"Неизвестно, что произошло в мозгах выпившего сожителя, но он схватил топор для рубки мяса и начал рубить ребенку шею"

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

Дичайший случай убийства двухлетнего ребенка в Жодино, о котором рассказал в блоге на «Белорусском партизане» фельдшер Александр Волчанин, всколыхнул байнет.

К сожалению, нечеловеческой жестокости в человеческом обществе всегда хватало. Но Александр Волчанин обращает внимание не только на ожесточение общества, но и незащищенность медицинских работников.

Об этом фельдшер, который также является руководителем организации ликвидаторов-чернобыльцев и активистом Объединенной гражданской партии, рассказал в интервью UDF.BY.

- Александр, Вы рассказали о диком убийстве малыша в Жодино. Узнали, что там произошло, почему человек внезапно превратился в монстра?

- Дети отвезли ребенка к бабушке, с которой жил сожитель. Ребеночка помыли, начали спать укладывать. Но малыш начал плакать и проситься к маме. Неизвестно, что произошло в мозгах выпившего сожителя, но он схватил топор для рубки мяса и начал рубить ребенку шею…

- И часто Вы сталкиваетесь с подобной дикостью?

- Я описал только один день. Перед этим мужчина хотел топором убить своего родственника, которого доставили в реанимацию. До того еще один мужчина выпил 50 таблеток… И это только в течение одного дня!

- Жестокость стала обыденностью в белорусском обществе?

- Я бы не сказал, что жестокости стало намного больше. Просто общество стало сильнее реагировать на все проявления жестокости.

Но я ведь хотел обратить внимание не только на жестокость. Я хотел сказать и о незащищенности медицинских работников. У нас, фельдшеров скорой медицинской помощи, нет больничных, нет страховки, как за рубежом или даже в странах СНГ. А мы идем в квартиру – никогда не знаем, вернемся ли назад в свои семьи. Прапорщики в армии, которые выдают портянки на складе, получают свои миллионы и уходят на пенсию в 45 лет, а мы, медработники, уходим на пенсию в 60 лет. Прапорщик, не видевший в глаза военные действия, выходит раньше, чем медработники, для которых каждый день как на войне – в 60. Я считаю, это несправедливо, и я хотел привлечь внимание власти к существующей проблеме.

- Сколько получает фельдшер?

- Молодой фельдшер имеет 2,5 миллиона рублей. Я, фельдшер высшей категории, на полторы ставки получаю 4 миллиона рублей. И я считаю, что этого недостаточно.

Работаю сутки – через трое. Но сейчас кто болеет, кто на учебе – я отработал сутки, сутки отдохнул – и снова в бой.

Это совершенно нелогично, когда военный прапорщик в 45 лет уходит на пенсию, а мы – в 60. Государство должно хотя бы страховать нас, как это делается во всем мире. А то убили нас – посочувствовали семьям, тихо похоронили и забыли.

Стали ли белорусы действительно более жестокими?
Всего проголосовало: 110

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров