Александр Класковский: Для Москвы удобный момент выставлять требования

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

14-15 августа в Минске гостит министр иностранных дел России Сергей Лавров. По официальной версии, вместе с белорусским коллегой Сергеем Мартыновым российский министр обсудит "широкий круг вопросов белорусско-российского внешнеполитического взаимодействия, обменяются мнениями по темам международной повестки дня, представляющим взаимный интерес".

И обсудят ход реализации Программы согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства на 2012-2013 годы, а также вопросы подготовки и проведения в текущем году совместного заседания коллегий МИД Беларуси и МИД России.

Но эксперты полагают, что одним из центральных вопросов визита станет размещение российской системы ПРО на территории Беларуси. Действительно ли случаен визит Сергея Лаврова в Минск в разгар белорусско-шведского конфликта? Об этом корреспондент UDF.BY побеседовал с политологом Александром Класковским.

- Гуляют разные версии, в частности, некоторые обозреватели утверждают, что Лавров прилетает разбираться с дырявой белорусской ПВО после шведского плюшевого десанта. Думаю, это все-таки не его специализация, у него достаточно много своих специфических вопросов. Но сюжет с плюшевым десантом тоже создал определенный фон для визита Лаврова.

Во-первых, дерзкий полет шведов стал одной из пружин дипломатической войны Минска со Стокгольмом. Это уже как раз компетенция Лаврова. От этой дипломатической войны в первую очередь выигрывает Москва, а Лавров прилетает как представитель высшего руководства. Это рупор, который артикулирует требования высшего российского руководства. Сейчас для Москвы удобный момент выставлять свои требования. В том числе и по части ПВО, потому что Единая региональная система ПВО Беларуси и России создана пока что ан бумаге. Естественно, Александр Лукашенко не горел желанием видеть во главе ЕРС ПВО российского генерала. А вот теперь, пользуясь скандалом, Минску могут навязать такую кандидатуру.

А по большому счету, чем сильней изоляция Беларуси, тем проще Москве прессинговать белорусское руководство, прижимать к стенке, выставлять известные требования, которые касаются продвижения евразийской интеграции. На самом деле, речь идет о том, что для Александра Лукашенко кончился период снятия сливок с этого интеграционного проекта, когда просто за подпись под рядом бумаг дали дешевый газ, беспошлинную нефть; теперь наступает более прозаичный период, когда надо поступаться, на алтарь этой интеграции надо приносить жертвы в виде согласования макроэкономической политики, подгонки экономических параметров под требования Таможенного союза, Единого экономического пространства. А в перспективе – и под требования ВТО.
Все это для нереформированной белорусской экономики чревато новыми вызовами. Это непривычное для белорусского руководства, которое в своей вотчине привыкло распоряжаться всем от и до – печатать сколько надо денег, запускать инфляцию, чтобы розданные перед выборами деньги пылесосом забрать в казну, протекционистские барьеры выставлять на пути российских товаров… Сейчас эти вещи не будут прокатывать, или будут наталкиваться на серьезное сопротивление и жесткие требования со стороны Москвы.

Лавров не будет говорить о конкретных тарифах Таможенного союза или говорить о "растворителях-разбавителях" - он готовит общий фон для продвижения требований Кремля.

В комментариях отмечалось, что России нужны новые союзники, в частности, в "сирийском вопросе". Но, мне кажется, это если и присутствует, то на двадцатом месте. Белорусский режим в этом плане близок к России, точно так же здесь работает антиамериканизм. Не думают, что льется кровь, что все глубже в тупик загоняется ситуация, главное – показать большой кукиш американцам. Здесь Москва и Минск абсолютно солидарны. Но большой ли прок белорусской дипломатии в решении подобных вопросов? Я сомневаюсь: и Россия теряет свой вес на Ближнем Востоке, а белорусский режим – сам изгой. Никто его и слушать не станет.

- Вряд ли можно считать случайностью, что Лавров прибывает в Минск в разгар белорусско-шведского конфликта. Буквально сегодня шведский МИД призвал своих граждан, находящихся в Беларуcи, к осторожности.

-И меня удивила, честно говоря, реакция белорусского МИДа, комментарий господина Савиных, который позволил себе такой стеб, ерничанье. Дескать, шведы, видимо, перепутали Минск с Варшавой, где бьют белорусских болельщиков. Во-первых, это заявление сделано по принципу «в огороде бузина, в городе – дядька» - в Варшаве есть кому разбираться с хулиганами, их задерживают и судят. Чего не скажешь о тех загадочных персонах, неизвестных силах, таинственных организациях, которые действительно жгут шведские флаги и которые, вероятно, посылают письма в шведское посольство. И организаторам плюшевого десанта, как следует из интервью Пера Кромвелла (Эрикссона), Томаса Мазетти. Они сказали, что получают такие письма, чувствуют внимание неких таинственных сил, которые пытаются узнать их домашние адреса.

Это не шутки – речь идет о безопасности людей. И на месте Савиных надо бы сдержаться от такого стеба, уместного где-нибудь в блоге или твиттере, но не в заявлении спикера внешнеполитического ведомства. По идее, белорусские компетентные органы должны бы запросить у шведов факты таких угроз, внимательно изучить и пресечь. Вот это было бы по-джентльменски, по-европейски.

В данном случае (почему-то есть такая уверенность) этих людей не найдут, не раскроют эту организацию. Хотя Башаримова, Суряпина, девочку Катю из Ивенца вычислили мгновенно. Но почему-то огромные мощные силовые структуры, эти бойцы невидимого фронта, оказываются бессильными, когда вдруг таинственные силы начинают подыгрывать позиции белорусских властей.

- Вы сказали, что сейчас для Москвы очень удобный момент формулировать требования…

- Есть конспирологические версии, что это едва ли не Москва (а может, и Москва) заказала шведскому агентству Студио Тотал заказала этот полет, чтобы еще больше поссорить Беларусь с Европой и еще больше загнать Беларусь в московский капкан.

Я не сторонник подобных версий. На Западе действительно много креативных и отвязанных людей, которые способны сами это сделать. А во-вторых, хватает нецивилизованности и недальновидности (если мягко говорить) у белорусского начальства, чтобы и без подталкивания со стороны Москвы поссориться почти со всем окружающим миром. В том числе и с Москвой периодически ссорятся.

Сам белорусский лидер несколько лет назад в Островце выдвинул версию, что выдавить Эрикссона из страны не мытьем так катаньем планировалось давно. Его подвешивали непродлением аккредитации, и он раздражал все – начиная от прекрасного знания белорусского языка, и заканчивая тем, как сказала сегодня Ермошина, постоянно вмешивался в избирательный процесс. Тоже характерное высказывание. Как вмешивался? Приходил на избирательный участок и стучал кулаком по столу?.. Он просто проявлял нормальный интерес к избирательному процессу. Но для белорусского руководства это означает, что он "вмешивался". Выборы для белорусских властей – черный ящик, святая святых, куда никому нельзя соваться – ни «пятой колонне», ни Западу. Это то место, где они сами хотят колдовать, без постороннего глаза.

Скандальности и антидемократизма белорусских властей вполне достаточно, чтобы без помощи Москвы поссориться с Европой и с Западом в целом. Москва всегда потирает руки и всегда старается из этой ситуации старается выжать максимум для себя.

Может, прилет Лаврова был и запланирован неким межмидовским графиком, но то, что Москва всегда снимает сливки с любого скандала между Минском и Западом – это очевидно. Тут все понятно. Мы это увидели во всей красе после Площади, когда коту под хвост пошли два года мучительного налаживания отношений с Европой; Лукашенко вынужден был подписать то, от чего он очень долго отбивался: и соглашение по развитию евразийской интеграции, тот же договор о Единой региональной системе ПВО. Он поневоле глубже залез в западню евразийской интеграции. И Беларусь во всех смыслах попала в большую зависимость от Москвы. Что для Минска война, время для снятия благодатного политического урожая для Москвы.

- До 31 октября ЕС опубликует новые ограничительные меры в отношении Беларуси. Почему так долго Евросоюз тянет с новыми санкциями (еще два с половиной месяца) и чем Европа готова ответить Минску?

- Не совсем корректно связывать эти меры с плюшевым десантом и выдворением Эрикссона. Это было заявлено по итогам комитета по внешней политике и безопасности ЕС, когда разразилась дипломатическая война, поэтому и было воспринято как прямое следствие этой войны. На самом деле, просто подходил срок в любом случае, потому что Евросоюз периодически пересматривает и взвешивает санкции –все зависит от состояния отношений.

Так или иначе Брюссель после окончания периода отпусков и после белорусских выборов (что тоже немаловажно) вернулся бы к этому вопросу. Просто при принятии решения будет учитываться фактическое выдворение посла и закрытие шведского посольства в Минске.

Но в любом случае был бы жесткий разговор в Брюсселе (и будет!), если Минск не выпустит политзаключенных и если выборы в парламент пройдут по жесткому сценарию, то есть, снова будет создана стерильная палата, это будет сопровождаться еще репрессиями против оппозиции, или даже просто невключением в комиссии, что уже и произошло. Тут целый реестр претензий, вероятно, будет составлен к официальному Минску; Стефан Эрикссон и дипломатическая война будет одним из пунктов.

Другое дело, что меньше всего Евросоюз, который находится в состоянии кризиса и которого интересует в первую очередь вопросы "арабской дуги", Сирии, меньше всего хотел бы начинать экономическую войну против Беларуси: нет пороха, нет энергии, нет желания, нет драйва. И нет уверенности, что это приведет к позитивным результатам; напротив, как некоторые считают, может окончательно вдавить Беларусь в Россию.

Реально для Брюсселя осенью принять решение о расширении визовых санкций. И, может быть, кто-то из кошельков Лукашенко попадет под раздачу. На большее Брюссель в обозримой перспективе не пойдет, поскольку для таких решений нужен консенсус. Поэтому, как я и предсказывал ранее, наиболее вероятна затяжная и окопная война между Минском и Брюсселем.

Хотя возможны варианты, потому что отношения между Минском и Москвой неискренни и зыбки; стоит пробежать черной кошке, стоит Москве начать разборки с "растворителями-разбавителями" - как только искры начнут сыпаться на линии "Минск-Москва", сразу могут быть уступки Западу, выпуск политзаключенных. И вот тогда сюжет отношений пойдет уже несколько по иной колее.

Как это ни прискорбно, отношения с Европой для белорусского руководства являются производным отношений с Москвой.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров