Кому "Дожинки", а кому – поминки

Марат Афанасьев, "Белорусский партизан"

Из праздника для тружеников села его превратили в элементарную «показуху». С таким праздником надо кончать и больше никогда его не проводить.

Хорошо помню, как в 1996 году Иван Пашкевич, мой коллега по Верховному Совету 13 созыва и один из организаторов тогда еще рождавшегосяпраздника "Дожинки" характеризовал его суть и идейное оформление. Мол, праздник крайне необходим труженикам села, он будет итогом их напряженного труда и благодарностью страны за проделанную селянами работу. Проведение таких праздников задумывалось как помощь малым городам в развитии их инфраструктуры, а остающиеся после проведения этого праздника новые дороги, бассейны, больницы и другие объекты должны были многие годы напоминать жителям таких городов о проведенных у них торжествах.

Одно из высказанных предположений о том, что может быть сельского труженика лучше сделать собственником своей земли, а праздник он проведет по своему разумению и возможностям, что сделает его более счастливым, было отвергнуто. Под предлогом, что лишь государство способно обеспечить селян достойной работой и организацией таких праздников. Место проведения того, еще первого праздника, удивительным образом совпало с избирательным округом, от которого Иван Пашкевич был избран в Верховный Совет 13 созыва – города Столин.

Мой избирательный округ располагался в городе Жлобин, где с 1985 года я работал на Белорусском металлургическом заводе. В начале 90-х, в соответствии с Законом "О местном самоуправлении" меня избрали депутатом городского Совета, а уже депутаты избрали председателем Совета. В то время в городе проживало 70, а в районе 37 тысяч жителей и избирались два Совета (в районный Совет председателем был избран первый секретарь ГК КПСС), а в подчинении у каждого Совета находились соответственно два исполнительных комитета.

Работа городского Совета велась на основании составленных депутатами программ. В их основе были обещания кандидатов в депутаты своим избирателям, которые могли реально оценить эти обещания, понимая, что выборы – это программы и пути развития города. Всего по городу было принято шесть таких программ. Наиболее эффектными были единственная в стране "Городская программа ликвидации последствий аварии на ЧАЭС" и программа сотрудничества "Город-село". Именно их реализация позволила решать жилищные проблемы приезжающих в город врачей, учителей, сотрудников правоохранительных органов и начать оказывать реальную помощь всем сельскохозяйственным предприятиям района.

Реализация городской программы приватизации стала ручейком, наполнявшим внебюджетный фонд средствами, позволявшим закупать городу все необходимое сверх выделенных бюджетных нормативных средств. Контроль, их использования, был "жэстачайшы". Так, ежеквартально на сессиях председатель исполкома В.К.Ерофеев отчитывался перед депутатами о всех расходах, а самыми "въедливыми" контролерами были учителя и врачи.

Находящиеся в городе районная больница, мясокомбинат, молочный и комбикормовый заводы, сельхозтехника и другие, связанные с сельским хозяйством организации создавали рабочие места не только жителям города. Их эффективная работа ощутимо влияла и на финансовое состояние расположенных в районе колхозов и совхозов. Поэтому мясокомбинат одним из первых получил от города такую помощь - именно ему, было закуплено необходимое оборудование, и создана лаборатория радиологического контроля. После чего сбыт продукции комбината возобновился в прежних объемах и стал устойчивым на долгие годы.

Молочному заводу было закуплено оборудование для изготовления мороженого, и его успешно продавали даже на вокзале у проходящих поездов. Позднее было закуплено оборудование дляизготовления сливочного масла, ставшего одним из лучших в Беларуси и брэндом города, а еще позднее, по предложению депутатов, на заводе стали производить казеин. Переработка молока увеличилась на треть, ощутимо сократились транспортные расходы (меньше молока стали возитьна переработку в Рогачев) и возросли доходы всех хозяйств района.

Центральная районная больница была наполнена лечебным и диагностическим оборудованием, и как с гордостью заявлял тогда главный врач больницы В.С. Воробей, - вывело ее в лидеры среди ей подобных, по оснащенности. Правда позднее, нашу единственную в области, искусственную почку "перевели" на Гомельский химический завод. Лабораторную диагностическую установку, полученную в качестве безвозмездной иностранной помощи "перевели" в Брест, а врач-лаборант ее обслуживавший (член Объединенной Гражданской партии), за свои политические взгляды был отчислен из аспирантуры Гомельского медицинского университета, и был вынужден устроиться наработу в Москве.

Для хранения и переработки производимой в районе сельхозпродукции был разработан проект хранилища фруктов в газовой среде (азот с БМЗ) с низкотемпературным холодильником и начато их строительство. В одном из хозяйств района была начата перезакладка фруктового сада, а для перевозки за пределы района такой продукции были закуплены пять рефрижераторов. Введенная в работу линия по производству картофельных чипсов, позднее была демонтирована и вывезена в Бобруйск. На консервном заводе были начаты разработки по замене технологии и тары, а новые крышки для нее планировали выпускать в цехе товаров народного потребления БМЗ.

Была надежда на то, что появившиеся в стране зачатки к акционированию и приватизации получат свое дальнейшее развитие. Акционирование мясокомбината, молочного завода, сельхозтехники и других перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию предприятий планировалось при участии колхозов и совхозов, поставлявших им свое сырье. Так многим селянам виделось участие и развитие своих хозяйств, и повышение их материального благополучия. Так, через акционерный капитал, дивиденды от переработки и реализации готовой продукции, проявлялась и социальная справедливость в оценке труда работников сельского хозяйства.

Все это делалось через выражение мнения людей, обсуждение, принятие наиболее оптимальных решений. Результаты таких обсуждений были желанны и понятны жителям города и села, оттого и воспринимались как достойное дополнение тому достатку, которым они располагали. В конечном итоге, если рос их достаток, то росли и их потребности, которые можно было получать и умножать без традиционных "рекордов" и "напрягов". Делать все это можно было без той помпезности и ажиотажа, которыми заполняют нынешние "Дожинки". Это, в свою очередь, лишь подтверждало очевидный факт, что в конечном итоге, любая политика, является местной.

Кому то еще кажется, что ледовый дворец, аквапарк, 50-метровый бассейн, гребная база, зал для игровых видов спорта и многое другое, чем сегодня как бы "гордятся" жители города это благо. Но когда разговор переходит на конкретную тему, - сколько стоит содержание таких объектов и как часто обычный жлобинчанин или житель села может ими воспользоваться возникает заминка. Потому как платить за это удовольствие и постоянно использовать его себе во благо, большинство жителей 75-тысячного города и 30 тысяч жителей района просто не в состоянии. Тогда для многих из них становится очевидным, что такое близкое и кажущееся для всех благо, есть ни что иное как "халява".

"Халява" для тех, кто использовав производственный потенциал завода, свои административные возможности и не спросив у всего населения – "оно вам надо" или "вы сможете это содержать", довел ситуацию до абсурда. Потешив собственное самолюбие, израсходовав не принадлежавшие им народные деньги и успешно покинув город. Оставив жлобинчан наедине с проблемой, сродни той, что делала советских людей, пользовавшихся нужником в огороде, гордыми оттого, что наша страна имеет ракеты и атомные бомбы, которыми может уничтожить все человечество.

Следов пребывания таких "халявщиков" в городе остается все больше. Получив с назначением на должность в свое распоряжение предприятие или административную "единицу" (город и район), очередной назначенец часто в своем «творчестве» не знает границ. Ни у его предшественников, ни у самого ныне действующего назначенца никаких связей с населением региона нет, - депутаты районного и сельских Советов превращены , и представляют собой пустую формальность. Оттого и кураж у известной особы, о нецелесообразности сельских и поселковых советов. Как будто еще осталась такая целесообразность от Палаты представителей и Совета республики.

А если, по случаю, подвернуться "Дожинки", то наступает настоящее буйство фантазии. Оттого и получается, что за несколько месяцев до торжества в городе ударными темпами начали строить гостиницу, а жилой дом по ул. Барташова уже третий год никак не могут закончить. И как заявил недавно председатель райисполкома, - "Ожидаем упорный и напряженный труд. Это касается всех. Надеемся на понимание жлобинчан. Нам нужно напрячься, сделав за пять месяцев то, что многие делали за 1,5 года. Городу нужны детский сад, парк отдыха и набережная. Не лишним было бы провести водопонижение для защиты от подтопления". Пятилетку - за три года! Мы, еще недавно советские люди это уже проходили. Угадайте из трех раз, что будут делать в городе – парк отдыха или водопонижение от подтопления частного жилого фонда?

Из заявления, сделанного председателем Гомельского облисполкома, следует, что на проведение "Дожинок" необходимо более 1 трлн. рублей. На более понятном населению языке это означает, что такая величина составляет более 120 млн. долларов. Если учесть, что району выделено на эти цели всего около 20 млн. долларов, то недостающие 100 млн. долларов надо где-то взять. Чтобы, как выразился в своем заявлении председатель облисполкома, построить универсальный зал игровых видов спорта, новый местный краеведческий музей и еще кое что другое.

Грустно читать эти перлы. Новый зал уже строится, а музей, на устройство которого министерство культуры уже выделяло необходимые средства, но которые "ушли" совсем не по назначению по воле пришлых назначенцев, может опять не дождаться своего часа. Как было с иными объектами. Из шести планировавшихся к строительству в городе, по районам компактного проживания людей физкультурно-оздоровительных комплексов, было построено только два. Один из них успешно действует в 16-м микрорайоне и его ежедневно посещает до двухсот человек, зато второй в 3-м микрорайоне, уже давно используется как торговый центр. О детских спортплощадках, которые к настоящему времени полностью исчезли с дворовых территорий города и где летом развлекались сотни детей, проходили дворовые турниры по мини-футболу и баскетболу вспоминать не хочется.

Из этого следует единственный вывод, - деньгами, хоть на праздник, хоть для других целей, надо распоряжаться разумно и контролировать их использование. Сделать так можно только публично, под контролем общественности, которую в настоящее время просто отлучили от этой возможности. Оттого и не стало в стране денег, даже на проведение праздников.

На БМЗ, где производительность труда уже достигла 180 тыс. долларов в год, а за первые месяцы года даже снизилась вопреки заданию (власти уже превратили завод в выжатый лимон), надежды нет. Тем более рентабельность в 2 процента (газета Металлург № 23) не позволяет даже платить премии значительной части инженерно - технических работников завода, отчего начался их исход с завода. А после навязанных заводу работ по покраске фасадов отдельных зданий города, даже и той рентабельности у завода может не остаться, и тогда премий может лишиться основная часть рабочих. Воистину будет праздник, - "со слезами на глазах"!

У Минпрома, где производительность труда (с учетом БМЗ) составляет всего 50 тыс. долларов, денег нет. У Правительства, которому в этом году поставлена задача, поднять производительность труда на одного работающего до 60 тыс. долларов, эти деньги, как и в стране, искать бесполезно. От посевной денег не оторвать, а солярку опилками и щепой не заменить. Погибшие под ледовой коркой озимые пересевать и подкармливать надо. После этого наступит очередь гербицидов и пестицидов для борьбы с сорняками. Собранный урожай, из-за отсутствия хранилищ, частично погибнет. Надо платить за взятые в страну кредиты и проценты по ним, иначе новых кредитов не дадут. Вся надежда остается на "Боинг", который пролетев через далекие Индонезию, Сингапур и Объединенные Арабские Эмираты возвратится домой, успешно выполнив свою священную миссию. Если дадут.

Из всего сказанного можно сделать неутешительный вывод, что нынешняя власть окончательно уничтожила саму суть праздника "Дожинки". Из праздника для тружеников села и программы развития инфраструктуры малых городов его превратили в элементарную "показуху", которая ничего общего с развитием малых городов не имеет. Массовые приписки, сопровождающие этот праздник и судебные разборки после них, поражают своим цинизмом. Они стали постоянными спутниками праздника, превратив человеческую радость в посмешище. Власти даже не слушают население, остающееся наедине со своими проблемами. Вывод из этого напрашивается только один - с таким праздником надо кончать и больше никогда его не проводить.

Тем более, что незабвенный И.Пашкевич давно покинул любимую им Беларусь и перебрался на постоянное место жительства в "загнивающую" Америку. Живет там и не тужит. Издает свою русскоязычную газету, и время от времени даже пытается помогать землякам-белорусам: шлет нам приветы и советы, как объединить наши усилия по изменению застоявшегося политического болота, как противостоять гнилой и непонятной идеологии, и многому другому. Про "Дожинки" теперь он даже не вспоминает, и видимо нам того желает. Как говорится, про покойника либо хорошо, либо никак …

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров