Роман Яковлевский: Общая позиция Евросоюза размывается жестом Стокгольма

Глеб Хмельницкий, UDF.BY

"Идет размывание общей позиции Евросоюза, декларированной ранее: только после освобождения и реабилитации всех политзаключенных возможна нормализация отношений с Евросоюзом. Начало диалога. Мы не видим политзаключенных на свободе, а начало контактов (я бы не назвал это диалогом) происходит", - считает политический обозреватель Роман Яковлевский.

10 апреля в Брюсселе дискуссия по инициативе "Европейский диалог о модернизации", организованная фракцией Европейской народной партии и делегацией Европарламента по связям с Беларусью. Здесь присутствует заместитель иностранных дел Беларуси Елена Купчина и делегация белорусской оппозиции.

По странному стечению обстоятельств, именно в этот день министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт сообщил в своем аккаунте в "Твиттере" о скором возобновлении работы посольства Швеции в Беларуси. "После определенных сложностей мы отправим временного поверенного руководить нашим посольством в Минске", - написал дипломат.

Ситуацию в интервью UDF.BY анализирует политический обозреватель Роман Яковлевский.

- Означает ли этот шаг, что официальный Стокгольма инициирует потепление отношений с Беларусью после плюшевого десанта?

- Да, означает.

Во-первых, когда бывший посол Стефан Эрикссон находился еще в Минске, белорусская сторона, насколько я знаю, намеревалась послать в Стокгольм главой дипмиссии именно временного поверенного, а не посла.

И во-вторых, сегодняшнее известие я некоторым образом связываю со словами Санникова о том, что во время брюссельского форума якобы по техническим причинам Бильд с ним не встретился. Хотя был запрос, и, я так понимаю, и была предварительная договоренность.

Бильд, известный до сих пор своей ясной позицией, как ни странно, сделал такой ход конем: под предлогом занятости ушел от встречи с Санниковым. Санников – профессиональный дипломат, и сегодня он проявляет нарастающую внешнеполитическую активность, которая должна тревожить официальный Минск. Когда профессиональный дипломат так активно работает за рубежом на оппозиционной ниве (а после помилования Санников именно такой статус занял), на мой взгляд, это более весомо, чем различные заявления и декларации оппозиционных деятелей здесь и сегодня в Брюсселе.

- Накануне брюссельского саммита Александр Милинкевич, Владимир Некляев и Алексей Янукевич призвали Евросоюз сделать ряд шагов навстречу белорусскому обществу в одностороннем порядке, что Санников назвал "легитимацией режима".

- Я согласен с оценкой, которой дал этому заявлению Санников. В ответе Санникова содержится больше профессионализма в оценке реальной ситуации с белорусским режимом, чем у авторов заявления.

- К чьим предложениям ("тройки" или Санникова) Евросоюз может реально прислушаться?

- За ЕС очень трудно говорить, потому что, в отличие от США, это не единое государство, а содружество 27 суверенных государств. Я считаю, что на сегодняшний день общая позиция (не единая) по отношению к Лукашенко размывается. Я не говорю о том, что шведам не стоило возобновлять дипмиссию, однако сегодняшнее заявление Карла Бильдта о возвращении временного поверенного лучше было бы услышать после реального освобождения политзаключенных, судьба освобождения и реабилитации которых по-прежнему неизвестна.

- Сегодняшнее заявление Бильдта несет в себе двусмысленность?

- Это решение Швеции было бы более понятно, если бы этот шаг произошел после реабилитации и освобождения политзаключенных, а не до. Освобождение и реабилитация политзаключенных покрыта мраком: когда их освободят, и освободят ли Статкевича, Дашкевича и остальных.

- Официальный Стокгольм выдал аванс Минску?

- Да, очередной аванс, который непонятно как будет понят в Минске. Еще раз повторю: более понятно было бы, если бы заявление Бильдта прозвучало после освобождения и реабилитации политзаключенных.

- Шаг Швеции можно рассматривать как потепление отношений между Минском и Евросоюзом в целом?

- Я бы назвал это эрозией публично заявленной позиции «критического диалога», как называют ее в Брюсселе. Она размывается таким жестом Стокгольма.

У меня такое ощущение, что Европа уже стоит на минских граблях. Об этом и свидетельствует шведский жест.

- Хорошо, Швеция возвращает в Минск диппредставительство во главе с временным поверенным, хотя выдворение посольства инициировал Минск после плюшевого десанта. А чем ответил официальный Минск на встречный шаг Стокгольма?

- Шведский жест стал бы понятным, если бы произошел в обмен ан освобождение и реабилитацию политзаключенных. К сожалению, это не так.

Минск не сделал видимого и ясного шага навстречу. А что он сделал? Ведь позиция Евросоюза до сих пор была четкая: дол освобождения и реабилитации политзаключенных нормализация отношений с Евросоюзом невозможна. А заявление Бильдта свидетельствует, что элементы нормализации присутствуют. Первоначальная позиция ЕС разрушается: политзаключенные в тюрьме, а шведы делают такой жест.

Я не знаю, может они договорились обменяться плюшевыми мишками, нам неизвестно. У нас же государство для народа, а судя по поведению МИДа, по его внешнеполитической активности, народ ничего не знает. Поэтому и возникают вопросы: а что в обмен, а как понимать? Нет никаких объяснений и реальной информации, все делается закулисно и большой вопрос – во благо кого или чего.

- А в чем заключается миссия замминистра иностранных дел Купчиной, которая находится в Брюсселе?

- В Брюсселе она находится с той же миссией, что и оппозиция. Судя по всему, официальный Минск ведет и неформальные контакты, но с кем – мы не знаем. Может, она встретится и с Кэтрин Эштон – мы узнаем об этом задним числом. Хочу отметить, что и Кэтрин Эштон, и президент Евросоюза Ван Ромпей собираются в отставку; возможно, накануне своей отставки они и рискнут на контакты с официальным Минском на своем уровне. До освобождения политзаключенных. И опять возникает вопрос: чем это вызвано?

Но уже факт, что идет размывание общей позиции Евросоюза, декларированной ранее: только после освобождения и реабилитации всех политзаключенных возможна нормализация отношений с Евросоюзом. Начало диалога. Мы не видим политзаключенных на свободе, а начало контактов (я бы не назвал это диалогом) происходит. Об этом свидетельствует и заявление о диалоге, сделанном тремя деятелями, которые называют себя оппозиционными. Резко критическую оценку ему дал Санников, и я согласен с этой оценкой. Я считаю оценку Санникова более профессиональным и соответствующей реалиям, чем заявление трех. Кстати, под заявлением трех отсутствует фамилия лидера ОГП Анатолия Лебедько. Это тоже красноречивый факт.

Это тренд, тенденция напоминает события трехлетней давности, когда по Европе ходили сказки о либерализации правящего белорусского режима. Которые распространяли, в том числе, некоторые оппозиционные деятели, аналитики, политологи, называющие себя независимыми.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров