Зачем нужна реформа МВД?

Екатерина Синюк, TUT.BY

О реформе Министерства внутренних дел говорится уже не первый год. Одни считают, что это нужно было делать лет 15 назад, другие - что такая необходимость настала именно сейчас, когда страна уже не может себе позволить содержать столь большой милицейский аппарат. Правда, сколько в Беларуси милиции, понять сложно - цифры звучат всегда разные: от 70 до 140 тысяч человек. Точнее, их вообще предпочитают не озвучивать. Так какую милицию нам ждать завтра и как ее реформа может коснуться каждого из нас?

TUT.BY пообщался с людьми, которые знают систему МВД, и спросил, кому нужна эта реформа и для чего?

Нашей милиции уже давно пора отказаться от наследия советского прошлого, считает Олег Гайдукевич, в недавнем прошлом - начальник Фрунзенского РУВД Минска. "Возьмем, например, РУВД Фрунзенского района. На самом деле название его правильно звучит так: "Управление внутренних дел администрации Фрунзенского района". Ну какой такой администрации? Районные управления внутренних дел должны быть полностью независимы. Администрация района - это исполнительная власть, а милиция - это милиция, со своими функциями".

К примеру, есть в управлении МВД подразделение ОБЭП, которое должно выявлять факты коррупции и экономических преступлений, в том числе и в администрации района. "А получается, что выявлять коррупцию без разрешения самой администрации нельзя? Нонсенс. Сейчас при назначении начальника милиции на должность надо получить согласие главы администрации. Это как раньше назначение любого должностного лица в милиции и даже в КГБ шло через ЦК КПСС, так сейчас - через исполком. Это бред: есть министр внутренних дел, и он должен определять, кто будет начальником милиции".

Разделение исполнительной власти и милиции должно начинаться, по мнению Гайдукевича, хотя бы с изменения названия: "Должно быть просто - Управление внутренних дел такого-то района". Что касается функции милиции, то, по мнению эксперта, "милиция должна заниматься только охраной общественного порядка и больше ничем".

"Очень много несвойственных функций сегодня у участкового инспектора. Вот, например, суды рассматривают какие-то административные дела, и все свои решения отправляют в милицию, на участкового. И он должен заниматься приводом этих людей в суд! Это неправильно - судов много (что особенно для Минска актуально), и участковый вынужден порой разрываться. Это отвлекает его от других дел", - говорит Гайдукевич.

То же самое, кстати, с военкоматом. "Куда он шлет указания, чтобы людей доставляли? Опять в милицию. И опять начальник УВД должен думать, как этого инспектора разгрузить, чтобы он всё успел. Пора всерьез задуматься: может не инспектор должен это делать?"

Впрочем, проблема разделения обязанностей у участкового есть еще, например, с ЖЭСом. В частности, когда вопрос касается привлечения к ответственности шумных соседей, на которых часто жалуются люди. "Когда соседи шумят, мы не можем разобраться, кто этим должен заниматься. Вроде бы на ЖЭС сейчас "повесили", но все равно почему-то звонят в милицию. Проблема в том, что если у соседей просто шум, не связанный с нарушением общественного порядка, то этим должен заниматься ЖЭС. Логично, что надо определить, где есть нарушение порядка, а где - нет, и обязанность по урегулированию таких конфликтов закрепить за кем-то одним".

На этом примеры у Олега Гайдукевича не заканчиваются. "Почему не наделить участкового инспектора правом рассмотрения административных протоколов? Если он постоянно ходит в семью, где муж бьет жену, и он знает эту проблему, почему он не может, как шериф в США, сразу же привлечь к ответственности и сам рассмотреть свой же протокол? Кому нужен этот долгий административный процесс, когда составленный участковым протокол отправляется в суд и будет рассмотрен лишь через месяц и, что важно, - в течение трех дней?" Вот о каком расширении милицейских полномочий идет речь, уверен Олег Гайдукевич, комментируя высказывания президента о том, что милиции нужно дать больше власти.

При этом в ходе реформы, по его мнению, надо провести сокращение милицейских чиновников. "Есть ряд подразделений, которые можно безболезненно сократить. Например, управление внутренних дел на транспорте (УВДТ) - им действительно не нужен отдельный руководящий аппарат. Это уже человек 200".

"Средний стаж оперативника во многих подразделениях - полгода. В МВД - кадровый голод"

Другие эксперты полагают, что необходимы более серьезные сокращения среди чиновников. Процентов на 30 нужно сократить весь центральный аппарат МВД, считает Николай Ерофеев, заместитель прокурора Октябрьского района Минска. "Нужно сокращать часть самого министерства: ведомственный контроль и т.д. Районы стонут. У нас работает там одна молодежь. Получается, что контролировать есть кому, а учить - некому".

Как отметил в интервью журналисту TUT.BY следователь Генеральной прокуратуры, пожелавший остаться неназванным, средний стаж оперативника во многих подразделениях - полгода. "В МВД действительно сейчас чувствуется серьезный кадровый голод. Выход я вижу только в том, что при уменьшении бессмысленных обязанностей у них повысилась зарплата и появится мотивация к работе. Понятно, что освободить часть бюджета, чтобы распределить его между оставшимися, поможет только сокращение. Но есть ли у государства сейчас на это деньги?"

По словам нашего собеседника, при сокращении также надо подумать о том, чтобы подразделения не дублировали работу друг друга. Так, преступлениями в сфере экономики сейчас занимаются несколько подразделений сразу: Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП), Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК), Департамент финансовых расследований КГК (ДФР). "Нельзя сказать, что они занимаются одним и тем же, но все же сфера схожая".

"Например, раньше каким-то вопросом занимался ГУБЭП, потом милицейское руководство подумает и говорит: нет, сейчас этим вопросом будет заниматься ГУБОП. Мы в прокуратуре осуществляем надзор за всеми этими подразделениями и часто видим: когда функции передали от одних к другим, ничего не поменялось. Когда-то эти подразделения хотели объединить, сделать либо отдельной единицей, либо - под эгидой МВД, но сейчас на это, боюсь, денег точно нет. Любая реформа - это дорого, тут бы с сокращениями разобраться".

Агентурная работа - забюрокрачена, палочная система - процветает

Cамое главное в этой реформе - выработать четкие и понятные критерии оценки деятельности сотрудников, считает бывший заместитель начальника Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля (ДФР КГК) Евгений Мочайло.

"Для участкового это будут одни критерии, для оперативника - другие, для следователя - третьи. Пусть их будет не больше восьми. Тогда каждый сотрудник будет четко знать, что от него требуют, - говорит Мочайло. - Для оперативного работника могут быть такие критерии: количество выявленных преступлений, количество выявленных тяжких преступлений, количество возбужденных уголовных дел, имеющих повышенный общественный резонанс и некоторые другие". Под делами, имеющими общественный резонанс, Евгений Мочайло имеет в виду те, о ходе расследования которых "два и более раз освещалось в СМИ либо докладывалось главе государства".

Проблемой в милицейской сфере он также считает то, что "большой кусок времени, который можно потратить на борьбу с преступностью, занимает составление отчетности по поводу и без. Отчетности о так называемой проделанной, доделанной и недоделанной работе". По словам Мочайло, нельзя анализировать работу сотрудника, подразделения, отдела, управления с точки зрения отдельных вырванных из контекста цифр. "Самое важное - выявленные преступления, задержанный преступник, возмещенный ущерб за его преступную деятельность".

Стоит отметить, что многие наши собеседники говорили о том, что за всякого рода отчетами "не видно реальных проблем". "Всем начальникам удобно, когда есть бумажка. Например, Ленинский райотдел выявил на 10% больше хищений, чем в прошлом году. Вот он уперся в эту цифру и ничего другого не видит. А дальше идет стандартное: улучшить, углубить, усилить и т.д. За этой цифрой никто не видит реальной работы", - говорит еще один наш собеседник в органах внутренних дел, пожелавший остаться не названным.

Евгений Мочайло, в свою очередь, акцентирует внимание на том, что "ключевые фигуры в МВД - участковый, оперативный работник и следователь. Именно они делают реальную работу в борьбе с преступностью, и не надо их отвлекать". Наш собеседник также обращает внимание на то, что у оперативников агентурная работа также слишком забюрокрачена. "Это очень тонкая работа, и ни один оперативник никогда не засветит свой источник информации. Но у нас слишком много инструкций, отчетов и проч., где надо указывать: сколько у тебя на связи агентов, сколько раз в месяц ты с ними встречался. Да какая разница, сколько у меня агентов и сколько я встречался. Важен же конечный результат".

Следственный комитет: за и против

Евгений Мочайло не поддерживает идею создания Следственного комитета (СК), считая, что дополнительная структура в правоохранительном блоке лишь усилит ведомственную разобщенность. "Когда блок существует в едином "кулаке", то всегда понятно, с кого спрашивать. Должен быть человек, у которого есть все инструменты в руках для наведения порядка". Сейчас у оперативников будет одно мнение, у следствия - другое, предсказывает Е. Мочайло.

"Была неплохая практика в Департаменте финансовых расследований, когда оперативника назначали исполняющим обязанности следователя: он возбуждал уголовное дело, принимал к своему производству и производил неотложные следственные действия, - вспоминает он. - Оперативник может до бесконечности жаловаться на следователя, говорить, что он бюрократ и т.д., но когда он сам окунается в эту "кашу", когда сам возбуждает дело и принимает на себя ответственность, человека это дисциплинирует. Жаль, что эта практика не прижилась".

А вот Олег Гайдукевич придерживается другого мнения относительно Следственного комитета: "Полностью одобряю создание СК, несмотря на то, что у милиции забрали ряд полномочий и часть личного состава. Сейчас милиция собирает материал, передает в Следственный комитет, а тот, в свою очередь, принимает решение о возбуждении уголовного дела и о его расследовании. Считаю, что это грамотно, хоть милиция должна иметь возможность чаще заниматься непосредственно возбуждением уголовных дел".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров