Александр Класковский: Лукашенко — между репрессивным штопором и горбачевской перестройкой

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

НИСЭПИ обнародовал результаты свежего общенационального опроса, которые вызвали шквал возмущения и обвинений со стороны представителей белорусской оппозиции. Социологи цифрами разрушили миф о «состоявшемся бойкоте» — для значительной части оппозиции подобное признание политической смерти подобно.

Политический аналитик Александр Класковский в интервью UDF.BY комментирует цифры, увязывая их с ситуацией в лагере противников режима, перспективами выборов-2015.

"Всем медведям тесно в одной берлоге"

— Результаты последнего опроса НИСЭПИ ошарашили всех. Социологи заявили, что "выборы" состоялись и явка превысила 50%.

— Уточню: по данным НИСЭПИ в Минске явка оказалась менее 50%, а в областных центрах и других крупных городах превысила этот порог. Не говоря уже о селе.

А вообще и власть, и ее оппоненты грешат большой неточностью, когда оперируют здесь категориями: мол, парламентские "выборы" или состоялись, или не состоялись. Это ведь не президентские выборы, когда подсчет идет в целом по стране! Здесь было 110 округов. На практике могло быть так (скорее всего, так и было), что в одних округах эти "выборы" состоялись, в других — не состоялись. Вопрос в пропорции таких округов.

Но все эти "мелочи" не принимаются во внимание, о фактуре, азах законодательства забывает и та, и другая сторона. Здесь идет крупная политическая игра по принципу "чья взяла?": либо народ пришел и проголосовал, продемонстрировав поддержку "генеральной линии", либо избиратели "продинамили" эти "выборы", то есть де-факто откликнулись на оппозиционные лозунги.

Думаю, что на деле не было ни первого, ни второго. Но осмысливать реальное положение дел не всем хочется. Это дискомфортно.

— Еще одна сенсация, которую озвучил НИСЭПИ, — бойкот провалился. 9,6% сознательно бойкотировали голосование, еще 24% сказали, что не участвовали в "выборах" по другим причинам. Если это правда, то рушится вся сложившаяся на этот момент конфигурация оппозиции. Раз бойкот не состоялся, откуда взялся блок "бойкотчиков", центром которого является ОГП?

— Условные пока блоки "бойкотчиков" и "доконечников" образовались по причинам, напрямую не связанным с выбором той или другой тактики на минувшую кампанию. Скорее, напротив — тактика подбиралась под определенный набор игроков.

В основе лежат не концептуальные расхождения, а наличие сил, средств и амбиции лидеров. Мы видим, что в одну группировку, более умеренную и ресурсную, собрались люди и структуры, которые тяготеют к двум тяжеловесам — Некляеву и Милинкевичу; те разговаривают между собой, ведут диалог, демонстрируют взаимопонимание. Но на самом деле у каждого из них тоже есть свои амбиции, которые могут стать источником скрытых противоречий.

С другой стороны мы видим фигуру матерого и хитрого (в хорошем смысле) политика Анатолия Лебедько, рядом — фигуру молодого амбициозного Виталия Рымашевского.

Если коротко — всем этим медведям тесно в одной берлоге. Отсюда идет перетягивание каната, и это соперничество упаковывается в различные концептуальные различия.

Это не трагедия, если бы не звучали обвинения типа "мы воплощение высшей морали, а вы сплошь скрытые агенты, пособники режима". Опять мордобой, от которого людей уже тошнит.

Правда, сейчас вырисовываются другие тенденции. Заметьте: спадает накал взаимных обвинений, интернет-мочилова, и появилась надежда (даже симптомы), что за кулисами начался более-менее конструктивный разговор.

"Лучше посмотреться в зеркало, чем бросать булыжник"

— Почему оппозиция отрицает очевидное — "выборы" состоялись?

— "Бойкотисты" спасают лицо: признать поражение своей тактики — политической смерти подобно. "Доконечники" тоже повторяли ряд стереотипов (мол, народ в эти выборы не верит и не пойдет, а постфактум — что не пошел), отказ от которых означает потерю лица. К тому же они были ангажированы в партийное наблюдение, и надо доказать, что оно не было пустым (и это правда).

В общем, понятны попытки сделать хорошую мину. Но плохо, что крайними в нашем случае оказались социологи. Звучат традиционные обвинения — начиная с того, что режим едва ли не иголки им под ногти загоняет, чтобы выдали такие цифры, и заканчивая тем, что социологии в условиях диктатуры нет и быть не может.

Это большая отдельная тема. Но если коротко — в НИСЭПИ работают профессионалы, которые прекрасно знают, что такое «коэффициент страха», что такое "спираль молчания" — они научились достаточно эффективно обходить эти ловушки. И прежде чем бросать камни — следует хоть чуть-чуть ознакомиться с их кухней.

Есть, конечно, определенные искажения, но в принципе это достаточно адекватное зеркало. И лучше в него посмотреться, чем бросать булыжник. Посмотреться — и извлечь уроки, сделать выводы для себя.

Кстати, идет шельмование не только социологов НИСЭПИ, но и других мозговых центров (таких как BISS); летят камни в независимые СМИ, которые не стремятся писать то, что нравится оппозиции, а изображают реальную картину. Происходит классическая реакция на зеркало, которое "не так" отвечает на вопрос "я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?"

Это печальный факт: как раз таки считанные адекватные зеркала в нашем Зазеркалье помогают ориентироваться. Миссия жестких аналитических публикаций — не размазать по стенке, а дать импульс, чтобы оппозиция включила мозги и сделала выводы.

Например, о выходе на стратегию-2015 надо говорить уже сейчас. Если оппозиция рано или поздно нащупает какие-то лозунги, то эти лозунги вновь могут оказаться фальшивыми. Де-факто (аналитики это видят) в 2015 году титульной оппозиции надо будет думать о самосохранении. Какая Площадь, какая победа над режимом, когда в подкорке сидит мысль: как бы нас не додавили, как бы по остаткам оппозиции повторно не прошелся каток, как в декабре 2010 года.

Беда в том, что политики — заложники своей риторики, они не могут проговаривать честно такие вещи, поэтому будут трубить в свои фанфары. Аналитики, в отличие от политиков, имеют роскошь говорить реальные вещи. Надо просто пить горькое лекарство; лекарство помогает, если есть желание излечиться, а не загонять болезни внутрь.

"Тупо продвигать стратегию Площади — бросать людей на амбразуру"

— Похоже, жизнь страны пущена на самотек, а градус общественно-политической температуры измеряется только рейтингом белорусского руководителя…

— Градус общественно-политической температуры в принципе не зависит от рейтинга Лукашенко, как это ни парадоксально. Красноречивый пример — прошлый год.

В сентябре 2011 года рейтинг Лукашенко обвалился до исторического минимума — 20,5%. Согласно прежней теории оппозиции, власть валяется под ногами — бери ее. Но не тут-то было. Народ под влиянием гиперинфляции, девальвационных ожиданий не на улицу ломанулся, а в обменники. Когда стало ясно, что там нечего ловить — ломанулись в супермаркеты и тележками стали вывозить подсолнечное масло.

Расчет на то, что кризис приведет к созреванию гроздьев народного гнева и мы, мол, на руках разгневанных революционных толп будем внесены во дворец на улице Карла Маркса, 38, не оправдался. Надо думать над другими вещами.

Вот уже две президентские кампании проваливается стратегия Площади. Понятно, что дальше тупо продвигать эту стратегию — просто бросать людей на амбразуру. А если не Площадь, то что?

Бойкот президентских выборов 2015 года? Из соображений самосохранения части оппозиции такая стратегия, может, и будет рациональной. Но тогда уже придется открытым текстом признаться: мы не оппозиция, мы — диссиденты, которые ни на что не влияют, но сохраняют свою моральную позицию.

— В самый благоприятный в экономическом плане период — с марта по сентябрь 2012 года — рейтинг Лукашенко заморозился на уровне 29-31 процента. С наступлением экономических проблем обвал рейтинга неизбежен?

— Точно сказал социолог Александр Соснов: у Лукашенко нет ресурсов поддерживать рейтинг. Будут некие колебания, но тех заоблачных высот, которые фиксировались в золотую пору "народного президента", Лукашенко уже не видать. Он пытается войти в ту же реку дважды, но печатание пустых денег к выборам 2010 года уже один раз обвалило экономику, а сейчас ее перспективы опять ухудшились, и не в последнюю очередь снова из-за идефикса 500-долларовой зарплаты.

Снова, не считаясь с потерями, пытаются взять ту же фальшивую высоту. Дежавю спустя два года демонстрирует тупиковость популистской политики.

"Соберитесь, как футбольная команда"

— Единственным упоминанием об оппозиции, да и то косвенным, в сентябрьско-октябрьском опросе является констатация провала бойкота. Как отметил в интервью "Еврорадио" бывший директор НИСЭПИ Олег Манаев, "народ уже давно, много лет, не слышит и даже игнорирует по большому счету лидеров оппозиции". Даже социологи сбросили оппозицию со счетов, и получается, что на политическом поле остались два серьезных игрока: народ против режима — или же режим против народа?

— Народ сегодня не является игроком; это аполитичная масса, это население. В каких условиях, под влиянием каких факторов состоится его политизация, трудно пока сказать. Скорее всего, это должно быть стечение факторов: и экскалация экономического кризиса, и усиление политического давления как с Востока, так и с Запада, и вероятная вынужденная игра власти на внутриполитическом поле, когда придется хоть чуть-чуть откручивать гайки и создавать хотя бы показную оттепель.

И наконец — такой фактор, как четкая организационная и концептуальная деятельность оппозиции. Это условие необходимое, но недостаточное. Это надо подчеркнуть. Часто говорят: дайте, аналитики, нам победоносную стратегию, коль вы такие умные! Но сегодня нет патентованной победоносной стратегии. Против лома нет приема.

Просто надо собраться, как футбольная команда против более сильного соперника. Порядок бьет класс. Вы выходите на поле — никто не гарантирует, что выиграете. Но сожмите зубы, распределите роли, четко отыграйте, выложитесь в эти 90 минут, пластайтесь в каждом подкате— и, может быть, один прорыв принесет вам победу. Даже если противник сильнее. А если на поле выходит толпа раздолбаев, и каждый воображает, что он Роналду, — все ясно до первого удара по мячу.

Консолидация оппозиции, выдвижение единого кандидата, выработка программы и стратегии — это необходимые, но не достаточные условия для успеха. Но сначала это надо сделать, а потом во всеоружии ждать часа "икс". И работать, работать.

Иначе когда этот час наступит — совершенно другие люди окажутся на Карла Маркса, 38. И никто не будет выколупывать оппозиционных деятелей из андеграунда и ставить во главе нового правительства. И тем более — выписывать из эмиграции, "приходите и володейте нами", говоря словами древнерусской летописи.

"Попытки модернизации заставляют режим вступать на минное поле"

— Неустойчивость экономической стабилизации ощущают и миллионы белорусов: 27,8% опрошенных считают, что "социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы ухудшится". Значит ли это, что пока Лукашенко будет выкручиваться - белорусы будут его терпеть?

- Белорусскому официальному лидеру фантастически повезло с народом. Хоть веревки вей. Хотя в прошлом году Лукашенко высокомерно заявлял, что ему стыдно за белорусов, которые ящиками скупают подсолнечное масло. Это симптом того, что народный президент уже оторвался от народа и позволяет себе смотреть на него свысока.

Здесь таится опасность, что в условиях нарастания кризиса официальный лидер может сделать ставку на усиление репрессивного аппарата, касты силовиков. Симптомы народного недовольства будут душиться в зародыше, а ситуация будет контролироваться за счет страха.

Но Лукашенко понимает, что опасно перегнуть палку, потому что даже такой терпеливый и толерантный народ, как белорусы, может все-таки взбунтоваться. Поэтому вполне вероятно, что будет предприниматься попытка модернизации. Не случайно Лукашенко уже взял на вооружение эту риторику. Он словно зачитывает некоторые тезисы, выработанные экспертными группами в рамках "Европейского диалога о модернизации". Хотя, конечно, в целом понимает модернизацию в весьма усеченном, куцем варианте — поставить в цехи новые станки…

Но любые, даже самые маленькие попытки модернизации заставляют режим вступать на сколький тонкий лед, на минное поле. Сегодня Лукашенко — между двумя ловушками. Первая - репрессивный штопор, который может закончиться румынским вариантом, вторая — модернизация через "не хочу", когда создается ситуация наподобие горбачевской перестройки: хотели чуть-чуть подправить систему — в итоге все пошло под откос.

И от этой вилки Лукашенко сейчас никуда не уйти.

поделиться

Новости по теме

    Оппозиция не верит независимым социологам

    По данным НИСЭПИ, бойкот недавних парламентских выборов не состоялся: 66,4% белорусов проголосовали. Однако оппозиционные политики не верят данным Независимого института социально-политических и экономических исследований в той же мере, что и цифрамподробности

Новости партнёров