"Развратил 4-летнюю дочь и не в тюрьме"


Уже семь лет минчанка Ирина* пытается привлечь своего бывшего мужа к ответственности за то, что он, по ее мнению, растлевал их 4-летнюю дочь.

"Он ей в 4 года говорил комплименты, как взрослой женщине, любил чесать ей голое тело. И моя дочь стонала, как будто она лежит на каком-то эротическом одре". Когда мать однажды "застукала" дочь с отцом за еще более неприличным занятием, написала заявление в прокуратуру. В отношении 60-летнего отца не сразу, но возбудили уголовное дело по ст. 167 УК РБ ("Насильственные действия сексуального характера").

Статья содержит интимные подробности. Читать совершеннолетним.

Правда, несмотря на все сексуальные подробности, о которых рассказал ребенок, дело в результате закрыли. Теперь дочери Ирины 12 лет, а сама Ирина считает, что муж "отмазался" и винит во всем "связи мужа в прокуратуре". При этом и специалисты, с которыми пообщался TUT.BY, отмечают: по таким делам обычно на долгий срок "упекают" за решетку. Так почему сейчас не вышло?

"Когда я приходила домой, они были такие раскрасневшиеся, как с лыжных прогулок"

Ирина вышла замуж за Александра, который до этого уже дважды был женат. В третьем браке, несмотря на возраст, захотел ребенка, и вскоре родилась Ксюша. "Когда ей исполнилось 4 года, он начал с ней эти игры в "чесалки". Когда я приходила домой, они были такие раскрасневшиеся, как с лыжных прогулок". Потом дочь, по словам Ирины, стала периодически жаловаться, что у нее болит промежность. Окончательно "дошло" до матери тогда, когда однажды, заглянув в комнату, она увидела, как Ксюша лежит на муже, ее ноги - за его шеей, и она просит его о поцелуях в промежность.

Все "мелочи" стали у Ирины складываться в одну картинку. Вспомнила она и о том, как однажды ночью в супружеской постели она в свой адрес услышала фразу: "Доча, тебе нравится?"

На допросе следователь подробно спрашивал Ксюшу о том, что они делали с отцом. Девочка также подробно описывает, как трогала половой член отца, по-детски сравнивая его с Кинг-Конгом. Судя по документам, Ксюша даже пыталась показать свои игры с папой самому следователю.

Все показания ребенка находятся в редакции, но мы решили их не публиковать, чтобы не шокировать аудиторию и не травмировать саму девочку сегодня.

В деле фигурируют и показания бывшей жены Александра, и ее дочери Инны, которая была не родной Александру. Так, рассказала Инна, когда ей было 9 лет, Александр любил ей "чесать и гладить спинку". "Его руки гладили меня и по голой спине, под кофточкой. Я открыла для себя новые ощущения. На сегодняшний день могу сказать, что это было чувство желания и возбуждения. Чем больше он гладил и сжимал мои пальцы, тем приятнее мне становилось".

Сам Александр на следствии категорически отрицал какие-либо сексуальные контакты с дочерью. "Я действительно очень люблю свою дочь, а дочь, видя это, была очень привязана ко мне, любила играть со мной. Ей нравилось, когда я чесал ей спинку, животик. Однако эти игры никогда не выходили за пределы разумных рамок, не носили сексуального характера или подтекста. Я никогда не трогал дочь с какими-то сексуальными намерениями за половые органы, а также не позволял и не предлагал прикасаться к своим половым органам. Ирина (жена. - TUT.BY) в период совместной жизни постоянно придиралась ко мне, что я не так держу или не так беру на руки ребенка, слишком много уделяю ей внимания, балую. Ее также сильно раздражало то, что я больше внимания уделяю Ксюше, чем ей. Она явно ревновала меня к ребенку". Кроме того, Александр указывал, что жена на него клевещет из-за "корыстных побуждений", ведь в семье работал только он.

"Известно немало случаев, когда на одних только показаниях ребенка педофилов отправляли за решетку на немалый срок"

Судмедэксперты осмотреть Ксюшу не смогли. Согласно их заключениям, ребенок сопротивлялся на осмотре, поэтому "оценить состояние девственной плевы, а также высказаться о наличии повреждений в области половых органов не представилось возможным". Более того, они сделали вывод, что показаниям ребенка верить не стоит, так как Ксюша "не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий".

Дело закрыли, но мать Ксюши не остановилась и обратилась к российским специалистам в государственное образовательное учреждение - Центр психолого-медико-социального сопровождения "ОЗОН". Там результаты были однозначными: "У Ксюши выявлено выраженное сексуализированное поведение; девочка с видимым удовольствием и подробно рассказала о действиях сексуального характера, совершавшихся с ней отцом, при этом она сообщила ряд подробностей, которые могли быть получены ею только из личного опыта; эмоциональное состояние девочки характеризуется нестабильностью, повышенным уровнем агрессии. Отмеченный комплекс нарушений специфичен для детей старшего дошкольного возраста, ставших жертвами сексуальных посягательств".

Как рассказал TUT.BY Андрей Маханько, председатель правления МОО "Понимание" (объединение готовит психологов, которые помогают следователям разговаривать с ребенком на понятном детям языке. - TUT.BY), ему известно немало случаев, когда на одних только показаниях ребенка взрослому выносили обвинительный приговор и отправляли за решетку на немалый срок.

"Случай удивительный, потому что по таким делам, если все показания ребенка задокументированы процессуально правильно, возбуждаются дела. Помню случай, когда во время суда после перерыва почти все свидетели, которые шли по делу, отказались от своих показаний против педофила, и у судьи не было на руках по сути ничего, кроме показаний ребенка. И даже этих оснований судье хватило для того, чтоб вынести обвинительный приговор. Примером может быть и дело несовершеннолетних П., рассмотренное в 2011 году судом Фрунзенского района Минска, завершившееся приговором в виде 10 лет лишения свободы для насильника".

Адвокат Ирины Вероника Варава также рассказала TUT.BY, что неоднократно в своей практике занималась подобными случаями. "Показаний ребенка, тем более таких подробных, всегда было достаточно". Видя, что показания российских и белорусских специалистов сильно расходятся, Ирина настояла на проведении в Беларуси повторной психолого-психиатрической экспертизы. Но наши специалисты выводы не изменили и вообще поставили Ксюше диагноз… "гебоидная шизофрения".

"Этот диагноз ребенку поставить не могут, его нет в Международной классификации болезней. Это диагноз для взрослых, - говорит адвокат. - Поэтому мы просили привлечь к делу российских специалистов, которые осматривали Ксюшу. Но и в этом нам отказали".

TUT.BY обратился в прокуратуру Минска. Именно там последний раз дело закрывали. Кстати, следствие по делу возобновлялось и прекращалось несколько раз. Однако в прокуратуре отказались комментировать это дело, потому как "в нем фигурирует ребенок".

Источник: "Жирную точку должна поставить именно экспертиза"

Источник TUT.BY, осведомленный о некоторых нюансах расследования этого дела, сообщил, что прокуратура действительно не может комментировать такие дела. По его словам, даже судебные процессы по ним происходят в закрытом режиме.

В то же время наш собеседник отрицает какую-либо заинтересованность органов прокуратуры в "отмывании отца" по нескольким причинам. "Следствие готово было привлечь российских специалистов к участию в экспертизе по данному делу, как того просила мама и ее адвокат. Для этого был отправлен запрос следственным органам РФ. Нужно было всего лишь получить согласие конкретного специалиста на участие в проведении экспертизы. Важно было, чтобы его не допрашивали, что автоматически делало его свидетелем и устраняло возможность участия в деле в качестве эксперта. Однако в России его все-таки допросили, "запоров" по сути хорошего специалиста".

Смущают некоторые моменты в поведении матери, отмечает собеседник. Например, в ходе следствия мать предоставила рисунки дочери, свидетельствующие, по ее мнению, о том, что в отношении дочери совершались действия сексуального характера. Экспертизу рисунков провели эксперты ГЭКЦ МВД и заключили: ряд элементов овальной формы, расположенных в области гениталий человека, а также полуовалы в области груди на рисунках Ксюши дорисованы.

Но главная проблема в другом, считает наш собеседник. "Даже если что-то дорисовано, даже если что-то еще смущает следователя, то все равно, чтобы посадить человека, нужны безоговорочные основания. Почему-то все готовы винить следователя, не понимая, что он работает по четкой схеме: снимает показания и назначает психолого-психиатрическую экспертизу, которую проводит не он, а эксперты, отвечающие за ее полноту и качество. Следователь же обязан критически оценить выводы экспертов и принять решение - достаточно ли ему их для завершения формирования общей картины или нет. При наличии ряда очень спорных моментов именно в этом деле просто показаний ребенка для направления дела в суд недостаточно. Жирную точку должна поставить именно экспертиза, которая показала бы, говорит ли ребенок своими словами, может ли он в этом возрасте выражаться тем языком, которым выражается. Важно установить и то, насколько ребенок независим в своих высказываниях от матери, не повторяет ли он ее слова".

Но в экспертизе и загвоздка. Точнее, в отсутствии внятной экспертизы - до сих пор. Поскольку Ирина не хотела мириться с тем, что дочь - шизофреничка и все придумала, она в 2010 году обжаловала белорусские экспертизы в Государственную службу медицинских судебных экспертиз и за подписью заместителя руководителя службы В. Кузьмичева получила ответ: "При оценке психического состояния Ксюши допущены методологические нарушения. Установленный диагноз не соответствует действующей международной классификации болезней, что ставит под сомнение обоснованность иных экспертных выводов".

Источник TUT.BY, знающий дело, считает, что можно возобновить дело и провести еще одну экспертизу специалистами, имеющими надлежащую квалификацию. Правда, некоторые специалисты, с которыми пообщался TUT.BY, отмечают, что если девочку будут опрашивать сейчас, то неизвестно, как ее показания будут оценены - прошло много лет. В то же время, продолжает наш собеседник, допустимо, чтобы показания ребенка эксперты изучали по уже собранным документам, в том числе по видеосъемке, которая применялась при допросах Ксюши.

Важно, что в ответе Госслужбы судмедэкспертиз Беларуси также черным по белому написано: нарушения, допущенные предыдущими специалистами, могут "служить основанием для вашего ходатайства о проведении новой повторной экспертизы с привлечением необходимых специалистов".

Но вот вопрос: вплоть до Генпрокуратуры Ирине и адвокату все равно отказывают в возобновлении дела. Даже несмотря на опровержение белорусских экспертиз и право ходатайствовать о проведении новой. Причем последний ответ из Генпрокуратуры пришел за подписью того же человека, который раньше работал в прокуратуре Фрунзенского района и который при первоначальном рассмотрении заявления Ирины писал ей отказы в возбуждении уголовного дела. Ведь и тогда, много лет назад, дело возбудить удалось не сразу: заявление в прокуратуру Фрунзенского района Ирина писала в 2006-м, а дело возбудили лишь спустя год.

"Повторным изучением материалов уголовного дела установлено, что в ходе предварительного следствия полно, всесторонне и объективно исследованы обстоятельства дела, имеющие значение для правильного его разрешения", - говорится в последнем ответе Генпрокуратуры, которое пришло ей 21 января 2013 года.

* Все имена героев изменены

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров