Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

Татьяна Шахнович, "Комсомольская правда в Белоруссии"

Супруга погибшего в авиакатастрофе под Ярославлем капитана белорусской сборной по хоккею рассказала про то, что помогло пережить трагедию.

Их история была похожа на сказку. Красавица американка и белорусский богатырь влюбились друг в друга с первого взгляда, родили троих чудесных малышей, обустроили дом. Он зарабатывал деньги, она хлопотала по хозяйству…

Все оборвалось в один миг: 7 сентября 2011 года на аэродроме в Ярославле самолет не смог набрать высоту и рухнул. На борту находились хоккеисты "Локомотива", среди них был и капитан белорусской сборной Руслан Салей.

Отойти от трагедии Бетэн не может по сей день. А тогда сердце просто разрывалось на части… Глядя в эти бездонные изумрудные глаза, понимаешь: страшнее собственной смерти может быть лишь смерть любимого человека…

После гибели Руслана Бетэн решила приезжать в Беларусь каждое лето. В дом, который муж построил в Минске специально для любимой семьи: красавицы жены и троих маленьких ребятишек - семилетней Алексис, пятилетнего Сандро и полуторагодовалой Эйвы. Нынешнее лето - первое, которое они провели без папы…

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

Мы встречаемся в торговом центре, чтобы во время разговора малыши могли вдоволь насладиться играми в детском лабиринте. Младшую Эйву пришлось ненадолго оставить под присмотром родственников.

Связующим звеном, без которого наша беседа вряд ли бы состоялась, стала племянница Руслана, Ольга Салей, которая прекрасно владеет английским и помогает Бетэн на родине мужа. Обе - грациозные красавицы-блондинки, на которых не оборачивается лишь редкий встречный…

- Силы мне давал Руслан. Он всегда доверял, всегда мог на меня положиться. Знал, что я занимаюсь детьми и справлюсь с любыми трудностями… - Бетэн рассказывает, что даже после смерти любимого мужа не хотела бы его разочаровать или подвести. - Я хочу, чтобы мои дети были счастливы, чтобы они не жили в грусти, в этой печали, которая их накрыла.

Именно по этой причине я решила не везти детей на похороны. Я хотела, чтобы они запомнили Руслана таким, каким он был при жизни, чтобы у них не осталось негативного впечатления от похорон. Даже взрослому сложно справиться с эмоциями, которые возникают, когда ты видишь родного человека в гробу. А маленькому ребенку это вообще не понять…

- Вы сумели объяснить малышам, где папа? - я смотрю на непослушные золотистые кудри Алексис, старшей дочурки Руслана, и вижу его горделивый профиль и дерзкий взгляд.

- Дети были рядом, когда мне позвонил агент Руслана и сообщил о трагедии. Малыши увидели мою реакцию: я начала кричать и плакать. Они все это слышали…

Сейчас я стараюсь успокаивать детей, говорю им о том, что "вы можете прожить долгую жизнь на земле, дожить до глубокой старости. Но это не сравнится с той вечной жизнью, которая ждет нас в раю, где вы обязательно встретитесь со своим отцом…"

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

"Мы с детьми приняли православие, чтобы быть ближе с Русланом"

- Я знаю, что на 40-й день после гибели мужа вы приняли православие…

- Это была вера Руслана, поэтому мне хотелось, чтобы дети тоже стали православными. Мне казалось, что если мы будем одной веры, это сделает нас еще ближе с Русланом.

Таинство произошло в Храме Всех Святых, который находится рядом с Московским кладбищем, где похоронили мужа. Церемония длилась долго, потому что обряд проходил на двух языках: русском и английском. Нас с детьми окрестили в один день, обряд прошел согласно всем канонам. До этого наши дети были некрещеные...

- Можно сказать, что православие помогло вам начать новую жизнь?

- Однозначно да. Религия помогла пережить трагедию. Теперь каждое воскресенье в Калифорнии мы ходим в церковь.

- Прошел почти год после гибели Руслана. Что было самым сложным в этот период?

- Самое трудное было осознавать, что я теперь отвечаю за все. И еще сложно стараться быть счастливой для своих детей, когда внутри испытываешь жуткую боль…

Но труднее всего представить свою жизнь дальше. Ведь еще прошлым летом мы с Русланом были счастливы и строили планы. Очень хочется достичь гармонии внешнего и внутреннего, но я до сих пор не поняла, как с этим жить. Мне сложно даже представить себя когда-нибудь рядом с другим человеком, сейчас это просто невозможно.

- Трагедия заставила посмотреть иначе на происходящее вокруг?

- Да, я стала думать о жизни после смерти. И я верю в то, что у Бога на каждого из нас свой план, у каждого в этой жизни свое предназначение, своя судьба…

Но я по-своему счастливая женщина, потому что мне есть кого любить и после смерти Руслана - это наши дети. Если бы их не было, у меня бы опустились руки, я бы перестала заботиться о себе, не было бы стимула жить.

Я вижу в старшей Алексис характер мужа, Сандро и малышка Эйва - очень похожи на него внешне. Особенно младшая дочь. Даже Руслан замечал, что Эйва его копия: та же фирменная ямочка Салеев на подбородке, а их детские фото - просто одно лицо...

Бетэн планирует пробыть в Беларуси до середины сентября. И вместе с детьми посетить турнир памяти Руслана Салея, который пройдет в "Минск-Арене" с 24 по 26 августа. Затем семья отправится на годовщину трагедии в Ярославль…

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

Турнир памяти Салея в Минске откроет сын хоккеиста Сандро

"Когда появился Руслан, мне захотелось жить не для себя, а для него"

- Для кого-то самое сложное время - сразу после трагедии. Кому-то, наоборот, по прошествии времени становится еще тяжелее…

- У меня бывают разные периоды. Иногда наступают хорошие дни, когда я начинаю думать, что вот сегодня начинается новый этап моей жизни. А потом снова накрывают боль и отчаяние.

- В Америке, чтобы справиться с душевной раной, часто обращаются к психологу…

- Я посещала психолога. Но мне кажется, что это бесполезная трата денег. Во время сеанса я по 45 минут рассказывала о своей проблеме, просто выговаривалась, а ответа не получала. И поняла, что это не мой путь. Моя сила приходит ко мне через Бога, он дает мне силы и надежду на то, что будет дальше.

- Бетэн, вы всегда считали себя сильной женщиной?

- До трагедии я не считала себя сильной. Но когда жизнь пишет для тебя такой трагический сценарий, просто не остается выбора. Я должна быть сильной в первую очередь для своих детей. Мне не удалось спасти Руслана, но я сделаю все, чтобы у моих малышей было счастливое будущее.

Бетэн признается, что боится летать на самолетах. Нет, не только после трагедии с мужем, это чувство присутствовало всегда.

- После гибели Руслана я стала очень бояться потерять кого-то из близких. Пятого июля нас настигла еще одна утрата - умер отец Руслана, его сильно подкосила смерть сына…

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

Династия Салеев: отец Альберт Викторович, старший сын Вадим и Руслан (в центре)

Но я пытаюсь гнать от себя любые страхи. Это то, что от нас не зависит, поэтому лучше об этом и не думать.

Алексис с Сандро практически ежеминутно подбегают к маме: что-то спрашивают, показывают, теребят. А есть ведь еще и полуторагодовалая Эйва! Неужели удается справляться одной?

- В Калифорнии я справляюсь сама, в Беларуси помогают родные Руслана. Да и старшая Алексис уже присматривает за малышкой. В будни я отвожу старших детей в школу и остаюсь с Эйвой, для которой сейчас важно мое внимание и забота. В час забираю из школы Сандро, в три еду за Алексис.

Бетэн не скрывает, что трагедия сблизила ее с родными Руслана.

- Это то положительное, что можно вынести из этой трагедии. Мне приятно, что я вышла замуж за замечательного человека и у меня появилась большая хорошая семья.

- Бетэн, год назад мы планировали сделать большой материал с Русланом о вашей дружной семье. Не успели. Может быть, теперь вы расскажете про свои отношения: как изменилась ваша жизнь после знакомства с Русланом?

- Руслан был моей первой настоящей любовью. С его появлением я перестала жить для себя и начала жить для него. Мне хотелось быть для него всем, быть лучшей. Я готовила вкусную еду, заботилась, мне хотелось сделать его счастливым.

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

"Руслан учил английский по сериалу про мафию"

- Расскажите, как Руслан сделал вам предложение.

- Он сделал предложение еще до того, как я забеременела первой дочкой. Это было в канун Рождества. Мы распаковывали подарки друг друга, и Руслан попросил прочитать, что написано в открытке, которая висела на рождественской елке. Я начала читать и вдруг увидела, что в ладошках он держит кольцо. Он спросил: "Ты выйдешь за меня?"

До этого мы несколько лет жили вместе. На момент знакомства Руслану было немногим более 20-ти, и ему нужно было набраться решительности, понять, что он хочет семью. Несмотря на любовь, вначале он не был готов к серьезным отношениям и появлению детей.

Я никогда не хотела большой свадьбы, для меня это пустая трата денег. Поэтому мы вместе с братом Руслана и его женой полетели на Гавайи, где сыграли скромную свадьбу, для себя. Нашей первой дочке Алексис тогда было восемь месяцев. Для меня очень символичным и важным было то, что после стольких лет гражданского брака я официально стала Салей и во всех документах уже подписывалась этим именем.

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

- Вы не боялись связывать свою жизнь с белорусом, который к тому же в момент знакомства не очень хорошо разговаривал по-английски?

- Мы любили друг друга, и я не особо обращала внимание на его акцент. Общение со мной помогло ему улучшить английский.

А еще у Руслана был любимый сериал "Клан Сопрано", по которому он учил язык. Это фильм про итальянскую мафию. Поэтому на русский акцент у него наслоился еще и своеобразный мафиозный. Это замечали и друзья, и одноклубники в НХЛ, и даже журналисты, которые шутливо подкалывали его по этому поводу, - вспоминая счастливые дни, Бетэн искренне улыбается, и ее красивые зеленые глаза будто оживают... - Все Руслана очень любили.

"За неделю до отъезда в Ярославль мы с Русланом составили завещание"

- Как проходят ваши будни в Беларуси?

- Здесь все то же самое, что я делаю в Америке, обычная жизнь. Занимаюсь дома с детьми, встречаюсь с родными Руслана, хожу в магазин. У детей здесь появились друзья, они общаются.

- Руслан построил дом в Минске, но не успел расставить мебель. Вы завершили начатое мужем?

- Руслан купил всю мебель. Мы расставили ее так, как он хотел. Пришлось лишь докупить мебель в детскую. Спасибо его брату Вадиму, который мне помогал. Теперь мы с детьми живем в нашем доме.

- Бетэн, Руслан думал о будущем, у него было завещание?

- Мы думали над тем, чтобы застраховать наших детей. А за неделю до отъезда Руслана в Ярославль мы вместе с ним составили завещание.

- Это было некое предчувствие или совпадение?

- Возможно, это ангел-хранитель вел Руслана. Кто-то сверху хотел, чтобы наши дети были защищены. И еще Руслан хотел защитить то, что зарабатывал годами. Потому что в Америке очень сложная система: создается специальный семейный фонд, который объединяет и защищает все имущество. Потому что случается, что при определенных обстоятельствах государство может забрать у тебя все.

Когда мы составляли завещание, то думали и о близких Руслана. Главное, что в семье не возникло никаких споров из-за денег, и у нас сейчас хорошие отношения.

Вдова Салея: Я до сих пор помню наш последний разговор

- Руслан рассказывал, что когда-то в начале карьеры его обманул финансовый консультант, из-за чего он потерял много денег. И с тех пор финансами занимался сам. С вами муж советовался?

- Руслан самостоятельно занимался распределением средств. Он знал, что я всегда его поддержу. Теперь этим приходится заниматься мне. У меня есть помощник, с которым Руслан общался, и поэтому я ему доверяю.

"За два дня до смерти мужа я видела сочувствие в глазах окружающих"

- Перед трагедией вас не терзали тягостные предчувствия?

- До гибели мужа я много читала в прессе о трагедии 11 сентября 2001 года, когда взорвались башни-близнецы. Слышала много историй про женщин, которые потеряли близких людей. Я делилась своими страхами с Русланом, говорила, что не представляю, как может женщина остаться одна.

А за два дня до смерти Руслана мы с детьми пошли перекусить в ресторан торгового центра. И мне показалось, что я вижу в глазах людей сочувствие. Показалось, что они смотрят на меня, как на мать-одиночку или как на вдову.

Я тогда еще по телефону сказала мужу: "Люди, когда видят меня с тремя детьми, наверное, думают, что я одна их воспитываю. Никто из них не знает о том, что у меня есть ты".

Но я старалась не тревожить мужа своими страхами. Я знала, что Руслану и так не по себе из-за постоянных разъездов. Но ведь это была часть его работы.

- Руслан наверняка находил слова поддержки, подбадривал…

- Конечно, он успокаивал, как мог. Собирался в ноябре приехать в Калифорнию, навестить нас. Но когда созванивались, в основном говорила я: рассказывала, как прошел день, как вели себя дети.

Я до сих пор помню наш последний разговор, который произошел за день до трагедии. Он был необычно долгий, даже не знаю почему. Мне всегда хотелось подольше слышать голос Руслана, говорить и говорить, чтобы он не клал трубку. Иногда он даже засыпал во время разговора.

Конечно, я не хотела, чтобы муж уезжал в Ярославль, но все равно старалась поддержать его выбор. Я не плакала, не жаловалась, старалась быть сильной для него.

Муж никогда не сетовал, как тяжело ему дается работа, а я - как непросто воспитывать одной троих детей. Мы были настоящей сильной семьей.

Знаете, я ждала тот день, когда Руслан завершит карьеру, чтобы мы стали полноценной семьей и все время проводили вместе. Возможно, это произошло бы уже нынешним летом...

Я понимала, что муж уезжает в Ярославль всего на один год и скоро вернется к нам. И я ставила для себя цель пережить этот год…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров