Белорусы - самые настоящие в мире

budzma.org

Журналист и писатель Виктор Мартинович о чистоте и внутренней красоте белорусов.

Я катастрофически опаздывал на утренний поезд в Вильнюс. Сразу по прибытии меня ждали две лекции, поэтому опоздание стало бы концом света. Утреннее метро: очереди за жетонами, очереди к банкоматам, толпа на платформе. Становлюсь в очередь к кассе, лезу в карман за портмоне, открываю его и едва не вскрикиваю. Это напоминает плохой сон, который снился всем людям, что много путешествуют: в бумажнике - железнодорожный билет, 200 литов и 100 долларов. Белорусские деньги я усердно достал накануне, ведь зачем они мне? Я же в Литву еду!

Времени - только на то, чтобы доехать до вокзала и потом добежать до перрона. Метаюсь, паникую и решаюсь на последний возможный вариант. Подлетаю к женщине, что стоит у турникетов, и в отчаянии объясняю свою ситуацию, демонстрируя билет, доллары и литы. Она пристально смотрит на меня, видимо, проверяет, не пьян ли (ведь она здесь в том числе для того, чтобы не пускать пьяных на платформу). Потом усмехается мне и говорит, как другу: "Хорошо, иди! В следующий раз голову не забудь! "

Я знаю, что хорошие люди есть везде. Что сердечный человек - не национальность. Но имея опыт наблюдения за действиями дубаломов-контролеров в Вильнюсе (они там в последнее время ходят по трое, с рациями и если что - сразу применяют физическую силу), могу сказать, что такое могло произойти разве что в Минске. Я мог бы рассказать, как когда-то, еще студентом, приехав в Москву автостопом без денег, я пытался "попроситься" в метро. И как такая же тетушка сразу прыпугнуа вызовом милиции - худшего врага всех "автостоперов". Опять же, злой человек - не национальность и не прописка. Однако "школой", которая воспитывает добро или зло в человеке, является общество. А у нас оно очень необычное.

Оборотной стороной всепроницающего государственного патернализма в Беларуси стало рождение нескольких поколений людей, что не считают деньги чем-то исключительно важным. "Белорусам деньги не нужны!" - распространенная поговорка, которую вспоминаешь, когда в автосервисе, например, не берутся менять лампочку в японской машине, так как для этого нужно снимать бампер и крыло (машина японская). И отказ мастера по характеру очень белорусский: он не стал это делать не потому, что не договорились по цене, а потому, что ему не нравится делать дурную работу. Такому предложи в два, в три раза больше - все равно откажется. Один француз сказал, что Беларусь стала тем, чем стал бы СССР, протяни он свое существование к 2013 году. СССР в первую очередь - страх, удушение свободы, но во вторую очередь - это люди, воспитанные в дикой системе, в которой все решают не деньги. Люди с устремлениями чистыми и наивными, как мысли мальчика Коли из фильма "Гостья из будущего" (он даже от "Жигулей" отказался!).

Спор о том, существует ли в Беларуси потребительское общество, ведется левыми и правыми философами уже давно. Но я здесь не согласился бы ни с Ольгой Шпарагой, ни с Андреем Горных.

Нет у нас потребления как религии. Нет поклонения гипермаркету, распродажам и брендам в тех вычурных формах, которые мы видим повсюду. В результате - консервации страны в сюрном постсоветском сиропчике: мы не присоединились к превращению в огромный магазин. Мы не продаемся и не покупаемся. Мы чистые и настоящие. Таких, как мы - пойди поищи, и найдешь разве что в какой Бирме, народ которой тоже не глобализированный.


Разговоры в белорусских кафе принципиально отличаются от разговоров, например, в варшавских или берлинских кафе. Слово "деньги" не звучит здесь в каждом втором предложении. Люди не обсуждают последнюю коллекцию Luis Vuitton и не тратят время на споры о качестве fusion-еды в только что открытом клубе. Пища нам нужна, чтобы кушать, клуб - чтобы встречаться (чтобы разговаривать о вечном - в то время, как для жителей окрестных стран слово "вечность" превратилась в составляющую имиджа Vertu и других пафосных брендов). Новый знакомый не спросит, "сколько ты зарабатываешь в год". Более того, у меня ощущение, что про деньги белорусы сегодня говорят с неохотой и стыдом - как о чем-то неприличном. Разве это не чудо?

Один польско-немецкий писатель сказал мне в разговоре о Минске, что для него белорусский столица - город "красавиц в метро". Не красавец как таковых, заметьте - ведь о том, что у нас самые красивые девушки, мы и так знаем. Но - красавиц в метро. "Понимаешь, я не знаю, кто они. Студентки, может. Или, может, в офисах работают... Но я зашел в вагон и лишился чувств. Это был конкурс "Мисс мира" в одном отдельно взятом вагоне! И по виду, и по одежде, и по тому, как они держатся. Что они делали в метро?" По его мнению, в Германии таких красоток можно увидеть разве что на выходе из "Бентли" на улице бутиков. А у нас они ездят в метро - на работу или учебу. Я ему рассказал, как однажды ехал в трамвае, которым руководила Кейт Бланшетт. Маникюр, одежда - все было как в модном журнале. Возле площади Победы она вышла из своей кабины, взяла лом и пошла перемещать рейки (там какой-то трамвайный узел). "Вот и я о том!" - Горячо согласился он.

Страна "королев заправок", настоящих друзей и чистоты чувств... Не это главная составляющая белорусской культуры? Не это ли наша основная особенность? Вы просто представьте, каким станет человек в результате такой жизненной парадигмы: закончить университет, уехать из Минска и два года работать на Копыльщине по распределению, забывая о шелухе, которую в столице вычитал в Esquire…

В сомнительным романе "Духless" Сергея Минаева есть один очень сильный момент. Герой-циник, который только что пережил глубокую душевную травму, садится в такси, едет домой и неожиданно для себя начинает молча плакать. Он вытирает слезы, вспоминая о событиях вечера, и тут вдруг водитель такси нарушает молчание и пытается по-человечески его поддержать. "Не вешай нос, парень! - говорит тот. - Все будет хорошо!" Всю дорогу водитель развлекает героя сердечной разговором, у того теплеет на сердце, возвращается вера в людей. На прощание водитель требует дать ему не $15, как договаривались, а $25. Ведь "душевная беседа" включена в счет. Герой опустошенно платит, так как "это же Москва".

Я думаю, каждого из нас хотя бы раз поддерживал хорошей беседой водитель такси в Минске. И ничего за это не просил, ведь что может быть естественнее человеческого разговора?

Иногда очень хочется дождаться времен, когда неизбежная глобализация вытравит из нас людей и сделает из нас потребителей (и товар). Но иногда хочется сохранить чистоту и внутреннюю красоту, которыми мы сейчас отличаемся, навсегда. Чтобы они стали нашими национальными чертами.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров