"Халява кончается ровно этим – кубинским доктором в нищем квартале, и президентом, умирающим от инфекции"


5 марта власти Венесуэлы объявили о смерти президента страны Уго Чавеса. Умер ли он 5 марта или несколько раньше – еще вопрос, но я сейчас не о популистах.

Не о посмертном правлении с помощью фотошопа (пока соратники под ковром делят власть), и не о проблемах демократии в бедной стране.
Я сейчас об очень важной, и почему-то мало кем замеченной детали: с большой вероятностью смерть Уго Чавеса была приближена некачественным лечением. Разумеется, рак ужасное заболевание, и рак на рак не приходится, и мне скажут, что даже Стив Джобс умер от него в 56 лет – но Джобсу диагноз, между прочим, поставили в 2003-м, и он жил еще восемь лет.

Разумеется, если точно неизвестна даже дата смерти, то что тут говорить о точном диагнозе: венесуэльские власти даже не говорят, какой вид рака был у Чавеса, но я полагаю, что Чавес получал некачественное и несовременное медицинское лечение, потому что качественного лечения ему было получить просто негде.

"Кубинские доктора", которых Чавес завозил в Венесуэлу в обмен на нефть, и которые потом часто бежали в американское посольство и просили там убежища, — это просто люди со стетоскопом и аспирином в однокомнатной клинике посереди рабочего квартала, а "кубинская медицина", которая лечила Чавеса – это что-то вроде советской медицины 60-х годов. Бесплатно, для всех, и на том же техническом уровне.

Чтобы получить квалифицированную медицинскую помощь, больному раком Чавесу нужно было поехать в США. Но он не мог бороться против американского империализма – и отправиться лечиться в Штаты. Его избиратель, который знал, что президент Чавес наконец-таки наладил медицинское обслуживание беднейшего венесуэльского населения с помощью чудесных кубинских врачей, его бы не понял.

И это – грозное предупреждение Госдуре и партии жуликов и воров. Вы нам объясняете, что за границей русских детей разбирают на органы, а лечиться вы сами ездите в США, в Германию и в израильскую клинику Прохорова? Ну, так подумайте – нынешний "пехтинг" покажется вам малостью, когда оппозиция начнет копаться не в особняках и виллах, а в том, где вы лечитесь.

Скажете, это гнусно? А не гнусно, когда депутат Лахова говорит: "у нас с медициной все в порядке"? В порядке – ну так и лечитесь здесь. Ответная гнусность – четверть гнусности.

Второй же – самый поразительный урок этой истории заключается в том, что президент Чавес, несмотря на безграничные административные возможности, не мог купить качественное медицинское обслуживание для одного себя.

Качественная современная медицина может быть только массовой. Это, кстати, ровно то, из-за чего российским чиновникам и миллионерам, способным и на родине заплатить любые деньги за лечение, приходится ехать в "Ихилов" и сидеть там в очереди вместе с израильской пенсионеркой.

В отличие от "ламборгини", особняков на Рублевке и швейцарских часов, медицина – принципиально массовый товар. Физически нельзя устроить, ни за какие деньги, чтобы тебе в России в исключительном порядке сделали на сложном оборудовании ту же процедуру, которую в США делают любому пенсионеру по Medicare.

Я думаю, многие знают имя одного из ближайших друзей Путина, руководителя госкомпании, который решил поступить, как патриот, и, имея камень в почке – выписал и новейшее оборудование для ведомственной больницы, и врачей послал учиться его использовать. Оборудование установили, врачи вернулись, первая операция на подопытном кролике прошла успешно, а потом положили нашего руководителя – хряк! – и разнесли почку вместе с камнем. Насилу спасли.

Это я все к тому, что современный популизм, который обещает народу все, и бесплатно, не может обеспечить одного из самых базовых удобств – удобства жить.

Халява кончается вот ровно этим – кубинским доктором со стетоскопом в однокомнатной клинике среди нищего квартала, и президентом, умирающим от инфекции после химиотерапии.

Здоровье в современном мире – это товар. Он производится на сложных высокотехнологичных конвейерах, называемых клиниками, и, чтобы окупаться, он должен быть массовым, но он не может быть бесплатным. И так как с каждым годом этот товар будет стоить все дороже (потому что жизнь научатся продлевать все дальше), то общество не сможет обеспечивать этот товар всем своим членам бесплатно, как Римская империя, скажем, обеспечивала плебсу раздачу хлеба.

Нью-йоркский офицер Ларри де Примо купил босому и бездомному Джеффри Хиллману пару обуви за $ 75 (правда, Хиллман оказался не бездомным, и на следующий день опять был бос), — но средняя зарплата нью-йоркского копа – $ 49 тыс. в год, и даже самый щедрый нью-йоркский коп не сможет оплатить вот такому Хиллману пересадку сердца.

В этом смысле товар под названием здоровье – это такой поразительный товар, на котором вдребезги разбивается и венесуэльский популизм (потому что бесплатное лечение кончается плохим лечением), и российская плутократия "а, все купим!", потому что в России есть способные платить – а вот купить товар в России они не могут.

В современном мире адекватное медицинское обслуживание, в конечном итоге, будет способно обеспечить только общество, где работают почти все, и поэтому почти все способны оплатить свое здоровье.

И только уже неделимый остаток, состоящий из исключительных и непоправимых случаев, оплачивается совокупно обществом.

А Путину советую задуматься вот о чем: случись с ним такая же беда, как с Чавесом (я говорю именно беда, и говорю то, что думаю, ибо чудовищно потирать руки и хихикать над болезнью любого политического противника) – куда, при им же развязанной истерии против проклятой заграницы, он сможет поехать. На Кубу?

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров