Боязнь дворцового переворота

Алесь Михалевич, для "Белорусских новостей"

Во многих странах Европейского Союза назначение Владимира Макея на должность министра иностранных дел Беларуси было воспринято, как желание белорусского президента находить пути сотрудничества с Европой.

Я же в этом назначении увидел совсем другой смысл.

Для белорусской государственной системы должность главы президентской администрации является самой значимой, намного опережая по влиянию позиции премьер-министра и спикеров обеих палат парламента. Поэтому в Беларуси, где министр иностранных дел является чем-то вроде секретаря со знанием иностранного языка, назначение Владимира Макея выглядит явно как существенное понижение.

После того, как Виктор Шейман потерял своё былое влияние, в белорусской системе нет номера два. Если принять за факт, что номером один в белорусском государстве является Александр Лукашенко, то практически невозможно понять, кто лицо второе, впрочем, как и третье, и четвёртое.

Особую заботу со стороны власти вызывает так называемый силовой блок. Многие заметили, что после отставки председателя государственного комитета пограничных войск Игоря Рачковского, поводом для которой послужил "медвежий десант", среди белорусских силовиков не осталось людей, рождённых в Беларуси.

Назначение на место Владимира Макея отозванного из Москвы Андрея Кобякова, который ещё недавно признавался в том, что его родина - Россия, является продолжением вытеснения кадров, рождённых в Беларуси. Как результат, высшие чиновники, которые умеют разговаривать на белорусском языке, являются в Беларуси чем-то вроде музейных экспонатов. Но увольняют уроженцев Беларуси, как мне кажется, по очень прозаичной причине. В белорусской Конституции есть пункт, согласно которому президентом может стать только человек, рождённый на территории Беларуси. Лукашенко, имеющий прирождённый инстинкт власти, боится, что его "уберёт" Москва, поэтому всеми способами пробует ограничить круг возможных конкурентов. Но, по моему мнению, назначение на ключевые должности людей, имеющих прямые контакты с руководителями Кремля, вовсе не спасёт положение.

Казалось бы, очевидным вторым лицом государства и первым претендентом на высший пост, в случае чего, будет премьер-министр. Касательно Михаила Мясниковича символично, что человек, который возглавлял избирательный штаб бывшего премьера Вячеслава Кебича и переметнулся к избранному в 1994 году Александру Лукашенко, после длительного перерыва нахождения во власти вернулся на должность премьер-министра нашей страны. И, что примечательно, до сих пор на ней остаётся. Но в белорусской политической системе, в которой президент всегда прав, такой недочёт можно быстро устранить.

Думаю, что история скоро расставит всё по своим местам. Пока же не побоюсь сделать прогноз, что после выборов в Палату представителей, спикером будет избран человек, рождённый где угодно, но не в Беларуси. Вот только поможет ли это Александру Лукашенко сохранить власть?

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров