Экс-глава МТЗ: Трудно сегодня говорить о планах

Марина Коктыш, "Народная воля"

Бывший гендиректор Минского тракторного завода еще два года будет находиться под жестким превентивным надзором. Об этом он рассказал "Народной воле".


- Я только вчера вышел, - сказал Михаил Васильевич, которого уже многие просят о встрече. - Я еще все углы в доме не осмотрел, не говоря уже о том, чтобы всем дать возможность на себя посмотреть. Надо разобраться в этой жизни, посмотреть по сторонам: что, как, где, к чему. В понедельник надо встать на учет - мне ведь дали два года превентивного надзора…

- А что это значит?

- А это значит ограничение свободы на дому, химия, даже еще жестче. Из города выезжать нельзя. После девяти часов вечера оставлять дом нельзя. Посещать кафе, если в нем продается спиртное, - нельзя. Это значит, все нельзя.

- Так а за что Вас так?

- Продолжается правовое уничтожение меня. Восемь лет, уже пошло на девятый год… Это применяется для рецидивистов, для людей, упорно не желающих вставать на пусть исправления, преследующих воровские законы, понятия, для грубо нарушающих дисциплину в процессе отбывания наказания. Таким людям устанавливается превентивный надзор. Ну типа для таких, как "морозовская" группировка…

- В данном случае это, скорее, не для тех, кто не желает становиться на путь исправления, а для тех, кто не желает становиться на колени, кто не хочет голову склонить...

- Я ни перед кем голову не склонял и не собираюсь склонять. Сейчас много разных разговоров ходит, особенно в интернете, по поводу того, что, мол, Леонов, не болтай, не такой ты чистый… Но это дело совести каждого. А я считал и считаю, что во сто крат чище тех, кто меня садил. И считаю, что жил и буду жить правильно. И своими поступками не доставлю людям зла, никого не предам. И я уверен, что от моих решений, от моих действий, не будут невинные люди лить слезы…

- Да вы меньше обращайте внимания на то, что пишут на форумах в интернете. Там тоже работают специально обученные люди…

- Я это все понимаю. Я уже чересчур много повидал в этой жизни, в том числе и прошел восемь лет лагерей. Но пока мне нужно осмотреться. Понять, кто тебя окружает, кто сегодня в этой стране живет, какие у них перспективы, о чем думают, как дышат, хотят ли перемен к лучшему или их все устраивает. Словом, много надо увидеть.

У меня вообще состояние такой тревоги пока… Я еще не отделался от наказания. Я его отбыл. Добросовестно. От звонка до звонка. Но мне еще влепили два года – по максимуму – превентивного надзора, нарушение которого может повлечь за собой еще два года колонии – уже строгого режима.

- Ужас… А работать в эти два года Вам можно?

- Можно и нужно. Еще ж плюс ко всему на мне висит иск фантастический, который нужно платить. Поэтому будут ходить следом исполнители судебные… Ну в общем, жизнь такая, что не обещает спокойствия, размеренности.

- Да, за Вами пока и наблюдать будут пристально. Куда ходите, с кем общаетесь, о чем думаете. Есть мнение, что Вас не оставят в покое еще и потому, что некоторые из тех, кто сегодня находится у власти, побаиваются Леонова…

- Поэтому я и говорю, что нужно осмотреться.

Я еще маму не видел. И могилы отца…

Адаптироваться надо. Человек перелетает с разницей в один часовой пояс и то не может нормально себя чувствовать. А тут перейти из системы жестокого понуждения, унижения и оскорбления…. Надо перестроить и организм, и себя, и свои мысли…


- Хотите сказать, что у Вас сильно мысли поменялись?

- Может быть, дополнились. А может быть, и поменялись. Но это уже тема для отдельного, длинного разговора…

А так все нормально. Я бодрый. На четвереньках не хожу. От ветра не падаю. От увиденных картинок города не прихожу в ужас или изумление. Все это я видел. Всю светскую жизнь я наблюдал через забор, через призму средств массовой информации, которые только можно было получить. Понимаю ситуацию, момент. И на все имею свою точку зрения.


- Михаил Васильевич, знаю, что не к месту, но все равно спрошу. Планы на ближайшее будущее уже строите?

- А какие можно построить планы на будущее? Я вам об этом расскажу, как только встану на учет и попробую устроиться на работу. Вот я, вот мои услуги, вот мой потенциал. Вот тогда и посмотрим…

- Ну уже если с Вашим опытом не трудоустроиться…

- А кому сегодня нужен этот опыт? У нас что, сегодня нужен опыт, чтобы поднялся МАЗ? Или его поднимают?..

Поэтому мой опыт – если понадобится, я вам скажу. Вот тогда я смогу быть уверен, что можно начать думать о планах, строить эти планы и приступать к их реализации.

Мне пока еще никто не предлагал работу. Я ни к кому не ходил – еще не успел. Как только уточню, и буду видеть отношение к себе, к своему потенциалу, к своему профессионализму, возможности использовать меня с пользой для дела, вот тогда расскажу о своих планах…

А остальные планы, о которых некоторые могли предполагать, для меня исключены. Вначале два года превентивного надзора, после - пять лет без права занимать определенные должности руководящие, потом еще пять лет судимости. Итого 12 лет. Мне сегодня 56. Считать умеете?.. Можно строить планы?..

Надо планы строить так, чтобы оставшееся время пожить для семьи. Отдать им все то, чего я им не додал за эти восемь лет. Надо сегодня жену, которая страдала восемь лет, побаловать радостями жизни. Поэтому, знаете… Трудно сегодня говорить о планах…

поделиться

Новости по теме

    Экс-директор МТЗ выходит на свободу

    Можно сказать, что экс-гендиректор Минского тракторного завода честно отсидел "от звонка до звонка". Приговоренный к десяти годам лишения свободы, Михаил Леонов провел за решеткой восемь лет. Два года "съели" две амнистии.подробности

Новости партнёров