Страховщики - Лукашенко: А в тюрьму-то за что?

TUT.BY

В первый день весны, на заседании Совмина, от президента досталось и вице-премьерам, и министрам, и бизнесу.

Серьезный разнос от Александра Лукашенко и главы Комитета госконтроля Александра Якобсона ждал и страховщиков. Суть претензии: значительные государственные средства крупные предприятия направляют на добровольное страхование дополнительной пенсии. И не государственному страховщику (а в лайфовом страховании из четырех присутствующих на рынке компаний только "Стравита" - государственная), а частному - "Белорусскому народному страховому пенсионному фонду".

Последний, якобы, "размещает их на депозитах в банках, а получаемые от этого доходы используют в личных интересах акционеры этого общества (директор и ее муж, а также некоторые другие коммерческие структуры)". В качестве аргументов прозвучала также средняя зарплата директора фонда в 2012 году (30 млн рублей), и полученные дивиденды супругов (3 млрд рублей). Цифры, может, и впечатляющие, но состав преступления, за которое пригрозили отправить в тюрьму и гендиректора "Беларуськалия" Валерия Кириенко, и председателя концерна "Белнефтехим" Игоря Жилина, и их подчиненных, в пятничных заявлениях просматривается слабо.

В самом Белорусском народном страховом пенсионном фонде комментировать претензии КГК пока не готовы. С "Беларуськалием" они работают с 1998 года, никогда претензий не было ни со стороны предприятия, ни со стороны контролирующих органов, дополнительные пенсии исправно выплачиваются… По результатам работы в 2012 году в БНСПФ, по данным Минфина, поступили взносы в размере 31,6 млрд рублей (второе место в своем сегменте после государственного страховщика), чистая прибыль по итогам года составила 7,4 млрд рублей.

На страховом рынке в пятничных заявлениях видят негативный сигнал. Участники рынка не исключают наличие просчетов и со стороны страхователя, и со стороны страховщика, но утверждают, что говорить о мошенничестве или нарушении закона не стоит. Страховщики полагают, что теперь последние надежды на либерализацию страхования похоронены.

Эксперт рынка в беседе с корреспондентом TUT.BY отметил, что последние 7 лет предприятия, страхующие жизнь и дополнительную пенсию своих работников, могут относить страховые взносы на себестоимость лишь в том случае, если взносы уплачиваются государственному страховщику. БНСПФ, будучи открытым акционерным обществом ,такими преференциями не обладал, тем не менее, многие предприятия предпочитали страховаться в частной компании за счет прибыли, нежели в государственной, относя взносы на себестоимость.

"Особенностью любого вида накопительного страхования является то, что страховщик не имеет права гарантировать страхователю какой-либо процент прироста внесенных страховых взносов (кроме технического процента). С другой стороны, страховщик должен максимально направлять полученную прибыль на так называемые "бонусы" застрахованным, в противном случае инфляция будет съедать все накопленные средства по образцу Госстраха начала перестроечных времен. Индивидуальные страхователи зорко следят за состоянием своих счетов в страховых компаниях, и в этом смысле страховщикам более интересны корпоративные клиенты, чьи работники порой и не подозревают, что их жизнь или пенсия застрахованы – деньги-то вносит предприятие, - отмечает экс-председатель Белорусского страхового союза Виктор Хомярчук. – Другое дело, что начисления на внесенный страховой взнос в виде бонусов, образуемых из прибыли от инвестирования, превращают страхователя как бы в квазиакционера самого страхового общества. Именно поэтому за рубежом крупные предприятия входят в состав участников такого общества, а зачастую сами формируют отраслевые или корпоративные пенсионные фонды, обеспечивая полный контроль за распределением прибыли, направляя ее на бонусы застрахованным работникам. Что же касается формы организации таких обществ, то они построены на принципе взаимности, то есть, являются некоммерческими организациями. А у нас общества взаимного страхования когда-то были предусмотрены, а потом вообще выпали из законодательства".

Он отметил, что белорусское законодательство о страховании жизни крайне далеко от совершенства и весь его механизм построен на том, что предприятиям с точки зрения налогообложения выгоднее направить часть средств на страхование жизни или пенсий, нежели просто увеличить на ту же сумму зарплату работникам. "И если каждый очередной взнос в рублях переводить в валюту по текущему курсу, а затем сложить всю сумму взносов, то эта сумма будет заведомо больше накопленной суммы в рублях, разделенной на курс доллара, сложившийся на дату окончания срока страхования. А если еще в период страхования случались девальвационные скачки, то накопленные деньги к окончанию срока могут очень серьезно обесцениться", - отмечает Хомярчук.

При этом, отмечают эксперты, законодательство не запрещает государственным предприятиям страховать жизнь своих работников в частных страховых компаниях. "А если это же законодательство позволяет допускать такие перекосы в реализации программ страхования жизни и дополнительных пенсий, в частности, направление прибыли на выплату дивидендов, а не на увеличение бонусов застрахованным, то это уже проблема самого законодателя", - прокомментировал участник рынка. Достаточно сказать, добавил он, что зарубежные системы контроля за платежеспособностью страховщиков жизни построены на том, что собственные расходы страховщика не могут превышать определенную часть от инвестиционного дохода, в Беларуси же страховщик вправе использовать на свои нужды до 12% от самого взноса.

В любом случае, столь эмоциональные заявления и угрозы тюрьмой при отсутствии доказанных нарушений норм законодательства, каким бы хорошим или плохим оно ни было – тревожный знак для всего страхового рынка, уже на 4 года застывшего в ожидании указа, предусматривающего либерализацию и частичную демонополизацию отечественного страхования. Похоже, о равных правах страховщиков всех форм собственности при проведении страхования жизни, пенсий и медицинских расходов можно забыть.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров