"Если бы водитель "Порше" выбрал другую линию защиты, возможно, приговор был бы другим"


svaboda.org

Бизнесмен, сбивший насмерть возле школы 9-летнего Владика, получил четыре года колонии-поселения. Хотя в Беларуси каждое второе дело по этой статье даже не доходит до суда.

Когда 38-летнего бизнесмена, сбившего насмерть возле школы 9-летнего Владика Грудьева, приговорили к четырем годам колонии-поселения, многие были уверены: водитель "Порше" будет обжаловать приговор. Так оно и получилось. В своем последнем слове на суде Андрей Забабуро прямо сказал, что не считает себя преступником и не согласен ни с одним пунктом обвинения.

Как только приговор вступит в законную силу, осужденный должен будет отправиться в Горки в колонию-поселение №16. Здесь нет отъявленных преступников, убийц, маньяков, это учреждение предназначено только для водителей. Осужденные живут в обычном общежитии без усиленной охраны и проволоки, к тому же по закону они имеют право перевезти сюда семью и жить с ней на съемной квартире. Напомним, что у Андрея Забабуро есть жена и двое детей: двух и четырех лет.

Линия защиты, которую избрал минский бизнесмен на суде, удивила: мол, ДТП произошло на прилегающей территории, где не действуют никакие правила, знак не нарушал, а дети должны были понимать опасность. Школьники видели, что в тот вечер было припарковано много машин, но продолжали бегать по территории. Не многие знают, поначалу у Андрея Забабуро был другой адвокат и совершенно другая линия защиты, более осторожная: да, въехал под знак, сбил ребенка, но раскаивается в произошедшем. Но после ареста водитель "Порше" сменил адвоката, и его интересы стал защищать Игорь Попковский.

"Комсомолка" встретилась с руководителем следственной группы, который ответил на самые острые вопросы, которые задавались в суде.

1. ДТП произошло там, где не действуют никакие правила?

Эксперт, который был приглашен в суд адвокатом Забабуро, настаивал, что с 2006 года Правила дорожного движения действуют только "на дорогах Республики Беларусь", на прилегающие территории они не распространяются. Выходит, водитель мог ехать так, как хотел.

— ДТП произошло на прилегающей территории, но каждый автомобилист знает: на ней движение транспорта регулируется отдельной главой (гл. 18) "Движение в жилой и пешеходных зонах, на прилегающей территории". Эксперт не мог этого не знать. Прилегающая территория — это участок, который не имеет сквозного проезда, возле школы №23 его нет. Водитель обязан был соблюдать правила и не превышать скорости 20 км/ч ( Водитель "Порше" ехал со скоростью 18 км/ч. — Ред.), — уточняет Михаил Бобко, заместитель начальника управления по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Следственно комитета РБ.

2. Ехал под знак, но правил не нарушал?

На въезде в школу — два знака: "Движение запрещено" и "Остановка запрещена". Во время расследования Андрей Забабуро говорил, что ехал прямо под знак, но на суде показания изменил. Бизнесмен настаивал, что сразу заехал на стоянку, мест не было, поэтому он направился к другому выезду. Дело в том, что первый выезд со стоянки — до знака, второй — после. В этом случае правила не нарушены.

— Если нет знака приоритета, к примеру "Главная дорога", то действие знака — а в данном случае "Движение запрещено" — продолжает действовать по всему участку. Совершенно неважно: заезжал водитель на стоянку или нет, — комментирует Сергей Коваленко, старший следователь по особо важным делам управления по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Следственно комитета.

— Так могли ли родители заезжать на эту территорию?

— Конечно, нет. Данная дорога предназначена исключительно для спецтранспорта: скорой, пожарных, а также тех сотрудников, которые работают в школе. Родители не могли въезжать на эту территорию, то, что с ними ничего не произошло, их счастье. Но раз водитель заехал, то тем самым он взял на себя ответственность, он обязан принять все меры по обеспечению безопасности. Ведь поведение ребенка непредсказуемо: сейчас он стоит, а через секунду уже бежит. Тем более что у школьника были все преимущества, это его территория. Для водителя не должно быть неожиданностью появление ребенка на проезжей части, в том числе и из-за стоящего автомобиля.

3. Мог ли водитель видеть мальчика перед ДТП?

Адвокат Забабуро уверен, что ни его подзащитный, ни сам Владик не могли видеть друг друга. Но следственный эксперимент показал обратное: водитель мог и должен был видеть школьника в течение трех секунд, бегущего к дороге. Он также видел ребенка из-за припаркованных автомобилей, но потерял из виду, когда Влад забежал за оранжевую Kia. Адвокат Игорь Попковский высказал свое недоверие к проведению эксперимента, объясняя это тем, что мальчик, изображавший Влада, не бежал к автомобилю, а все происходило в статике.

— Восстановить в идеале картину произошедшего невозможно. Какой родитель согласится, чтобы их ребенок подвергался такой опасности и бежал прямо под колеса автомобиля? В первую очередь мы обязаны обеспечить безопасность. Где гарантия, что водитель сможет вовремя остановиться? — говорит Сергей Коваленко.

— Значит, результаты следственного эксперимента могут быть с погрешностями?

— Нет, разработана целая научная методика, которая позволяет восстановить каждую секунду произошедшего. Вычислив скорость мальчика, а также автомобиля, поставив на место все машины, которые заехали под знак 13 ноября, включив свет в тех кабинетах, в которых он горел, мы высчитали: водитель мог и должен был видеть мальчика, бегущего к дороге, между ними было расстояние 15 метров. Более того, с правой стороны возле дерева стоял друг Влада, его водитель также видел.

4. Защита перестаралась?

— Для нас не стало неожиданностью та линия, которую выбрал адвокат водителя "Порше". Некоторые защитники считают, что отрицание очевидной вины, игра на публике и громкие заявления помогут избежать наказная. Другие адвокаты выбирают совершенно иное поведение. Они просчитывают все до мелочей, знают, где лучше пойти на компромиссы, а где — нет. Знание психологии помогает им добиться хороших результатов. По своему опыту могу сказать: приговоры при такой защите более мягкие, — говорит Михаил Бобко. — Безусловно, произошла трагедия, все понимают — это неосторожное преступление. Жалко и семью потерпевших, и самого водителя. Если посмотреть на судебную практику, то водителей-нарушителей, которые признали свою вину и раскаялись в содеянном, не лишают свободы. Некоторым могут дать отсрочку приговора, а потом и вовсе снять судимость.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Каждое второе дело не доходит до суда


В 2012 году по статье 317 УК "Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств" было возбуждено 1438 уголовных дел. Это когда были причинены по неосторожности менее тяжкие телесные повреждения, либо смерть, либо тяжкие телесные повреждения.

689 уголовных дел было направлено в суд.

610 уголовных дел прекращено из-за отсутствия вины водителя.

Остальные расследуются или прекращены из-за смерти виновного водителя.

Мнение

"Мы гуманны к водителям"


— Наша страна находится в лидерах гуманности в отношении водителей. Достаточно изучить статистику и опыт других стран, — говорит Владимир Петко, начальник управления по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Следственно комитета РБ. — К примеру, в некоторых государствах дела прекращаются прямо в суде. В той же Америке этот процент очень высокий — 45. У нас же дела прекращаются на стадии следствия. Из всех уголовных дел, возбужденных из-за наезда пешеходов в темное время суток, там, где он не должен находиться, до суда доходят единицы.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров