Варламов - потерпевшей: "Чем я вас устрашал?"

Елена Анкудо, фото Вадима Рымакова, TUT.BY

Процесс по делу Варламова, собравший в первый день в суде Ленинского района столицы более сотни участников, перешел в штатный режим: 12 марта показания очередной потерпевшей, некогда преподававшей начинающим моделям уроки дефиле, Елены Солоневич слушали несколько журналистов и две сестры обвиняемого.

Уважительно называя модельера Сашу Варламова по имени-отчеству, его бывшая подчиненная, ныне - гродненская пенсионерка Елена Солоневич обстоятельно рассказала, на что уходили командировочные участников зарубежных показов фестиваля "Мельница моды" и дала Варламову блестящую характеристику. Больше всего вопросов к потерпевшей оказалось у обвиняемого.

С известным модельером Солоневич познакомилась в далеком 2002 году на региональных показах моды в Гродно. Заприметив руководителя хореографической секции факультета общественных профессий Гродненского университета, модельер предложил переехать ей в Минск и начать работать в "Агентстве моды Саши Варламова". Так Солоневич начала преподавать начинающим моделям дефиле, готовить семинары и отборочные туры фестиваля "Мельница моды".

Обстоятельно расспросив о подробностях службы, один из гособвинителей, сотрудник Мингорпрокуратуры Антон Загоровский добился от пенсионерки признаний, что за "официальную" зарплату размером до 180 тысяч рублей, та лишь расписывалась в ведомости, получая от Варламова деньги в конверте - "часть в белорусских рублях, часть в валюте - долларах и евро", на сумму около $500.

Курируя детей-моделей, Солоневич дважды выезжала в зарубежные поездки в рамках фестиваля "Мельница моды", принимая участие в организации поездок родителей моделей, которые, согласно положению о "Мельнице моды" и зарубежных поездках, разработанному Варламовым, должны были присутствовать в составе делегации.

"В поездку брали пятерых детских моделей, - пояснила Солоневич, - их сопровождало пятеро родителей". "А вы знаете, - тут же отозвался Загоровский, - что, согласно этому положению на пятерых детей положен один взрослый?"

Специалист по дефиле поделилась иной информацией - по распоряжению Варламова, родители оплачивали визу, страховку, проезд и гостиницу из собственного кармана. И это - несмотря на то, что помимо суточных участникам фестиваля БГУ тратился на проезд и проживание всех членов делегации.

Уточняя показания Солоневич, данные ею на предварительном следствии, представители гособвинения Загоровский и старший помощник прокурора Ленинского района Павел Попков по очереди зачитали около десятка протоколов допросов. Признав свои показания верными, Солоневич ответила на вопросы стороны обвинения.

Варламов - потерпевшей: "Чем я вас устрашал?"

В первый день на суд по делу Варламова пришло более сотни человек

Со слов потерпевшей, поначалу на "листы", в которых указывались суммы о начислении денег участникам делегаций, "не обращали внимания. Затем появилось слово "командировочные". Но у Варламова на этот счет было свое мнение: руководитель сообщил, что "деньги принадлежат фестивалю и выделены на организацию показов".

Участнице зарубежных поездок было известно, что командировочные начислялись и ей. Однако на вопрос Загоровского, не является ли их невыплата ущербом, Солоневич уверенно заявила: "Я не хочу даже думать, что мне причинен вред. Я понимала, что причинен ущерб, но говорить об этом не буду - я прощаю Варламову".

О выделении денег "на расходы, связанные с показами", а не личные нужды участников поездок, сотрудники "Агентства моды Саши Варламова" сообщали тем, кто готовился поехать в командировки. "Никто не спрашивал согласия участников на выплату суточных, - пояснила Солоневич. - Говорили, что это затраты на поездку".

Вот только когда речь зашла о родителях, оплачивающих поездку из собственных средств, тон Солоневич сменился: "Мне было стыдно брать у родителей деньги, я знала, что на них выделяются определенные средства. Считаю, что Варламов поступил бессовестно, так как на родителей деньги тоже выделялись".

Тем не менее, как подчеркнула Солоневич, во время поездок возникали "непредвиденные расходы", на которые требовались деньги. "Однажды в Вене водители поставили автобусы на платную стоянку, - привела пример специалист по дефиле. - Варламов лично вытащил из кошелька деньги и оплатил". Требовались средства и "на организацию показа, световое и звуковое оборудование", а также фуршеты: потерпевшая припомнила, что с собой делегации возили продукты: "1-2 ящика шампанского, хлеб дарили, конфеты коммунарковские 5-10 кг".

Двойственное отношение к теме выплат Солоневич объяснила на следствии по-женски просто: "Варламов - импульсивный, непредсказуемый, часто меняет свое мнение. Невыполнение указаний грозило увольнением". При этом, отвечая на вопросы стороны обвинения, пенсионерка посчитала нужным сообщить: "Это был творческий ум, генератор идей. Всегда придумывал и добивался своего".

Варламов - потерпевшей: "Чем я вас устрашал?"

"Можно я пояс перестегну? - поднялся со своего места Варламов, - Это быстро" (обвиняемый страдает грыжей позвоночника и с лета прошлого года вынужден носить корсет - ред.) А к допросу Солоневич приступил адвокат Павел Пивоварчик.

Отвечая на вопросы стороны защиты, потерпевшая пояснила: вопрос о суточных "даже не поднимался", если "поездка состоялась". И потом, у экс-подчиненной была "уверенность в огромных затратах, они всегда были, особенно за границей. (…) Нужно договориться, заинтересовать, чтобы взяли дизайнеров, организовать моделей". По словам Солоневич, Варламов даже "давал деньги на платный туалет". А во время остановки автобуса в Бресте, когда у нее не было за что купить еду, "Варламов предложил деньги. Он совершенно бескорыстно мог помочь, у него сердце большое".

Характеризуя обвиняемого по просьбе его адвоката, Солоневич не стала скрывать - на следствии она отвечала "в одном направлении, если приводила другие доводы, говорили: "это к делу не относится, не выгораживайте". А ведь мысли модельера "работали на фестиваль, а не увольнения, любой обучающийся мог сказать: "Саша, у меня не получается движение" - и он уделял время, репетировал". Варламов "болел душой и сердцем за дело, большой генератор идей, которые у него как из рога изобилия. (…)У него развита фантазия, щепетильный, видел ошибки дизайнера, недостатки коллекции, работал с каждой коллекцией, мог на месте исправить".

По воспоминаниям Солоневич, во время отпуска Варламов ездил по Европе, добиваясь приглашений показов белорусских дизайнеров. "Он говорил: "вы отдыхаете, мы - работаем", - сообщила потерпевшая, - расходы брал на себя".

"Откуда столько агрессии в ваших ответах? - дождавшись своей очереди, начал задавать вопросы Варламов, - Кого я увольнял, что имели в виду, говоря, что я нечестный и бессовестный?"

Варламов - потерпевшей: "Чем я вас устрашал?"

"Эти слова и мне резали слух, - призналась Солоневич, - я от них отказываюсь".

"Вас подвели к этому в процессе допроса? - поинтересовался обвиняемый, получил утвердительный ответ и задал следующий вопрос: если он и "устрашал" подчиненную, то что мешало ей найти иную, более высокооплачиваемую работу, "что держало рядом со мной, негодяем?" И вообще, имел ли он, модельер, "право видеть цель и пути ее достижения?"

"У Варламова была светлая красивая цель, - словно оправдывалась Солоневич, - и к ней он шел. Это было здорово и красиво, впервые в Беларуси мы смогли поехать за рубеж".

К слову, многочисленные поездки модельера на автомобиле Mercedes, приобретенном, по словам потерпевшего Вадима Костенко, на командировочные, не расценивались ею как личные. Отвечая на один из вопросов, женщина пояснила: "Таких автомобилей три нужно было, особенно во время фестиваля". Варламов никогда не сидел за рулем, а когда Mercedes использовался для рабочих нужд, "иногда добирался общественным транспортом".

"Как руководителя" экс-подчиненная всегда уважала Варламова, и даже "говорила это на следствии". Вот только услышав, что потерпевшую "устраивала его работоспособность, это было некоей школой, возможностью участвовать в мероприятиях республиканского масштаба", следователи, по словам Солоневич, "просили его не защищать".

Высоко оценив рекламу по привлечению в школу моделей, пенсионерка подтвердила: подготовка моделей в центре современной моды "Юниверсал Моделс", созданного по договору между БГУ и "Агентством моды Саши Варламова" была значимой для фестиваля "Мельница моды". "Решение готовить своих моделей оправдано, - пояснила Солоневич. - Без стиля, который проводил, сохранил и достигал Варламов, "Мельница моды" была бы другой".

Войдя во вкус, Варламов поинтересовался было, выделял ли БГУ транспорт на нужды фестиваля и "кто покупал косметику, колготки", как конвой подал знаки председательствующей по делу судье Надежде Новицкой - в 17.00 пришла пора этапировать обвиняемого в СИЗО.

"Многие претензии обвинения разбиваются! - возмущенно отреагировал на необходимость прекратить допрос обвиняемый. - Все ответы на мои вопросы идут в противоречие с тем, что зачитал прокурор. Я задаю вопросы, которые разбивают обвинение!"

Словно намекая, что, находясь на свободе, он мог бы продолжить участвовать в процессе хотя бы час, обвиняемый приподнялся, опираясь на костыль. "Мне случайно попала информация о моем МРТ (магнитно-резонансная томография, метод исследования внутренних органов и тканей - ред.). Тот ответ, который получил адвокат, расходится с МРТ - у меня заблокировано 4 позвонка и 2/3 спинного мозга".

"Хотите сказать, что не сможете участвовать в судебных заседаниях?" - спросила председательствующая по делу. "Я буду терпеть, - смиренно отозвался обвиняемый. - Я с трудом это делаю. Мне необходима пятая операция".

Допрос потерпевших продолжится в четверг, 14 марта.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров