Сечину не Батька

Newsweek

Нефтяной рынок преподнес Москве подарок на Рождество - на минувшей неделе цены взяли высоту в $80 за баррель, которая не давалась уже полгода. Аналитики считают, что среди главных причин - новогодний конфликт России и Беларуси, который угрожает сорвать транзитные поставки нефти в Европу. Можно подумать, что союзники специально договорились поругаться. Но это не так - разногласия у Москвы и Минска нешуточные.

Почти месяц Россия и Беларусь не могут договориться об условиях поставок нефти. Москва хочет брать с этой нефти такую же экспортную пошлину, как и при поставках в Европу, а не льготную, как сегодня. Белорусы ссылаются на "дух" Таможенного союза - между союзниками никаких пошлин быть вообще не должно. Минск сопротивляется до последнего: с отменой льгот нефтепереработка, ключевая для республики отрасль, может оказаться на грани банкротства.

Возможные потери в Минске оценивают в 10% ВВП. Но в Москве возобладала жесткая линия, проводником которой считают вице-премьера Игоря Сечина: союз - это одно, а нефть - это совершенно другое. По информации Newsweek, Владимир Путин поручил урегулировать конфликт к окончанию новогодних каникул. Но Москва готова идти на уступки только в обмен на участие в приватизации белорусской нефтянки.

Халява кончилась

Соглашение о создании Таможенного союза вступило в силу с 1 января, а уже 3-го союзники стали публично ссориться. Reuters сообщило о прекращении поставок российской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие предприятия - Мозырский НПЗ и "Нафтан" в Новополоцке. Белорусы в ответ пригрозили перекрыть транзит электроэнергии в Калининград. В 2007 году, когда тоже шел спор о цене российской нефти, Москва даже перекрыла нефтепровод "Дружба", по которому идет треть российского экспорта. На этот раз действовали аккуратнее: уже 4 января вице-премьер Сечин докладывал своему шефу, что поставки на белорусские НПЗ возобновились.

Александр Лукашенко сначала пригрозил выходом из Таможенного союза, а через пару дней подписал законы о ратификации соглашения о союзе. Однако конфликт никуда не делся: создавая Таможенный союз, чиновники договорились, что первым делом установят единые импортные пошлины на внешних границах. А как торговать друг с другом, решат к июлю следующего года.

Беларусь вступала в союз во многом ради того, чтобы добиться отмены пошлин на нефть, которые сейчас Россия взимает на границе с Беларусью, пусть и по льготной ставке. "Мы изначально не скрывали, что эта пошлина - одна из главных преград на пути Беларуси в Таможенный союз", - говорит источник, близкий к президенту Лукашенко. Россия предложила решить вопрос позже.

"Мы поверили на слово и подписали документы о создании союза", - рассказывает собеседник Newsweek. По его словам, белорусы уступили в согласовании импортных тарифов, "но во имя светлого будущего, а светлое будущее связано с нефтью". Минск действительно пошел на уступки. Например, повысил до российского уровня импортные пошлины на автомобили.

Потянуть до лета с нефтяным вопросом не удалось. Белорусы не только не избавились от ненавистной пошлины, они столкнулись с необходимостью платить втрое больше. 31 декабря истекло соглашение о льготных пошлинах, которое после большого скандала и перекрытия нефтяных потоков было подписано в канун 2007 года. Ставка льготной пошлины постепенно росла в течение трех лет и в 2009 году составляла чуть больше трети обычной.

Сечину не Батька

Заключить новое соглашение переговорщики не смогли, несмотря на указание президентов договориться до нового года. Белорусы взывали к духу таможенного братства, но Россия стояла на том, что союз тут ни при чем. Энергоносители и Таможенный союз - разные вещи, объясняет чиновник российского правительства. "Если не будет изъятий, то придется допустить иждивенческое состояние белорусской экономики, которая продолжит паразитировать на российских природных ресурсах. Халява закончилась", - объясняет он.

С точки зрения Москвы, халява заключалась в том, что Минск покупал сырую нефть по льготным ценам, а продавал нефтепродукты - по рыночным. Этот бизнес давал Беларуси ежегодный доход в $4–5 млрд, во многом обеспечивая развитие экономики и социальную стабильность в стране.

Экономика Беларуси завязана на нефтепереработку, отмечает аналитик компании "Солид" Денис Борисов. Дешевая нефть является главным конкурентным преимуществом белорусских заводов, например перед польскими или словацкими. С появлением пошлин эта система может рухнуть, ведь российская экспортная пошлина составляет более 40% от стоимости нефти. Между тем Россия теперь готова поставлять на льготных условиях только нефть для внутренних нужд Беларуси - не более 6 млн тонн из 21,5 млн тонн, планируемых к поставке в страну в 2010 году.

Нудно выклянчивали

Формально Россию нельзя обвинить в нарушении каких-то обещаний. Чиновник российского Минэкономразвития уверяет, что на переговорах о Таможенном союзе никаких гарантий сохранения льгот белорусам не давали. И все же до конца ноября позиция России не была такой жесткой. Тогда этот вопрос курировал Минфин, который просто предложил новый коэффициент, и белорусы якобы были с этой схемой согласны.А в середине декабря после встречи в Кремле президентов Медведева и Лукашенко первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко и вовсе сообщил, что пошлин не будет.

Правда, Медведев по итогам переговоров лишь сказал, что они с Лукашенко нашли компромисс. Воплотить его на бумаге с российской стороны поручили Игорю Сечину и Минэнерго. Позиция Москвы сразу ужесточилась: вспомнили о принятом еще в 2006 году постановлении, которое приравнивало Беларусь как покупателя нефти ко всем другим покупателям. Так как постановление о льготных пошлинах истекло, то прежнее автоматически должно было вступить в силу.

Не согласные с этим белорусы предложили договориться так: Россия отменит экспортную пошлину на нефть, а Беларусь будет по-братски делиться пошлиной на нефтепродукты, которая она собирает уже на своих границах. Российская сторона от такой схемы отказалась, ссылаясь на печальный опыт прошлого. Сечин указал на то, что еще в 1995 году Россия начала поставлять нефть без пошлин, а Беларусь обещалась возвращать в российский бюджет большую часть пошлин на нефтепродукты. Но в реальности до 2007 года Минск почти ничего не платил.

Переговоры продолжались, пока не стали бить куранты, но завершились ничем. Чиновники Минэнерго двух стран встречались всю прошлую неделю - уже в условиях конфликта. Когда номер сдавался в печать, чаша весов склонялась в пользу России. Член российской делегации говорил, что об отмене пошлины речь уже не идет: "Ее взимают - и точка". Белорусы смирились с тем, что пошлина будет, подтверждал российский чиновник. Вопрос только в объеме необлагаемой нефти. Позиция Сечина была неизменной: 6 млн, и не больше. Белорусы настаивали на 9 млн тонн. "Сидели и нудно выклянчивали, - вспоминает участник российской делегации. - Нудно и безрезультатно". Источники, близкие к белорусской делегации, говорили, что Россия заняла неконструктивную позицию и переговоры зашли в тупик.

Возможность нанести ответный удар у Беларуси есть, но довольно скромная. По данным Newsweek, один из спорных вопросов на переговорах - тарифы за транзит российской нефти. Москва считает, что тариф должен вырасти в соответствии с уровнем инфляции, а Минск хочет поднять тариф до российского уровня, то есть на 20%. Но даже в таком случае белорусская казна получит дополнительно всего $150 млн. "Это ничто по сравнению с $2–3 млрд, которые они потеряют на новой системе взимания пошлин", - говорит Денис Борисов.

Союз "на дурняк"

"Режим беспрецедентного давления", - так в Минске описывают позицию Москвы. Но в Москве намекают, что варианты есть: надо только приоткрыть экономику для соседа. Еще в середине декабря Владимир Семашко говорил, что Беларусь готова продать нефтеперерабатывающий комплекс "Нафтан-Полимир", на который имеют виды "Роснефть" и ЛУКОЙЛ. Российские компании давно мечтают купить НПЗ на маршрутах своего экспорта, ведь большинство российских заводов расположены далеко от западных границ.

Но сделка сорвалась. Российский бизнес интересовался "Нафтаном" - той частью комплекса, которая занимается переработкой нефти, но белорусы предлагали "в нагрузку" купить и химическое производство - "Полимир". Перед Новым годом Лукашенко заявил, что не позволит разрушать единый организм и приватизация "на дурняк" не пройдет. Угроза нефтяной блокады должна сделать белорусские власти более сговорчивыми.

Беларусь подталкивают к приватизации предприятий, уверен главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик. Речь может идти не только об НПЗ. Сечин недавно намекнул, что белорусы могли бы закончить давно начатую, но застрявшую на полпути продажу России газотранспортной системы "Белтрансгаза". Кстати, полученные за это $625 млн помогли бы белорусскому бюджету компенсировать часть потерь от повышения экспортных пошлин.

Россия заинтересована в доступе к белорусской газовой трубе, к нефтепереработке и нефтехимии, к банковской системе, есть виды на машиностроение. Для России сейчас хороший момент, чтобы приобрести неплохие активы недорого, говорит Лисоволик. Он не сомневается, что Беларусь в итоге пойдет на уступки - у нее не так много возможностей для маневра. "По мере того как российские предприятия будут приобретать некоторые белорусские активы, возможны какие-то решения и льготы по нефтяным вопросам", - говорит чиновник правительства, отмечая, что в этом нет политики, только экономика.

Но если для России главное - купить активы, а для Беларуси - пополнить бюджет, то и Таможенный союз может превратиться в простую фикцию. Пресс-секретарь российского премьера Дмитрий Песков верит, что можно соблюсти баланс - и по нефти договориться, и с союзником не поссориться. "Вопросы регулирования стали и угля в рамках создания Евросоюза, - напоминает он, - тоже были камнем преткновения, стороны ставили ультиматумы и хлопали дверьми, однако в итоге пришли к компромиссу".

Союз поставлен под угрозу, уверен руководитель белорусского аналитического центра EcooM Сергей Мусиенко. Лукашенко специально срывает переговоры, уверен экономист белорусского аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико. Уступки сделаны, а ожидаемых льгот при поставке нефти Россия не дает. То же повышение пошлин на иномарки - вопрос для граждан очень чувствительный, а до президентских выборов в Беларуси остался год. Не факт, что Минск будет держаться за союз, который оборачивается для него сплошными разочарованиями.

поделиться

Новости по теме

    Чтобы Минск не обиделся

    Беларусь может оказаться не единственной страной, лишившейся беспошлинной нефти из России. Российские чиновники задумались о введении с 2011 г. пошлины на поставки сырья и в другую страну — участницу Таможенного союза — Казахстан.подробности

Новости партнёров