Социально ориентированное государство, до свидания!

Александр Обухович, TUT.BY

Давайте еще раз глянем на беды нашей экономики через призму экономической логики и логики развития страны.

Денег нет, да и не надо

Уже становится ясным, что наш рост экспорта в прошлом году в заметной части шел за счет форвардных поставок (с большими отсрочками платежей) машинотехнической продукции и демпинга по целому ряду другой, прежде всего – сельскохозяйственной, продукции. В результате вымывание оборотных средств предприятий приняло массовый характер. Уже более 20% предприятий не имеют собственных оборотных средств, у большинства других их недостаточно. Сочетание этого фактора с жесткой кредитно-денежной политикой (которая у нас выражается прежде всего в непомерных ставках по кредитам) делает продолжение экономической политики прошлого года практически невозможным. Денег для ее проведения просто нет.

И даже теоретическая возможность получения новых больших кредитов (даже 2 млрд долларов от России и 1-1,5 млрд - от МВФ) позволит только выиграть сколько-то времени, но никаких проблем страны в принципе не решит. А зачем правительству это время, если никаких положительных подвижек в состоянии нашей экономики не происходит? Ведь все предыдущие кредиты мы пустили на текущее потребление. И ничего, кроме дополнительной нагрузки на бюджет (долги приходится возвращать), страна от этих кредитов не получила. Время, которое они дали, потрачено, по сути, впустую, и ситуация в экономике страны сегодня не лучше, чем в середине 2011 года.

Масштаб проблемы хорошо виден из соотношения ВВП и активного капитала. В свое время Ф. Бродель показал, что, начиная со средневековых итальянских республик и до середины ХХ века, равновесие в капиталистической экономике достигается при соотношении ВВП и капитала 1:5. Перед началом нынешнего кризиса соотношение в США, ЕС, Японии было 1:6, в Великобритании – 1:7. Уже шло заметное перенакопление капитала перед кризисом. В Китае – 1:3. У нас, по данным Белстата, активный капитал предприятий составляет около 125 млрд долларов, что дает соотношение 1:2. Следует также учесть, что и наши бухгалтерии, и ПЭО давно превратили искажение отчетности в национальный вид спорта, и что и по каким ценам включено в эти 125 млрд, неизвестно никому. Я уже писал о том, что даже когда-то новый станок, безнадежно на годы застрявший на складе, нельзя включать в состав капитала по его номинальной стоимости. А еще есть лишние площади, уже ненужные запасы на складах, сверхнормативные запасы готовой продукции. Так что в лучшем случае реально работаем в соотношении 1:1,5. Даже по сравнению с Китаем недокапитализация наших предприятий составляет около 90 млрд долларов. А это означает, что и имеющийся капитал работает неэффективно. Здесь и низкий технический уровень предприятий, и отсутствие собственных сервисно-сбытовых сетей и контроля рынков сбыта, и недостаточное финансирование научно-технического задела и перспективных разработок. Образно говоря, свой котлован мы копаем лопатами при минимальных зарплатах, когда конкуренты работают на экскаваторах. В такой экономике ждать высоких зарплат и высокого уровня жизни невозможно. Кредиты тут не помогут.

Что интересно, в России соотношение еще хуже: на 2008 год – 1:1. Но там в ВВП сидит вся природная рента, без ее учета наши соотношения ВВП и капитала будут похожи. И рента вбрасывается ежегодно. Другое дело, что в России много денег. (Которых у нас нет). Но деньги – еще не капитал. Еще нужно придумать, куда их вложить.

Положение дел тут иллюстрирует такой показатель, как мультипликатор вброса. В СССР в конце 70-х он был между 4 и 5: каждый рубль, вложенный в производство, генерировал в экономике от 4 до 5 рублей: многократно оборачиваясь, через зарплаты, товары потребления, услуги, он всюду создавал добавочную стоимость. Интересно, что в США в то время он тоже был на уровне 4. Показатель корреспондировал с принятой в СССР градостроительной нормой: при проектировании новых городов предполагалось, что на одного работающего на промпредприятии должно приходиться 4 работающих в обеспечении: ЖКХ, торговля, образование, здравоохранение, управление, проч.

В сегодняшней России вброшенные в экономику деньги, по крайней мере в части коррупции и части прибыли, из экономики выводятся сразу и оседают на счетах за рубежом. Очень мало остается в экономике страны и денег, потраченных на импорт товаров потребления: таможня, торговая маржа, расходы в логистике – и все.

Как результат, в 2008-2009 годах мультипликатор в России был равен 1. Экономика страны «лишние» деньги отторгает, дополнительный вброс чреват инфляцией, и ЦБ РФ вынужден хранить резервы за рубежом.

Интересно, что в эти годы мультипликатор и в США был почти равен 1. Сказалась политика стимулирования потребления как двигателя развития и вывоз капитала: в результате стимулировалась не столько своя экономика, сколько китайская. Но США, опираясь на эмиссию, продолжают параллельно и стимулировать потребление (в прошлом году, вполне кризисном, доходы домохозяйств в США выросли до рекорда), и финансировать структурную перестройку своей экономики. И, похоже, по их пути двинулись и ЕС, и Япония.

У меня нет надежных данных по Беларуси. Но, судя по тому, что даже относительно небольшая эмиссия последнего времени сразу разгоняет инфляцию, наша экономика тоже закуклилась и тоже «лишние» деньги отторгает. Тем более что правительство явно «опустило руки» в управлении экономикой и борется только за минимальное наполнение бюджета. Хотя бы за счет кредитов и приватизации. То бишь за поддержание потребления. Вполне естественно, что ему и это не удается, поскольку в реальном секторе эффект от деятельности правительства незаметен. И наша инфляция, похоже, плавно перетекает в стагфляцию.


"Кому война, а кому – мать родна!"

И здесь мы приходим к необходимости оценить последствия для страны и необходимость жесткой монетарной политики.

Собственно, требование ужесточить нашу кредитно-денежную политику выдвинули оба наших главных кредитора: и МВФ, и Россия.

МВФ, уже по смыслу своей деятельности, как глобальная структура, отвечает скорее за глобальные последствия своих решений, чем за результаты в конкретной стране. Сегодня в мире кризис перепроизводства. Который требует ликвидации лишних мощностей. И по большому счету МВФ безразлично, в каких странах это произойдет. Они всегда оказывали и оказывают поддержку правительствам, заставляя их ликвидировать слабые производства, невзирая на социальные последствия, оздоравливая, прежде всего, мировой рынок. Именно потому их так ненавидят в тех странах, где они успели активно порулить. И уж конечно, бенефициаром его политики всегда оказываются богатые страны.

Как пример. В мире в сталелитейной промышленности – депрессия, даже ArcelorMittal и ThyssenKrupp закрывают часть своих заводов в Европе. А США новый крупный завод на базе сланцевого газа строят. И Китай строит. И наш БМЗ успешно развивается. Так что «кому война, а кому – мать родна!».

Ну а Россию в плане экономики состояние дел у нас вполне устраивает: народ у нас терпит, к ним приток наших квалифицированных кадров значительный, наши предприятия – их конкуренты на глазах слабеют, их торговые фирмы (наши «дилеры») работают успешно, зависимость нашего правительства от Кремля нарастает. За такие деньги, что они нам дают, – совсем неплохо. Даже успешное развитие у нас отдельных предприятий (под которое нам готовы одолжить 2 млрд долларов) вполне устраивает: при случае их можно будет забрать.

А что дает жесткая кредитно-денежная политика нашей стране?. В краткосрочном плане – понятно, под нее правительству деньги дают, можно закрыть самые болезненные дыры. А в среднесрочном и долгосрочном плане? Угнетает спрос, ограничивает возможности модернизации и перепрофилирования предприятий, мостит дорогу иностранному капиталу, стимулирует миграцию, создает ненужные социальные напряжения. И непонятно, как она должна, хоть в какой-то перспективе, преобразоваться в стратегию ускоренного развития. И зачем она нужна, если перспективы такого преобразования у нее нет.

Конечно, если в стране, как на Западе или в России, перенакопление капитала, можно даже пропагандировать идеи «австрийской школы» или стимулировать потребительский спрос. Заставляя капитал шевелиться и искать ниши для инвестиций. А если недокапитализация предприятий – болезнь массовая? Какая тут может быть «свобода рынка»? Чтобы этот «свободный рынок» и «жизнь по средствам», при поддержке чужих правительств, сравняли наш промышленный потенциал с потенциалом Гондураса? Не случайно даже на Юге относительно благополучной Европы (нам бы их проблемы!) политика жесткой экономии вызывает все большую критику, поскольку очевидно неспособна решать проблемы национальных экономик. Правда, и проработанных альтернатив ей пока не слышно.

Думаю, что наша главная проблема в том, что правительство и одолженные, и эмиссионные деньги тратит в основном на потребление. Мультипликатор таких расходов невелик, и проеденные ресурсы требуют все новых и новых вбрасываний. Стране нужны быстроокупаемые проекты долгосрочных инвестиций, способные наполнить экономику страны заработанными деньгами. Но рыночные стимулы или приток иностранного капитала здесь могут помочь очень немного. Необходимо программно-целевое финансирование проектов развития. Однако доверять такие проекты нынешнему правительству невозможно: угробят деньги без результата. И формировать проекты необходимо при их международной экспертизе, (а лучше и поиск начинать с помощью серьезных консультантов), и вести их должны независимые от правительства консалтинговые фирмы. Своим не доверяем – придется платить иностранным. Пусть тогда наши учатся. Пока у наших только «совок» и может получаться, и такие инвестиции, такая модернизация – просто разбазаривание ресурсов.

И еще. Масштаб наших проблем, потребность в ресурсах так велики, что только изнутри профинансировать все заведомо невозможно. Так или иначе нужны проекты с участием иностранных партнеров. И вести такие проекты с должными полномочиями должны не те люди, которые нравятся нашим руководителям, а те, кому могут доверить свои деньги инвесторы. При должных юридических и финансовых гарантиях и для нашего государства, и для инвесторов.

А пока правительство занимается только затыканием текущих дыр, пока они надеются, что «не все уедут», пока Нацбанк под нажимом кредиторов проводит антинациональную жесткую кредитно-денежную политику – Гондурас нам все ближе, а социально ориентированное государство – все дальше.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров