Судьба Беларуси уместилась у Путина в одну фразу

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Постимперский синдром политизированной белорусской публики виден и в том, что жадно ловится каждое слово из Кремля: что они там думают про Синеокую? Или: что надумали? Всякий московский чих трактуется как судьбоносный: что же будет с Родиной и с нами?

Из ежегодного послания Федеральному собранию, которое российский президент огласил 12 декабря, в этом плане много не наудишь. "Белоруссия" была упомянута лишь в одной фразе, когда Владимир Путин рассуждал о необходимости и взаимных выгодах интеграции с соседями.

Кремль мягко стелет?

С одной стороны, интерес к каждому чиху Кремля объясним при нынешней колоссальной экономической зависимости Беларуси от российских щедрот.

С другой стороны, может быть, белорусский политикум преувеличивает значение проекта Евразийского союза для Путина, демонизирует его амбиции? В самых апокалиптических прогнозах этот замысел предстает как создание некоего СССР-2 с неизбежной утратой Беларусью независимости.

А вот что сказал 12 декабря в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца президент России: "Мы будем идти по пути тесной интеграции. Тому примером Таможенный союз, Единое экономическое пространство России, Казахстана и Белоруссии. Это все уже работает, работает эффективно. Мы приступили к созданию Евразийского экономического союза и, конечно, будем идти по этому пути и решим эту задачу".

Как видим, речь идет о сугубо экономической кооперации. Никаких упоминаний о политических надстройках, никаких намеков на пресловутое собирание земель. Однако независимые аналитики в Минске полагают, что эта политкорректность российского официального лидера не должна убаюкивать белорусские элиты.

"Путин говорит очень осторожно и выделяет позитивные моменты евразийского проекта", — отметил в интервью для Naviny.by директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров. Но это тактика, полагает собеседник.

По его словам, вопрос независимости очень болезнен для элит стран, которые совсем еще недавно были частью советской империи. "Поэтому вопросы политической интеграции не будут навязываться в грубой форме. Россия пытается действовать с позиций "мягкой силы", пока наращивая свое влияние в регионе", — говорит политолог.

Автократов голыми руками не возьмешь

Днем ранее Александр Лукашенко, встречаясь в Минске с членами Клуба главных редакторов стран СНГ, Балтии и Грузии, заявил, что считает выгодным участие Беларуси в создании Евразийского союза и не видит угрозы ее суверенитету в передаче части полномочий Евразийской экономической комиссии.

"Мы же не уничтожаем органы власти, мы не отдали все президенту России", — цитирует белорусского руководителя "Интерфакс-Запад".

Но тут же Лукашенко назвал преждевременным создание Евразийского парламента: "Не надо забегать вперед. Надо спокойно идти в этом отношении. Мы можем создать межпарламентскую ассамблею, как в СНГ. Но надо ответить на вопрос, добавит ли нам что-то эта новая бюрократическая структура. Пока — нет".

Он мотивировал свою позицию финансовыми мотивами — "это деньги, отвлечение людей», однако аналитики считают, что авторитарный белорусский руководитель ревностно отслеживает ту красную черту, за которой действительно придется «отдавать все президенту России".

И тут начеку не только Лукашенко. Аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов прогнозирует, что попытка Кремля создать централизованный политический союз наткнется на активное противодействие прежде всего со стороны казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева.

Действительно, автократии плохо интегрируются, и в этом, как ни парадоксально, дополнительный шанс на сохранение белорусского суверенитета.

В целом же, как отмечает московский политический обозреватель Виктор Дятликович, великодержавные настроения в российском обществе только крепнут. Что же касается акцентов прозвучавшего в Георгиевском зале послания, то просто Путину сейчас важнее всего сосредоточиться на борьбе с внутренней оппозицией, полагает эксперт.

"Россия стремительно строит новый авторитарный режим, — отметил, со своей стороны, политолог Андрей Егоров. — Для этого Кремлю нужна мобилизация внутренних элит, и внешнеполитические успехи, имперская ностальгия тоже очень важны для решения этой задачи".

Политический обозреватель Павлюк Быковский в комментарии для Naviny.by обратил внимание на то, что в Евразийском союзе "теряются эксклюзивные отношения Беларуси и России", Минску так или иначе "придется играть в ту же игру, что и главный партнер — Москва".

Модернизация: миссия невыполнима

И еще один принципиальный момент: вопрос модернизации, ребром вставший перед Беларусью. О ее необходимости в последние месяцы неустанно твердит и Лукашенко. Но в условиях сегодняшнего политического режима модернизация — "нерешаемая задача", полагает Павлюк Быковский.

Насколько способна помочь здесь Россия? В нынешнем послании Федеральному собранию Путин много говорил о модернизации, в том числе и политической. И вообще произнес много прогрессивных слов. Но на практике пока усиливаются репрессии, обкладываются флажками лидеры протестов, принимаются драконовские законы, направленные, в частности, на подавление уличной и вообще гражданской активности.

Критики Кремля говорят, что борьбу с коррупцией, олигархическим капитализмом надо начинать с самого верха. Можно ли себе представить, что правящий класс откажется от жирных схем распила бюджета и "освоения" нефтедолларов? Да, показательные судебные процессы над отдельными чиновниками не исключены, как и в Беларуси, однако сама система номенклатурного господства на сегодня выглядит незыблемой.

В общем, пока не видно, за счет чего восточная соседка Беларуси — страна с сырьевой экономикой, разгулом коррупции и «управляемой демократией», при которой дуумвиры перепасовываются властью, — вытащит себя из болота.

"У России не хватает сил на собственную модернизацию, не говоря уже о помощи соседям. Поэтому Москва стремится решить вопрос за счет контроля наиболее значимых активов и доминирования в процессе принятия политических решений в интеграционных образованиях", — отмечает Андрей Егоров.

В свою очередь, российские идеологи евразийской интеграции подчеркивают, что весь мир объединяется. Почему Европе можно, а нам нет? Звучит красивый лозунг "интеграции интеграций" от Лиссабона до Владивостока.

Да, но Европа не собирается вокруг некоего постимперского центра, это раз. И в Европе все же достаточно надежно работают демократические механизмы. Главная проблема постсоветской интеграции в том, что де-факто в ней доминирует Кремль с его вековыми великодержавными традициями и рефлексами.

А вдобавок, практически все режимы СНГ представляют собой унылые, косные автократии, по определению не способные обеспечить человеку полноценную жизнь в условиях свободы — экономической, политической, духовной. Потому все красивые фразы насчет прорыва в мировую элиту повисают в воздухе.

Из-за властных амбиций постсоветских удельных князьков СССР-2 и впрямь вряд ли реален. Но и в цивилизованное будущее скрипучая интеграция автократических режимов не ведет. Скорее, под этой кривой, дырявой крышей народам стран Евразийского союза светит долгое историческое прозябание.

поделиться

Новости по теме

    Вспомнит ли Путин о Беларуси?

    12 декабря президент России выступит с ежегодным посланием к Федеральному собранию. В прошлом году Владимир Путин лишь раз упомянул нашу страну, и то в контексте необходимости более глубокой интеграции со странами-соседями.подробности

Новости партнёров