Лукашенко столкнул лбами кремлевских назначенцев?


Лукашенко столкнул лбами кремлевских назначенцев?

На днях белорусский правитель порадовал обывателя анонсом очередных боярских казней.

Ключевым номером шоу стало "разоблачение" коррупционной схемы в системе страхования, угрозы послать правительство в отставку, а руководство "Белнефтехима" и вовсе — на нары…

Казалось бы, ничего нового. Обычный сезонный "перетрях" в попытке свалить обнародованные провалы "уникальной экономической модели" в ушедшем году на недобросовестность исполнителей. Но на самом деле причины скандала глубже, а последовавшие решения говорят и о новом формате отношений между Москвой и Минском.

Восстановим цепочку событий и представим главных действующих лиц.

Игорь Жилин

Нынешний потенциальный зек Игорь Жилин появился в Беларуси летом 2009 года — на фоне молочной и газовой "войн" Минска с Москвой и в преддверие отмены нефтяных преференций. Белорусский президент тогда сказал, что договорился продать "Гродно Азот" неназванным российским бизнесменам, а Игоря Жилина представил как предприватизационного менеджера, предложенного инвесторами. Покупателей одного из флагманов белорусской промышленности власти так и не назвали, но расследование нашей газеты показало, что Жилин пришел из структур, подконтрольных "Газпрому", а точнее — его менеджменту.

"Гродно Азот", как известно, до сих пор не продан, зато предприватизационная деятельность Жилина значительно расширилась. В январе 2011 года Беларусь месяц не получала беспошлинную российскую нефть — из-за спора о цене. Возобновление поставок в феврале ознаменовалось назначением Жилина на пост главы государственного концерна "Белнефтехим". Приоритетом своей деятельности новый начальник тогда объявил ликвидацию перекрестного субсидирования и приведение предприятий холдинга в предпродажный вид.

Сказать об этом, однако, оказалось легче, чем сделать, не в последнюю очередь из-за саботажа со стороны правительства. Последний скандал разразился в конце 2012 года — вокруг тарифов Министерства энергетики на электроэнергию для предприятий "Белнефтехима". Жилин утверждал, что эти тарифы превышают мировой уровень и, устав писать жалобы, пригрозил закупать электроэнергию напрямую у российских поставщиков.

В ответ правительство раскопало на "Белнефтехим" компромат — руководство холдинга, мол, недобросовестно манипулировало с госсредствами, выделяемыми на страхование. Александр Лукашенко призвал председателя Комитета госконтроля, "никого не боясь", отправить на нары всех виновных.

Владимир Семашко

При этом на совещании 2 марта Лукашенко попытался представить все так, будто бы палки в колеса кремлевскому приватизационному менеджеру ставит не он, а исключительно куратор "Белнефтехима" в правительстве — первый вице-премьер Владимир Семашко, который, мол, просто, руководствуется "личными антипатиями" и "имеет диктаторские замашки".

Президент, "при всем уважении", устроил вице-премьеру показательную порку, подчеркнув, что делать надо так, "чтобы ни один из участников этих конфликтов или тех, кто наблюдает, ни разу вас не упрекнул, что вы там специально что-то делаете". Под наблюдателями, очевидно, имелись в виду приславшие Жилина российские партнеры.

При этом Лукашенко противоречиво вплел в конфликт и премьер-министра Михаила Мясниковича. С одной стороны, по словам президента, премьер якобы вместе с Семашко затеял личную "разборку" с Жилиным. Напомним, в феврале именно Мясникович распорядился создать комиссию для проверки деятельности руководства "Белнефтехима". Впрочем, белорусский правитель тут же сам себя опроверг, высказав удивление, что премьер сознательно избегает вовлечения в этот конфликт, "заняв позицию стороннего наблюдателя".

Чтобы понять эти противоречия и мотивацию премьера, вспомним обстоятельства его возвращения в большую политику.

Михаил Мясникович

В отличие от верноподданного Владимира Семашко, которого Лукашенко неоднократно превозносил как "голову, стоящую всего правительства", Михаил Мясникович не является креатурой самого президента. Влиятельный аппаратчик времен БССР, он был правой рукой Вячеслава Кебича и оказался незаменимым для новоизбранного в 1994 году Лукашенко благодаря своим бюрократическим связям.

Отставку непотопляемого Мясниковича связывали со слухами о его скрытой поддержке претенденту на президентский пост в 2001 году Михаилу Мариничу. Тогда говорили, что Мясникович толкает бывшего министра в президентскую гонку с подачи Кремля. О том, насколько серьезно власти отнеслись к кандидатуре Михаила Маринича, свидетельствует и то, что Центризбирком тогда отказался его регистрировать, недосчитавшись нескольких сотен подписей, и то, что впоследствии его на пять лет упрятали за решетку.

А вот Мясникович избежал участи многих президентских соратников, лишившихся доверия шефа. Он отправился всего лишь в "почетную ссылку" в Академию наук. Правда, доказательств того, что у нынешнего премьера кремлевская "крыша", нет, равно как нет и неопровержимых подтверждений его заигрываний с оппозицией в 2001 году. Но наличие у Мясниковича прямых контактов с Кремлем — несомненно. Как и Игорь Жилин, Мясникович был вновь назначен на ключевой руководящий пост во время максимального давления со стороны Кремля, после чего это давление чудесным образом прекратилось. Более того, Владимир Путин тогда беспрецедентно поприветствовал повышение белорусского чиновника личной поздравительной телеграммой

В качестве компромиссной для Москвы и Минска фигуры, в задачи нового премьера, как и главы "Белнефтехима", очевидно, входила подготовка продажи промышленных объектов, давно обещанных российским партнерам. Поэтому представляется крайне маловероятным, что Мясникович по собственной инициативе мешал Игорю Жилину — своему, в данном случае, коллеге по предприватизационному менеджменту.

Наоборот, на прошлой неделе, пока Лукашенко отдыхал в Сочи, Мясникович проводил шопинг-тур для вице-премьера РФ Аркадия Дворковича, пообещав ему пять объектов. А добро на проверку "Белнефтехима" премьер, скорее всего, дал вопреки своей воле — после того, как команда Семашко предъявила ему компромат со страхованием.

Развязка

В данный момент мы наблюдаем развязку этой истории. Вернувшись из Сочи, Лукашенко в очередной раз дал приватизации "полный назад", заявив, что по предлагаемым ценам никаких продаж не будет, и призвал неназванные лица не надеяться провернуть эти сделки без президента.

В конфликте между Семашко и Жилиным Лукашенко, на первый взгляд, был вынужден уступить, забрав кураторство "Белнефтехима" у своего верного вице-премьера и передав его премьер-министру. Но в то же время Лукашенко отдельным указом лишил правительство полномочий, которые позволили бы удовлетворить требования главы концерна.

Более того, теперь, когда делу о коррупции со страхованием дан ход, роль Мясниковича в качестве куратора может и вовсе свестись к тому, чтобы отправить в отставку Жилина за злоупотребления. Таким образом, Лукашенко, похоже, предоставляет одному кремлевскому "агенту" собственными руками убрать второго. Самого Мясниковича Лукашенко, видимо, пока снять не может. Угрожая правительству отставкой в случае повторения результатов прошлого года, президент подразумевал, что в нынешнем году этого шага не планируется. Впрочем, чтобы избежать экономических демаршей со стороны Москвы, Минску сначала придется договориться с ней о другой компромиссной фигуре в своем правительстве.

В частности, недавно в прессе распространился слух, что на такую функцию может рассматриваться кандидатура главы российской компании "Уралхим" Дмитрия Мазепина.

Что дальше?

Казалось бы: как Лукашенко сейчас может отказаться от приватизации и избавиться от одного из кремлевских "приватизаторов", в то время как Минэкономики твердит о 3,5 млрд. долларов внешнего финансирования, которые в нынешнем году нужно любым способом изыскать? Ведь единственная альтернатива распродаже — новые кредиты, которые в таких объемах могут прийти только из России.

Получается, что во время своей поездки в Сочи Лукашенко как раз таки удалось заручиться обещанием нужных кредитов. То, что президент Путин не приехал покататься на лыжах со своим белорусским коллегой, не умаляет значимости этого неформального визита. Программа встреч Лукашенко с агентами влияния на внутриполитическом российском поле была, вероятно, насыщенной.

Но какой ценой Лукашенко смог отдалить распродажу? Вряд ли это уступки в вопросе евразийской интеграции. Кремль уже давно понял, что предоставление льгот Минску лишь уменьшает его готовность к сотрудничеству. С 2004 года он интегрирует Беларусь, главным образом, при помощи давления.

Единственное возможное объяснение — в том, что белорусский правитель опять пытается играть на внутреннем противоборстве в российских элитах.

Смена курса

Как уже писали Naviny.by, в последние годы главными претендентами на наиболее лакомые куски белорусской госсобственности выступали структуры, близкие к нынешнему премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву и его "правой руке" Аркадию Дворковичу — например, "Уралкалий" и "дочки" "Газпрома". Но, в отличие от медведевского "Сибура", претендовавшего на «Гродно Азот» при появлении в Беларуси Игоря Жилина, нынешний официальный претендент — "Еврохим" — компания, близкая к Владимиру Путину и, в частности, к его неформальному "заму по ТЭК" Игорю Сечину.

Противостояние между Путиным-Сечиным с одной стороны и Медведевым-Дворковичем с другой распространяется и на Беларусь. В частности, для команды Сечина важно не только заполучить интересные белорусские объекты, но и хотя бы не дать им попасть в руки конкурентов.

Поэтому наиболее вероятное объяснение нынешним событиям — Лукашенко удалось избежать широкой распродажи "медведевским" структурам, договорившись с Сечиным и Путиным о продаже лишь некоторых объектов в интересах близких к ним компаний. При этом последние должны обеспечить Минску очередной кредит в 2013 году.

Для Беларуси при таком сценарии есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, в случае успешной игры Лукашенко непрозрачная распродажа белорусской госсобственности российским олигархам в интересах нынешних властей будет несколько отсрочена. Но с другой стороны, при таком росте задолженности ее уровень вскоре станет критичным. Учитывая, что акции "Нафтана" уже заложены российскому "Сбербанку" под проеденный ранее кредит, нынешние маневры Минска могут лишь отсрочить неизбежный сценарий.

Что касается текущей экономической ситуации, то в лучшем случае нас ждет продолжение негативных тенденций — ускорение инфляции при замедлении производства. Если же новый многомиллиардный кредит не выгорит, то кризис, угрожающий девальвацией, неизбежен уже в этом году.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров