"Невозможно представить себе папу Франциска в часах за 30 тысяч евро, которые пресс-служба замазывает фотошопом"

Юлия Латынина, "Новая газета"

В Риме папой избран епископ Буэнос-Айреса, иезуит Хорхе Марио Бергольо. Новый папа мыл ноги больным СПИДом, ездил на метро и принял имя Франциска — самого смиренного из основателей христианских орденов, проповедовавшего птичкам.

В России у очередного иерарха РПЦ угнали очередной "Лексус".

В имени, выбранном новым папой, самое примечательное то, что имя Франциск носит еще один католический святой — св. Франциск Ксаверий, баскский аристократ, один из ближайших сподвижников Игнатия Лойолы, сооснователь ордена иезуитов, неутомимый миссионер, основавший миссии в Индии, Индонезии, Японии и Китае и обративший в христианство больше людей, чем любой из апостолов.

Именно особенности миссионерской деятельности Франциска Ксаверия, а после него Маттео Риччи привели в свое время к оглушительному внутрицерковному скандалу и спору о т.н. "китайских правилах" — миссионеры-иезуиты, прекрасно изучившие китайский язык, одетые в платье конфуцианского книжника, способные спорить с любым китайским шэньши о тонкостях "Ши цзин", проповедовали китайцам христианство на языке великой китайской культуры, вросли в императорский двор, обретали тысячи последователей, — и тут невежественные злобные доминиканцы настрочили на них донос в Рим, что-де они пошли на компромисс с язычеством.

Доминиканцы победили, но их узколобый тоталитарный подход положил конец триумфальному распространению христианства в странах конфуцианства и буддизма. Правители Японии и Китая не возражали против иезуитов, но когда они услышали, что им надо выкинуть несколько тысячелетий собственной культуры и сжечь алтари предков, — они возмутились.

Новый папа Франциск родился в Аргентине в семье итальянского эмигранта; он аскет, жил в маленькой квартире, сам готовил себе еду и пользовался метро и автобусом, отказавшись от положенного ему лимузина. Он за терпимость к геям и решительно против их равноправия, он вышел к народу весь в белом, вопреки обычаям, не надев пурпурной моцетты — короткой накидки, в которой папа появляется после избрания, и, сказав "добрый вечер", попросил всю площадь первым делом помолиться о здоровье своего предшественника.

Невозможно представить себе папу Франциска в часах за 30 тыс. евро, которых папская пресс-служба замазывает фотошопом. Невозможно представить себе, что папа Франциск будет всей государственной мощью отбирать квартиру у больного раком соседа и пропишет там "троюродную сестру".

И уж совершенно невозможно себе представить, чтобы папа Франциск, владелец трех дорогих иномарок, на одной из них сшиб насмерть двух дорожных рабочих, как это сделал 26-летний иеромонах Илия, и чтобы Ватикан вступился за несчастного, как митрополит Илларион вступился за российских попов: элитные машины — это, видите ли, служебная необходимость. "Если священник едет на таком автомобиле, то, как правило, это служебная машина и она связана с его служебным положением".

Примечательна первая реакция на избрание папы Франциска — преемник Уго Чавеса и продолжатель его дела, бесноватый популист Мадуро заявил, что за избрание папой первого латиноамериканца походатайствовал Чавес на небесах. Мадуро совершенно в своем роде прав. Избрание папы Франциска — это мощный сигнал того, что католическая церковь меняется во второстепенном и остается неизменной в главном; что отныне главная ее паства и поле деятельности — это Латинская Америка, Африка и Азия и, конечно, это ответ церкви на два главных вызова времени — на крайности политкорректности и крайности исламизма.

Проще говоря, люди третьего мира, живущие в нищей, плохо устроенной, завидующей Западу стране, люди, для которых вера — зачастую единственный способ организовать душу и как-то упорядочить поведение, отныне имеют не единственный выбор, предложенный исламистами:

"Запад погряз в бездуховности и роскоши, мы нищи, а потому святы, убей неверного — попадешь в рай", но и второй выбор: в пользу человека, который, имея доступ к "мерседесам" и другим благам, — ездит на метро, целует ноги больным СПИДом, и выходит к народу без красной моцетты.

Я хочу сказать одну очень простую мораль, но вместо того чтобы рассказать мораль, я сначала расскажу историю, из которой она вытекает. Эта история немного длинновата, но потерпите — она стоит того.

Это история предыдущего папы римского, который пытался отречься от престола. Она началась в 1406 году, когда венецианец Анджело Коррер был избран папой Григорием XII. Дело происходило в конце авиньонского пленения пап, и чтобы покончить с пленением, все кардиналы, которые участвовали в избрании, договорились, что кто бы ни был избран, он предложит авиньонскому папе отречься и отречется сам.

Корреру было 80 лет, и он был венецианец: в Венеции к тому времени существовала традиция отречения немощных дожей от престола. Едва избравшись, Григорий XII действительно написал письмо антипапе Бенедикту XIII с просьбой о встрече и совместном отречении.

Но власть быстро ударила Григорию XII в голову (это случается в любом возрасте), к тому же у него имелись два племянника, которые тут же запустили руку в папскую казну, а чтобы встретиться со своим противником, он должен был выехать из Рима, который тут же не преминул бы захватить неаполитанский король Владислав.

К ноябрю Григорий XII доехал до Лукки, к апрелю — до Сиены, и там передумал отрекаться.

Кардиналы, совершенно ошарашенные, собрали Собор в Пизе в 1409 году, который снес обоих пап и поставил папой критского пастушка Александра V. После чего Григорий XII, понимая, что ему уже недолго остается проказничать в папской казне, продал папские земли за 25 тысяч флоринов тому самому Владиславу Неаполитанскому, который к этому времени захватил-таки Рим.

Вскоре Александра V отравили, и преемником его стал как раз тот самый человек, который, вероятно, его и отравил. Его звали Бальтазар Косса, и кроме содомии и вероятного отравления своего предшественника за Коссой числились еще инцест, пиратство (он вообще начинал карьеру как пират), совращение бесчисленного количества девиц и пр. — "брегетов" и "мерседесов" Косса не имел только потому, что еще не пришло их время.
Косса — это было чересчур. В мае 1415 г. новый Констанцский собор сместил Коссу и убедил-таки Григория XII отречься.

Отсюда простая мораль: ни один социальный институт не может быть мудрее своего века. Католическая церковь пришла от Бальтазара Коссы и Александра Борджиа к папе Бенедикту XVI, добровольно отрекающемуся от самой абсолютной власти, которую можно себе представить, и папе Франциску, который ездит в метро и говорит "добрый вечер".

Изменившись в своих социальных формах и оставшись неизменной в главном (что, собственно, и делали последователи Франциска Ксаверия, надевая конфуцианские одежды и цитируя наизусть "Ши цзин"), она готова предоставить альтернативу и политкорректности, и исламизму.

Что же до нашего православного официоза — то увы. Они со своими "брегетами" и "нанопылью" остались на стадии Бальтазара Коссы. Их представление о чуде — это когда Господь стирает видеозапись, на которой иеромонах Илия давит двух человек. При таком уровне нравственного развития легко служить идеологической ширмой губящей Россию власти, но невозможно быть духовным маяком.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров