Чтобы Чиж финансировал оппозицию?

Сергей Скребец, UDF.BY

Политика – концентрированное выражение экономики. Если в стране нет рынка – откуда взяться политике?

"Если кто-то из бизнесменов будет финансировать пятую колонну или каким-то иным способом оказывать негативное влияние на общество, то я буду считать, что они (бизнес - ИФ) включились в политическую борьбу, борьбу против государства. А там свои законы, пусть потом не обижаются подобные бизнесмены", - заявил Лукашенко 26 февраля на совещании по деятельности Совета по развитию предпринимательства.

Своей фразой Лукашенко признал, что "БелБабаевское", которое я возглавлял до прихода в парламент, уничтожено сознательно. Из-за моей политической деятельности. После подачи документов на регистрацию кандидатом в президенты в 2001 году у "БелБабаевского" начались проблемы: арестованы счета, конфискованы деньги, конфисковано имущество – фирма уничтожена фактически за один месяц.

Уничтожена не только сама фирма, но и ее партнеры – около десятка фирм. В этой борьбе пострадали и мои родители, у которых конфисковано имущество, мои родственники, в том числе осуждены брат и я. К нам в нагрузку осуждены еще семь человек, которые были не при делах и никакого отношения к политике не имели.

Именно такие царят в Беларуси законы, на которые потом не стоит обижаться тем, кто занимается своим бизнесом и пытается высказывать собственное мнение. Таких примеров в Беларуси – множество, просто «БелБабаевское» первым попало под серьезный политико-уголовный пресс.

И сегодня в белорусских тюрьмах находятся политзаключенные, которые занимаются политикой, но не занимаются бизнесом. А уж если политик еще и бизнесом занялся – можно готовиться к пожизненному пребыванию в местах не столь отдаленных.

"Я хочу, чтобы вы четко осознавали: любые попытки бизнесменов воздействовать на органы государственной власти с целью создать "крышу" для своей хорошей жизни будут оборачиваться крахом для подобных инициатив и структур", - заявил Лукашенко. Эта фраза вызывает только смех. Все серьезные бизнесы, имеющие миллион-два долларов в кармане, имеют президентскую крышу: все они либо занимают должности в парламенте, как Шакутин, либо лично приближены к Лукашенко и возглавляют различные федерации спорта, как Чиж, либо отстегивают Дмитрию Лукашенко, который возглавляет президентский спортивный клуб, либо носят чемоданы прямиком в администрацию.

Естественно, никто из них не признается, что вносит деньги в черную кассу. Но без этого в Беларуси не работает ни один бизнес.

Белорусский бизнес и белорусская оппозиция, или «пятая колонна», несовместимы. Белорусский бизнес не оказывает поддержку оппозиции по нескольким причинам.

Белорусская оппозиция пронизана людьми, которые докладывают о состоянии дел в оппозиции структурам, подчиненным Лукашенко; это даже не МВД, КГБ – есть другие структуры, отслеживающие денежные потоки. В каждой партии есть информаторы, которые сдают все потоки.

И не только в партиях: мы знаем примеры, когда были раскрыты источники финансирования кампании "Говори правду", то же самое произошло и с Милинкевичем, с другими непартийными структурами. Бизнес понимает, что реально финансировать оппозицию – все равно что настрочить на себя донос в КГБ: "я финансирую оппозицию".

Во-вторых, финансирование оппозиции – это закапывание денег в песок. Оппозиция разбита, раздроблена и не является реальной политической силой. Зачем финансировать то, что не имеет перспектив прихода к власти? Это выброшенные на ветер деньги, а бизнесмены деньги считают.

Вот две основные причины: страх потерять бизнес и неверие, что оппозиция способна прийти к власти.

Возникает тогда логический вопрос: зачем Лукашенко пугал бизнесменов "крахом"? Все сказанное противоречит элементарной логике. И финансировать-то некого, а будь такая сила – подобные попытки тут же пресекались бы. Это очередная инъекция страха обществу в целом, а не посыл бизнесменам. Это прозвучало очень смешно: я с трудом себе представляю, как Чиж финансирует оппозицию!

Что такое вообще политика? Политика есть концентрированное выражение экономики, говаривал дедушка Ленин. На Западе оппозиция имеет свои источники финансирования, власть – свои; они находятся в постоянном противостоянии друг другу, то одни приходят к власти, то другие. У нас такого нет, и нет, по сути, оппозиции – ни системной, ни внесистемной. У нас есть определенные политические партии, есть лидеры, но движения денег в этих партиях нет. И серьезных акций тоже нет.

Оппозиция оживает только на время политических кампаний: местные, парламентские, президентские выборы, когда партии находят копейки (в основном, это людские ресурсы и энтузиазм) для регистрации лидера кандидатом в депутаты или президенты. На это денег много не надо – можно и на зарплату это сделать.

А чтобы организовать, скажем, референдум или выразить вотум недоверия правительству, как в Украине, Чехии, других странах, и прийти к власти путем выборов или других политических процессов – у нас такого нет и быть не может. У нас нет политического поля как такового: нет как экономического рынка, так нет и политического рынка. У нас есть только диктатор, который сегодня скажет, что у нас есть оппозиция, а завтра заявит – у нас оппозиции нет. И в одном и в другом случае, получается, он прав.

Оппозиция никогда хорошо и не жила, по большому счету. Разве у оппозиции есть хорошая техника, машины, офисы? Возьмем наш оргкомитет БСДП (Народная Грамада). Наш лидер сидит в тюрьме более двух лет. Офиса у нас нет – его разгромили еще пять лет назад. Хотя, по идее, Дом 2 съезда РСДРП принадлежит нам. Но партия там не может находиться! У нас по сути дела нет затрат на содержание партийного офиса, на партийную работу, на содержание региональных структур – они сами выживают. А как? Люди работают, люди живут, но политической деятельностью не занимаются – нет ресурсов, в том числе и финансов.

Получается заколдованный круг. Мы, оппозиция, живем на оккупированной территории партизанскими локальными отрядами. Сегодня пошел в деревню, сала поехал – и опять убежал в лес.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров