Александр Алесин: Москва демонстрирует Минску железный кулак в мягкой перчатке

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

13 ноября Александр Лукашенко посвятил проблемам обороноспособности Беларуси. Президент принял с докладами министра обороны Юрия Жадобина и председателя Государственного военно-промышленного комитета Сергея Гурулева.

Как сообщает пресс-служба главы государства, Лукашенко поручил пересмотреть программу перевооружения белорусской армии, а также объединить все предприятия, входящие в систему военно-промышленного комплекса страны (ВПК), под крышей одного органа госуправления.

Не секрет, что в последние месяцы Россия активно интересуется предприятиями белорусского ВПК. Эксперты полагают, что именно они могут стать объектами взаимозачета за недоплаченные в российский бюджет от контрабанды растворителей, по последним оценкам, $2,5 миллиардов. Называются даже конкретные предприятия – "Пеленг" и Минский завод колесных тягачей.

В конце октября в Минск наведывался эмиссар из Москвы, вице-премьер правительства, курирующий оборонные вопросы, Дмитрий Рогозин. Он провел встречу в Министерстве обороны, посетил ряд военных предприятий и побеседовал с глазу на глаз с Лукашенко.

По итогам поездки Рогозин заявил, что белорусско-российская рабочая группа по сотрудничеству предприятий оборонно-промышленных комплексов двух стран к февралю следующего года подготовит новую законодательную основу для расширения форм кооперации предприятий ВПК.

Корреспондент UDF.BY поинтересовался у военного эксперта Александра Алесина, связаны ли между собой последние решения Лукашенко и визит в Минск главного российского оборонного лоббиста.

- Вчера Лукашенко принял с докладом Председателя Государственного военно-промышленного комитета Сергея Гурулева, министра обороны Юрия Жадобина. Перед тем, 23 октября, Лукашенко принял российского вице-премьера Дмитрия Рогозина, с которым, по официальным сообщениям, обсуждал пути развития Союзного государства и взаимодействия ВПК двух стран. Связаны ли между собой эти встречи?

- Союзному государству такие тонкие вещи, как военное сотрудничество, не доверяют. Союзное государство – это пиар-проект, о чем свидетельствует и его бюджет. А вопросы военно-технического сотрудничества решают Главнокомандующие двух стран, министры обороны, главы военно-промышленных комплексов. Так что особой связи здесь я не вижу.

А вот то, что Лукашенко провел подряд две встречи с Жадобиным и Гурулевым – это связано. Государство не может резко увеличить военные расходы. Если сравнивать стремительно нарастающую инфляцию с военными расходами на следующий год (порядка триллиона рублей), то они остались на прежнем уровне или даже уменьшаются.

Поэтому Лукашенко потребовал пересмотреть оргструктуру белорусской армии, но без ущерба ее обороноспособности. Потому заговорил «по количеству, и по персоналиям, и по структуре Вооруженных Сил». Думаю, будут определены некие первоочередные объекты, направления, которые будут финансироваться из госбюджета.

Фраза о том, что Беларусь не будет закупать старое вооружение, а будем модернизироваться, означает, что его не за что закупать. Новые вооружения стоят баснословно дорого: один танк стоит $3-5 миллионов, а о покупке новых ЗРК типа С-300 или С-400 и мечтать нечего. Если Россия не предоставит Минску льготы типа американского "ленд-лиза" (Ленд-лиз (от англ. lend — "давать взаймы" и lease — "сдавать в аренду, внаем" - UDF.BY.) — государственная программа, по которой Соединенные Штаты Америки передавали своим союзникам во Второй мировой войне боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты)

Де-факто происходит уменьшение расходов на армию – дикая инфляция подкосила обороноспособность. Поэтому речь, скорее всего, идет о продаже старого вооружения и товаров двойного назначения с целью пополнить казну.

А заявления об усилении контроля вызваны визитом российского вице-премьера Дмитрия Рогозина. Рогозин заявил: "Наша главная задача - создать рамки взаимодействия между оборонными комплексами двух стран. К февралю будут закончены консультации по обеспечению законодательной основы для расширения форм кооперации".

Как может слабый интегрироваться с сильным? Слабый, безусловно, подчиняется сильному. Россия взяла курс на техническое перевооружение. Но за последние 20 лет она потеряла очень много предприятий, слишком много мозгов утекло, не хватает специалистов в области вычислительной техники, лазерной техники…

Поэтому Россия проявляет большой интерес к белорусским предприятиям (МЗКТ, "Пеленг", "Интеграл"), чтобы тем или иным путем взять эти предприятия под свой контроль.

Учитывая астрономические долги перед Россией, конфликты, в рукаве у Лукашенко появился новый козырь: если хотите сотрудничать – допустите нас к участию в госпрограммах, дайте финансирование. Это весомый козырь в игре с Россией, которая очень нуждается в военно-техническом и научном сотрудничестве.

- Но Рогозин заявил, что расширение кооперационных связей не означает автоматического поглощения белорусских предприятий российскими: "практика кооперации не обязательно связана с покупкой активов". Но в белорусско-российских отношениях всегда так было: говорят одно, делают другое. Не положила ли Москва глаз на белорусские оборонные предприятия?

- Чтобы тебя не уличили в злостных намерениях – обнародуй их! Рогозин посещал и "Пеленг", и МЗКТ, и "Интеграл". Звучали даже прямые угрозы. Гендиректор Камаза открыто заявил, что если Беларусь не продаст не только МАЗ, но и МЗКТ, белорусские предприятия не будут допущены к госзаказу. Это типичный шантаж.

Россия присматривается к "Интегралу", ведутся разговоры о "Пеленге", который производит спутниковое оборудование. Путем ползучей экспансии россияне надеются получить полный контроль над этими предприятиями.

К этому Россию подталкивает и активное сотрудничество Беларуси с Китаем. У Минска очень широкие контакты с Пекином. Россия видит опасность в утечке в Китай технологий, разработанных в советское время. Поэтому Россия хочет взять под контроль военно-промышленный комплекс Беларуси.

Россия демонстрирует Минску железный кулак в мягкой перчатке. Беларусь сидит на российской нефтяной игле, на дешевом российском газе. Для существования белорусской экономики Россия жизненно необходима. А Россия, постепенно перекрывая кислород, будет постепенно прибирать к рукам все, на что положила глаз.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров