Безразличие: страшные подробности убийства 13-летней Юли Ляшук

"Наша ніва"

Напомним, что 2 ноября в Столине был оглашен приговор убийцам 13-летней девочки Юлии Ляшук. Это убийство в новогоднюю ночь потрясло всю страну. Две недели искали 13-летнюю девочку из деревни Лядец Столинского района, которая пропала после дискотеки в сельском клубе 1 января этого года. Девочка не дошла до дома буквально сто метров.

В ту роковую ночь она была Снегурочкой на вечере в ДК. Успешно провела программу и около 12 часов еще прибежала домой, чтобы с родителями встретить Новый год.

А потом, с их разрешения, вернулась на дискотеку потанцевать. Там был почти весь ее класс и старшие ученики тоже.

Возвращалась домой с подругой. Ту забирали родители на машине, они предлагали подвезти Юлю до самого дома. Но она весело отказалась: пробежать пять минут по знакомой дорожке на свежем воздухе показалось ей таким естественным завершением новогодней ночи.

Если бы Юля поехала к самой калитке, в Лядце, очевидно, была бы другая жертва... Ведь как выяснилось в ходе следствия, два юных нелюдя накануне за бутылкой обсуждали, смогут ли убить человека, а в новогоднюю ночь вновь вернулись к этой теме и решили проверить себя.

Жертву они специально не выбирали. Затаились на перекрестке дорог и напали на первого попавшегося под руку. Они подкрались сзади, натянули на глаза капюшон куртки и сдавили горло... Затем долго издевались над девочкой без сознания.

По версии следствия, которая нашла подтверждение в суде, Карповец насиловал жертву, а его подельник Галик только держал ее.

Карповец и добил ее ударами по шее. Потом они закопали тело за деревней, а ее вещи, фрагменты одежды разбросали в разных местах, чтобы запутать следствие. И договорились о том, что на случай ареста любой из них всю вину возьмет на себя, так как за групповое преступление дают больший срок.
Наутро выпал снег, который прикрыл следы зверского преступления.

Юлю Ляшук вышла искать вся деревня. Здесь же работали несколько десятков милиционеров, сотрудники МЧС. Обходили пустующие дома, осматривали окрестные леса, специалисты обследовали водоемы. Злоумышленники были рядом и громко возмущались преступлением. Карповец даже участвовал в поисках, ходил с мужчинами по заброшенным сараям и другим постройкам.

Под подозрение попадали многие жители деревни, некоторых даже помещали в изолятор, потом отпускали за отсутствием доказательств. Для проверки были взяты образцы слюны у 150 человек.

11 января анализ взяли и у Валерия Карповца. А через несколько дней эксперты-криминалисты выдали заключение: на белье девочки найдены генетические характеристики, соответствующие генному материалу Карповца. В тот же день его задержали, он во всем признался и указал место, где спрятано тело.

Сначала он играл роль одиночки-убийцы, всю вину брал на себя. А на вопрос, почему так поступил, отвечал: "Был сильно пьян".

А по деревне настойчиво ходили слухи, что душитель был не один. Позже Карповец все же назвал имя подельника. Правда, Галик сначала отпирался, старался всячески путать следствие, но потом все же признал свое участие в преступлении.

В начале года обоим фигурантам этого дела не было 18 лет.

Карповец нигде не учился и не работал. По причине пьянства стоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Из семьи, где он вырос, ушел отец, кстати, находится в местах лишения свободы. У матери есть другие дети от других мужей. Галик учился в сельхозлицее, но также с малых лет выпивал, курил, отличался плохим поведением. Последний был под значительным влиянием первого, особенно в деле пьянства. Ничего хорошего с детства они не видели в своих семьях, не получили хоть каплю человечности в наследство, еще не сформированную личность каждого на корне разрушала водка.
По словам начальника отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Брестской области Натальи Васерчук, которая выступала обвинителем, судебный процесс был закрытым и очень тяжелым прежде всего для родителей Юли.

Прошел почти год, а они не вышли из оцепенения.

Юлечка была прекрасной девочкой, она успешно училась, увлекалась иностранными языками, участвовала в самодеятельности, была от природы талантливым человеком.

Очевидно, что убили в тот вечер не только девочку, но в каком-то смысле и ее родителей.

На заседаниях суда мать поддерживала себя большими дозами медикаментов, а отцу вообще не раз становилось плохо, он не смог присутствовать на всем судебном процессе. Мать Юли – медработник, отец – предприниматель. Есть еще младшая дочь. С рождения Юля была слабеньким, болезненным ребенком. А потом, когда переросла этот период, стала превращаться в симпатичную умную барышню, и это выглядело едва ли не наградой за первые тяжелые годы ее детства. Все было у них хорошо. А потом жизнь успешной, положительной, перспективной семьи в один миг перечеркнули два несовершеннолетних урода. За что? Нет ответа на этот вопрос. И никакие меры наказания преступников не смогут по-настоящему облегчить боль родных и близких Юли.

Вердикт заседания судебной коллегии по уголовным делам Брестского областного суда вынесен. Карповец получил 15 лет лишения свободы, Галик – 11 лет.
Очевидно, если бы им на момент преступления исполнилось по 18 лет, сроки заключения были бы намного больше. Но и этот приговор может быть не последним. Прокурор, которая просила для обоих максимально возможный срок – 15 лет – не согласилась с приговором, потерпевшая сторона также посчитала наказание для Галика слишком мягким. А сами осужденные, не исключено, будут просить уменьшить сроки. Так что вполне вероятно рассмотрение дела и в Верховном Суде через несколько месяцев. Что ж, у каждого есть право обжаловать решение суда в высшей инстанции.

По словам Натальи Васерчук, в ходе судебного процесса она не почувствовала никакого раскаяния со стороны виновных.

Единственное, что отразилось на их лицах после оглашения приговора, – страх. Видимо, они уже почувствовали, что тюрьма – это не мед.

Наталья Александровна обозначила одну очень тревожную тенденцию, которая была замечена ей, опытным юристом, в ходе разбирательства этого дела. После небольшого раздумья она назвала явление емким белорусским словом "абыякавасць".

В то время, когда Юля шла со злополучной дискотеки, с танцев возвращались тоже примерно сотня молодых людей.

Установлено, что над Юлей издевались почти час. Еще раньше оперативники, а позже члены судебной коллегии, не могли поверить, что никто ничего не слышал и не видел. Допрашивали всех: никто ничего не сказал. Хозяин дома, возле двора которого происходило преступление, также шел из гостей. И он ничего не видел, не слышал. Откуда-то же взялись слухи, что Карповец был не один. Значит, кто-то видел, слышал, знал, а поделиться информацией с представителями правоохранительных органов не захотел. Люди как будто не понимают или не хотят понимать, что сегодня под руку преступникам попалась дочь соседа, а завтра на этом месте может быть их дочь.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров