"Не кормите Лукашенко…"

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Брат!.. Не выручишь - мне... мне край... (К-ф 'Брат')

Конец света?

Назначенный когда-то индейцами майя "конец света2 на 21 декабря 2012 года не состоялся, но как сообщили знатоки этой древней цивилизации, "конец света" вполне может наступить еще в ближайшие две недели, т.е. до 4 января уже 2013 года. Тем не менее, последняя пятница прошла относительно спокойно и как-то странно, что столь ободряющий факт белорусские СМИ не увязали с плодотворной деятельностью А. Лукашенко. Минимум, что могли бы сделать белорусские СМИ, так это представить образ скромного героя, ценою собственной жизни отвратившего Апокалипсис от планеты Земля. Хотя трудно себе представить, чтобы А. Лукашенко что-то делал "ценою собственной жизни"… В общем, СМИ явно недоработали, но думается и потому, что на А. Лукашенко возлагалась гораздо менее героическая, но исключительно важная для выживания белорусского политического режима, миссия – вытянуть из России 4,5 млн. тонн нефти. 19 декабря состоялась встреча президентов России и Беларуси.

Результаты российско-белорусского саммита умеренные и скорее относятся к сфере консультаций. Он не закончился подписанием каких-либо соглашений или протоколов, а скорее походил на состоявшиеся неделю назад, 12 декабря, переговоры премьер-министров двух стран, т.е. стороны сверили свои позиции.

Однако, выступая 21 декабря перед студентами, А. Лукашенко заявил, что проблема поставки в РБ в 2013 году 23 млн. тонн российской нефти решена ("мы с россиянами договорились"). Россия не подтвердила и не опровергла заявление белорусского президента, что говорит о том, что просьба белорусской стороны остается в стадии обсуждения и А. Лукашенко явно торопится. Но не в этом суть проблемы. Нефтяной вопрос, ставший актуальным после проведенной белорусским руководством растворительной аферы, будет как-то разрешен и не факт, что в пользу Минска.

Проблема в российском статусе А. Лукашенко. Предоставим ему слово: "18 и 19 декабря состоялись переговоры в правительстве России и с Президентом России по многим-многим вопросам. Когда я им сказал - одному и второму(?): вы подумайте, если мы родные братья, мы должны помогать в период кризиса(?). Нам надо пару миллиардов долларов кредитов, чтобы осуществить модернизацию наших предприятий. Должен сказать, меня это удивило, я говорю: можете ответ сегодня не давать, вы подумайте. Говорит: нет, почему, давайте конкретный список, но желательно совместных предприятий. То есть мы даем деньги, ваши предприятия - под модернизацию и создаем совместные предприятия. Я говорю: хорошо, но это одно направление. Но и для не совместных предприятий нам тоже нужен $1 млрд". Это весьма примечательное заявление и оно очень хорошо демонстрирует образ мышления А. Лукашенко.

Во-первых, очень странно звучит "сказал одному и второму". Во-вторых, где А. Лукашенко опять нашел кризис? Кризисы в мире есть – региональные и локальные, но глобального кризиса сейчас нет. Мировой кризис – традиционная страшилка белорусского руководства, повод для оправданий своей провальной экономической политики и просьб о помощи.

Белорусский президент требует денег и уверен, что ему не откажут, т.е. произойдет то, что оппоненты белорусского президента называют "Москва кормит Лукашенко".

Но А. Лукашенко действует в рамках собственной парадигмы, в основе которой лежит формула власти в Республике Беларусь: "Во главе Беларуси может быть только тот человек, который решает проблемы республики в Москве". Пока эта формула действует, а зависимость РБ от РФ год от года только возрастает, власть А. Лукашенко будет зависеть от объема преференций, дотаций и кредитов, которые он сможет выбить из России. В этом основа его власти и именно поэтому у белорусского президента, стараниями белорусских официальных СМИ, не бывает провальных переговоров с российским руководством. Его задача прибыть из Москвы с "добычей". Если "добычи" нет, то А. Лукашенко её обещает: "по нефти проблемы нет", "говорят: да, мы рассмотрим, мы в этой части поможем" и т.д. Белорусский президент такого рода заявлениями словно кричит: "Вот смотрите, я кое-что могу, Москва идет мне навстречу, я привожу в страну нефть, газ, кредиты".

Действительно, чаще всего А. Лукашенко что-то получает в Кремле, но, конечно, не в тех объемах, что ему хотелось бы. Стоит напомнить список претензий белорусской стороны, который был получен В. Путиным в 2002 году, закончившийся знаменитой формулой "котлеты отдельно и мухи отдельно". В списке 2002 года не хватало только одного пункта – "выдать ключи от Кремля". Стоит напомнить, что претензии А. Лукашенко тогда вызвали возмущение в российской элите.

Однако не уйти от того факта, что с 1995 года постепенно была создана целая система дотаций и преференций белорусской экономике, которой А. Лукашенко весьма ловко пользуется.

Может действительно Москва "кормит" А. Лукашенко или это пропагандистский миф, призванный оправдать бездействие белорусской оппозиции и претензии Запада к Москве?

Мифы

Российско-белорусские отношения переполнены мифами и стереотипами. В частности, один из мифов связан с тем, что А. Лукашенко является ставленником Кремля, и его избрание в 1994 году было обеспечено ФСБ РФ. Автор этих строк присутствовал на этих выборах, неплохо был погружен в их проблематику и с полным основанием может сказать, что Москва в 1994 году поддерживала не неизвестного ей А. Лукашенко, а вполне России привычного В. Кебича. Это не является новостью для объективных наблюдателей за жизнью белорусского государства, но ряду политических сил в РБ выгодно постоянно раскручивать миф о "проталкивании" Москвой А. Лукашенко на пост главы белорусского государства. Между тем, выборы 1994 года были честными и голоса считались…

Россия вполне решала свои задачи в Беларуси и с В. Кебичем и ей не было необходимости менять лидера. На первой встрече Б. Ельцина и В. Черномырдина с А. Лукашенко прозвучал вопрос: "А ты кто такой?"…

Второй миф связан с тем, что Россия "предала белорусский народ и демократию", поддержав в итоге А. Лукашенко во время политического кризиса 1996 года. Факты говорят о том, что именно при посредничестве представителей Москвы между А. Лукашенко и Верховным Советом было заключено соглашение, но белорусский президент чуть ли не второй день после референдума его нарушил. В вину Москве ставят то, что она в этом случае не встала на сторону Верховного Совета.

Это верно, но стоило бы отметить, что в то время в Верховном Совете были представлены партии националистического спектра без явного лидера, договороспособность которых с Россией была еще ниже, чем у А. Лукашенко. Договариваться Москве было не с кем. Россия не рискнула поставить свои интересы в Беларуси под угрозы сложной политической борьбы. Естественно, возникает вопрос о российских интересах в 350 км на запад от Москвы.

Российские интересы

Автор этих строк далеко не в первый раз возвращался к данной теме. Наличие российских интересов в Беларуси, как правило, крайне болезненно воспринимается, как белорусским политическим классом, так и руководством республики. Однако интересно то, что для официального Минска они не являются тайной, и белорусское руководство всегда стремилось поиграть на этих интересах, попытаться использовать их наличие для получения финансово-ресурсной поддержки или даже просто подрядиться для их исполнения.

Безусловно, главный интерес России к Беларуси заключен в проблеме обеспечения безопасности. Нет нужды напоминать, что вопросы безопасности являются ключевыми для международных отношений. Понятно, что гипотетический конфликт между РФ и НАТО может быть только ракетно-ядерный. Для белорусско-российских отношений это вопрос 5-10 минут подлетного времени баллистической ракеты к центру России. Именно в рамках военно-стратегических интересов России в Беларуси и был в 1996 году урегулирован вопрос о задолженности Минска в более чем один миллиард долларов за полученный с 1991 года российский природный газ. Согласно данному соглашению был урегулирован статус двух объектов МО РФ на территории республики на 25 лет (через 8 лет срок закончится).

В рамках парадигмы безопасности Россия всегда будет заинтересована в существовании суверенного белорусского государства – не члена какого-либо военно-политического блока, направленного против России, как буфера между центральными районами РФ, включая Московскую область, и Польшей – членом блока НАТО.

Между прочим, в белорусском политическом классе прекрасно понимают значимость вопросов безопасности для России. В частности, то представители белорусской оппозиции, то некие провластные эксперты начинают "угрожать" появлением "НАТО у Смоленска". Между прочим, "НАТО в Беларуси" - это своя и очень непростая тема, к которой еще не раз придется вернуться.

С появлением вопроса о создании третьего позиционного района ПРО США в Центральной Европе А. Лукашенко буквально возродился после тяжелого российско-белорусского нефтегазового кризиса 2006/2007 годов, рассчитывая на появления в Беларуси российского ядерного оружия. Естественно, в этом случае он рассчитывал, что республика просто сядет на российский бюджет и, как говорится, "свесит ножки".

Не случайно, в августе 2007 года, после очередной задержки оплаты газа (денег просто не было), А. Лукашенко заявил: "Ну, ничего, мы им еще понадобимся!". Официальный Минск до сих пор надеется получить на белорусской территории размещение ОТР "Искандер" и ЗРК "С-500". Автор этих строк с большим любопытством наблюдает периодически возникающие в белорусском медийном пространстве мечты о причастности белорусов к ядерному оружию. Тему совместимости А. Лукашенко и ядерного оружия мы в данном материале не рассматриваем.

В любом случае, задача обеспечения безопасности до настоящего времени остается ведущей в российско-белорусских отношениях.

Вопрос о беспрепятственном транзите российских энергоносителей также остается сложным и востребованным в российско-белорусских отношениях. Проблема была только частично решена строительством газопровода Nord Stream и нефтепровода БТС-2. Пока не построен газопровод Южный поток заинтересованность в белорусской альтернативе украинской газотранспортной сети будет сохраняться. Отсюда и покупка второго пакета акций (50%) ОАО "Белатрансгаз". Но даже с завершением строительства Южного потока (2015 год), заинтересованность в альтернативных газовых коммуникациях по суше сохранится, так как эксплуатация газопроводов по дну моря исключительно сложна.

Благодаря экспорту российских газа и нефти РФ получает до 200 млрд. долларов в год. На эти деньги живет огромная страна в 142 млн. человек. Ставить под угрозу транзит равносильно объявить ядерную войну самому себе.

Философия строительства обходных трубопроводов связана с пониманием того факта, что правящие круги транзитных государств, какой бы геополитической направленности они не придерживались, всегда в критические минуты будут хвататься за транзит. Это к вопросу о точке невозврата в очередном российско-белорусском кризисе и готовности Кремля пойти на обострение отношений с А. Лукашенко, как говорится, до конца, ставя под угрозу жизнеобеспечение всей России, причем, не имея даже реальных предложений и знаковых персон от оппонентов правящего в Беларуси режима.

Конечно, иллюзий нет, в случае столь жесткого конфликта, А. Лукашенко будет завидовать судьбе К. Бакиева, но что ждет потом углеводородный транзит? Подорванные газопроводы и разрушенные насосные станции? Очередной неадекватный лидер у власти в Минске, который тут же снова перекроет транзит "имперской России"?

Стоит отметить, что расходы на транзит, к сожалению, не исчерпываются только тарифом на прокачку. Понятно, что транзит безопасен только тогда, когда у властей не возникает искушение даром откачивать транзитные газ и нефть. То есть хоть какой-то уровень экономического развития в транзитном государстве должен быть. Отсюда и существенные преференции на цену за поставляемые из России углеводороды.

В системе российской финансово-ресурсной поддержки экономики Республике Беларусь военно-стратегические и транзитные интересы России являются основой её существования. Именно эти интересы и подталкивают к поддержке Беларуси. Эти деньги и ресурсы связаны с ее географическим положением и не имеют непосредственного отношения к А. Лукашенко. Как неоднократно отмечал автор этих строк, эту поддержку Беларусь получала до А. Лукашенко, получает при А. Лукашенко и будет получать определенное время и после А. Лукашенко. Это деньги республики и тут есть определённый баланс интересов.

Может Москва отказать Минску в поддержке исходя из данных своих интересов? Может, если Беларусь начнет оформление вхождения в НАТО, на территории РБ появятся представители вооруженных сил западных государств, будет национализирован «Белтрансгаз» и так далее. То есть если Минск официально поменяет свои геополитические приоритеты.

Понятно, что и без эволюции РБ на Запад, заинтересованность России в Беларуси с годами меняется, что как раз и беспокоит белорусские власти, но увязывать данные преференции и дотации с А. Лукашенко не приходится, так как белорусский президент их только унаследовал и частично приватизировал вместе с Беларусью. Требовать от Москвы, чтобы она "этому" деньги не давала, а "этим" давала, выглядит несколько странно, так как белорусам в данном случае надо бы самим определиться в отношении лидера государства – распределителя получаемых ресурсов. Пока его непризнание в лучшем случае выливается в нескоординированные марши, как 19 декабря 2010 г. Москва не будет за белорусов решать судьбу их республики.

Проблема не в поддержке Беларуси из-за военно-стратегических и транзитных интересов России. Тут Москва решает свои насущные проблемы, оплачивая услуги Беларуси. Но есть еще третий блок интересов Кремля, который позволяет Минску получать огромные дивиденды. О нем стоит поговорить особо.

Продолжение следует...

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров