Теперь понятно, почему Владимир Путин не принял Александра Лукашенко в Сочи


Теперь понятно, почему Владимир Путин не принял Александра Лукашенко в Сочи

Одалживая деньги другу, теряешь и друга, и деньги.
Французская пословица


Разговаривать было не о чем. Слишком не совпадают позиции сторон по ключевым вопросам белорусско-российских отношений.

На заседании Высшего госсовета (ВГС) Союзного государства Беларуси и России в Санкт-Петербурге 15 марта была формальная и реальная повестка дня. Формально все вопросы саммита, типа бюджета Союзного государства, решили быстро и просто. Договорились даже о помощи со стороны России в строительстве белорусской исследовательской станции в Антарктиде. Будто нет у руководства Беларуси более насущной проблемы, кроме как исследование этого экзотического континента.

Однако для официального Минска главными вопросами повестки дня ВГС был вопрос о нефтяном балансе на весь нынешний год и о кредите. Вот по этим важнейшим проблемам решение в Санкт-Петербурге не было принято, несмотря на награждение президентом Беларуси В. Путина орденом Дружбы народов. Иначе говоря, за всем внешним благочинием, словесным официозным камуфляжем, скрывается факт, что саммит прошел впустую.

То, что Россия не собирается принимать годовой нефтяной баланс на этом заседании, стало понятно еще 13 марта. В этот день вице-премьеры двух стран В. Семашко и А. Дворкович в Москве согласовали объем поставок нефти только на второй квартал 2013 года. Нелогично через два дня на саммите вновь поднимать вопрос о годовом балансе.

Важно обратить внимание, что на этих переговорах в Москве нефтяной баланс обсуждался в одном пакете с вопросом о "реализации совместных интеграционных проектов". За этим эвфемизмом скрывается стремление российского капитала приобрести наиболее прибыльные белорусские активы. Т. е. Россия как бы подвешивает Беларусь на такой своеобразный крючок, дескать, когда созреете, будете готовы продавать свои предприятия, тогда будет и соглашение о поставках нефти на весь год.

Примерно по такой же схеме развивается история о кредите. Поскольку белорусская экономика не производит прибыль, то для ее выживания необходима постоянная финансовая помощь из-за рубежа. Дешевой нефти и газа уже недостаточно, нужны еще и кредиты.

Поэтому вопрос о кредите в размере $2 млрд был, пожалуй, едва ли не главным пунктом повестки дня переговоров в пятницу в Санкт-Петербурге. Об этом накануне активно писали СМИ. Во время саммита эту информацию подтвердил министр финансов России А. Силуанов.

Впервые о желании Беларуси получить от России кредит в размере $2 млрд А. Лукашенко рассказал еще 21 декабря прошлого года во время встречи со студентами Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники. "18 и 19 декабря состоялись переговоры в правительстве России и с президентом России по многим-многим вопросам. Когда я им сказал — одному и второму: вы подумайте, если мы родные братья, мы должны помогать в период кризиса. Нам надо пару миллиардов долларов кредитов, чтобы осуществить модернизацию наших предприятий... Должен сказать, меня это удивило, я говорю: можете ответ сегодня не давать, вы подумайте. Говорит: нет, почему, давайте конкретный список, но желательно совместных предприятий. То есть мы даем деньги, ваши предприятия — под модернизацию и создаем совместные предприятия. Я говорю: хорошо, но это одно направление. Но и для несовместных предприятий нам тоже нужен 1 млрд USD", — откровенничал тогда белорусский лидер. По его словам, российские руководители не возражали.

Обратим внимание на два важных обстоятельства. Во-первых, речь идет о кредитах под конкретные проекты, это деньги для модернизации определенных предприятий. Во-вторых, Россия настаивает на том, чтобы это были совместные белорусско-российские предприятия. На заседании союзного Совмина 12 декабря российский премьер Д. Медведев предложил белорусской стороне определить пять компаний. После визита в Беларусь 12 февраля вице-премьера РФ А. Дворковича глава белорусского правительства М. Мясникович заявил о готовности создать пять совместных предприятий с российскими фирмами.

Таким образом, новая планируемая российская финансовая помощь будет принципиально отличаться от кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС, который белорусская сторона получает сейчас. Напомню, что в 2013 году в Беларусь должны прийти последние $880 млн двумя траншами. Так вот, эти деньги выделяются правительству, Нацбанку Беларуси, и белорусские власти могут ими свободно распоряжаться. В основном они идут в золотовалютные резервы, с их помощью поддерживается стабильный обменный курс белорусского рубля.

А вот тот кредит, о котором речь идет сейчас, совсем другого типа. Даже если Россия смилостивится и выделит эти $2 млрд, белорусское правительство не сможет распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению. Они пойдут на модернизацию предприятий. То есть это так называемые связанные кредиты. Россия пошла в этом смысле по пути Китая, который дает только такие связанные кредиты под конкретные проекты с участием китайских компаний.

Почему же Россия тянет резину, не спешит облагодетельствовать союзника? Все дело как раз в проблеме создания совместных белорусско-российских предприятий. С ними пока не очень получается. Дело в том, что А. Лукашенко всячески противится их созданию, бесконечно затягивает эту процедуру, отговаривается обещаниями, стремится в конце концов как-то отвертеться от российских требований. Например, переговоры о создании холдинга "РосБелАвто" на базе КамАЗа и МАЗа идут более двух лет с нулевым результатом.

Россия это видит и шантажирует деньгами. Можно предполагать, что эти кредиты появятся только тогда, когда будут подписаны, юридически оформлены сделки по созданию СП. Не раньше. Утром — деньги, вечером — стулья. То есть, как и в случае с нефтью, с помощью кредитов официальный Минск подвешивают на крючок: хочешь получить деньги — отдавай предприятия. Вот такая реконструкция сценария переговоров в Санкт-Петербурге по косвенной информации, которая доходит до СМИ.

Но здесь возникает другая проблема, более глубокая и глобальная. Даже если представить, что Россия по каким-то геополитическим соображениям поменяет свою позицию, как это часто раньше бывало, закроет глаза на неуступчивость союзника и широким жестом выделит $2 млрд, то это для белорусской экономики мало что решает. Это паллиатив. Правительству и Нацбанку нужны не связанные кредиты, а живая валюта, которой можно было бы компенсировать дефицит текущего счета и внешнеторгового баланса, т. е. внешнее финансирование такого рода, которое Беларусь получает сейчас от Антикризисного фонда ЕврАзЭС. И где его взять, кроме как не в Москве?

Т. е. внешняя политика Беларуси начинает сводиться к простому, даже тупому вопросу: дайте денег. И это, наверное, наиболее красноречивый итог уже почти 19-летнего правления.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров