Есть такая вероятность. Но поймите, если есть такая инсайдерская информация, то нужно разговаривать с ее носителями. Я такой информации не имею. Говорили, что президент Польши Квасневский возглавит НАТО – и вероятность была. Но ведь не возглавил!

Я еще в 2010 году говорил: если Лукашенко заботится о своем будущем и о будущем своего младшего сына, то он должен уйти, не участвовать в выборах.

Если бы он ушел в 2010 году, то сегодня он был бы всенародным любимцем и самым влиятельным белорусским политиком. Потому что финансовый кризис 2011 года обрушился бы на головы белорусов уже при новом президенте. Но теперь, если он поменяет статус, он будет беглец, неудачник, который провалил собственную же политику. Вы считаете, Лукашенко сможет смириться с таким имиджем?

При этом очевидно, что в 2015 году в экономике Беларуси по всем параметрам будет очень печальная ситуация. Потому что печальной будет ситуация в экономике России. Цены на нефть будут падать. За молчание белорусского президента во время думских выборов в России были заплачены большие деньги.

Зная ситуацию в российском нефтяном лобби, могу сказать: Лукашенко будет вынужден уйти до того, как произойдет очередная ротация российской правящей элиты. И тут уже он должен будет платить за молчание российского руководства.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров