Буря в болоте


Буря в болоте

Два события завершившейся недели всколыхнули обычно очень статичный, внешне похожий на тихое и душное болотце, белорусский политический рынок.

Разыгравшийся небольшой политический шторм вдруг поднял на поверхность весьма важные вопросы геополитической ориентации («геополитическое дно») белорусского государства, что позволило в очередной раз убедиться, что в основе внутриполитических противоречий в Республике Беларусь лежит все-таки раскол между Востоком и Западом. С одной стороны этот раскол позволяет оппозиционным силам занимать более-менее внятную и понятную политическую позицию в евроатлантическом формате, а с другой открывает для правящей группировки возможность постоянно лавировать буквально на «острие геополитической иглы», пытаясь выстроить собственную псевдосуверенную политику.

Роль «информационного циклона» выполнил визит министра обороны РФ С. Шойгу, который, наконец открыто сообщил о размещении в РБ российского авиационного полка, оснащенного истребителями-перехватчиками. Любопытно то, что практически одновременно с итогами встречи С. Шойгу с президентом РБ, с заявлением о возможности вернуть РБ статус ядерной державы выступил глава белорусской делегации на второй сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия. Поводом для столь «грозного» заявления в «северокорейском» формате стали «экономические санкции против Беларуси», которые, по белорусской версии, нарушают Будапештский меморандум.

Вопросы безопасности в международных отношениях со времен Вестфальского мира занимали приоритетное значение. По своей сложности и важности он на несколько порядков важнее любых других форм международного сотрудничества и отношений между государствами. Выход государства из режима нераспространения относится к той же проблематике, и требует серьезного рассмотрения, как, впрочем и появление на чужой территории иностранных военных баз…

В итоге, политический пруд «сдетонировал», что выразилось в целом каскаде возмущенных заявлений представителей белорусской оппозиции, считающей появление российской авиабазы свидетельством продажи России белорусского суверенитета. Естественно, если бы вместо российской базы появилась бы база НАТО, то белорусский суверенитет только бы окреп. Любопытно то, что по оппоненты режима как-то гораздо прохладнее, по сравнению с темой авиабазы, отнеслись к вопросу о ядерном статусе республики, что в целом позволило поставить несколько вопросов:

1. Почему именно сейчас в Западной Беларуси потребовалось открывать новую российскую базу?

2. Является ли появление в белорусском небе российских истребителей-перехватчиков свидетельством старта процесса перевооружения белорусской армии?

3. Чем обусловлена столь эмоциональная реакция белорусской оппозиции в отношении перспективы размещения в республике российской авиабазы?

4. Чем обоснованы столь жесткие угрозы официального Минска выйти из системы Будапештского меморандума?

5. Возможно ли появление на территории Беларуси российского или даже белорусского ядерного оружия.

1. Прежде всего необходимо отметить, что Россия постепенно, но неуклонно укрепляет свою оборону. Во всяком случае, после 2008 года что-то не слышно о желающих проверить федерацию на прочность. Можно много критиковать бывшего министра обороны России в плане коррупции, но в целом реформу, которую связывают с его именем, постепенно меняет лицо армии и флота.

Войска насыщаются новой техникой, повышается их боеготовность. Естественно, учитывая особенности современной войны, модернизации ВВС и ПВО придается первостепенное значение. Однако, важнейшее для безопасности основных российских мегаполисов западное направление с каждым годом внушает все большее беспокойство. Победные заявления белорусского руководства о силе белорусской армии и уверения, что кроме «мощного» белорусского ПВО до самой Москвы ничего нет, вызывает только усмешки, так как небо российской столицы обеспечивает целый корпус ПВО, имеющий на своём вооружении не только истребители-перехватчики, но и ЗРК С-400.

С белорусским надуванием щек еще можно было как-то мириться, если бы не встал вопрос о завершении формирования единой системы ПВО Союзного государства. До настоящего времени единое командование данной системы не сформировано. По отдельной информации Минск продолжает настаивать на назначении на данную должность белорусского генерала, что, естественно, блокирует проблему. Невозможно себе представить ситуацию, чтобы российские генералы подчинялись белорусскому…

Но это все мелочи. На самом деле, все гораздо хуже. Итогом политики администрации А. Лукашенко в военной сфере стало то, что за последние 20 лет белорусское ПВО просто развалилось. Своеобразным тестом стал шведский «плюшевый десант», во время которого иноземная легкомоторная авиация летала над крышами домов юго-западных микрорайонов Минска (4 июля 2012 г.). О наличии в небе над столицей республики чужих самолетов командование белорусского ПВО, как и президент РБ, узнали из Интернета.

Сложившаяся кризисная ситуация в системе ПВО Союзного государства стала нестерпимой. Свято место пусто не бывает, и если данный сектор неба не прикрыт, то контроль над ним будет обязательно перехвачен. Если белорусская сторона, чьи обязательства закреплены в ОДКБ и СГ РБ и РФ, не может отвечать за данный конкретный участок общего оборонного пространства, а как мы убедились летом прошлого года, белорусское руководство не в силах контролировать небо над собственной столицей, то такую ответственность должна возлагать на себя другая сторона - партнер по военному блоку или союзным соглашениям.

Понятно, что вопрос о войне не стоит, так как война между НАТО и РФ в реальности может быть только ракетно-ядерной и в этом плане белорусский «плацдарм» ни как себя проявить не сможет. Определенными, но ограниченными возможностями по перехвату ракет обладает только ЗРК С-400, который, во-первых, пока не получил столь необходимую ему ракету (скоро получит), а во – вторых, его размещение в Беларуси до настоящего дня не планируется. Назначенные же к размещению в РБ самолеты (Су-30 или Миг-31) реально закрывают воздушное пространство республики на западном направлении, чего и добивается Россия.

Планируемая база будет российской, но белорусская сторона не останется в накладе, так как получит 4 дивизиона С-300. В России они постепенно заменяются на С-400. Можно ли считать, что с получением данных ЗРК начинается модернизация белорусских вооруженных сил? Это ответ на второй вопрос.

2. А. Лукашенко как раз и хотел бы, чтобы открытие в Беларуси российской авиационный базы рассматривалось, как начало подобного рода модернизации, заявив 26 апреля, «что касается авиационной базы, речь идет о поставке в наши Вооруженные Силы — в какой форме, мы будем договариваться: база или мы в существующие белорусские части поставим российские самолеты–истребители — этот вопрос обсуждается. Но сегодня нужны пару десятков самолетов, а мы покупаем только советские, ныне российские, самолеты Су–27 и МиГ–29, нужны такие или более современные самолеты, чтобы обеспечить неприкосновенность границ нашего государства»( http://www.sb.by/post/146972/). В данном случае, А. Лукашенко касается нескольких проблем:

- поставка в белорусские авиационные части современной техники российскую сторону не устраивает, так как опыт последних двадцати лет продемонстрировал, что белорусы в любом случае не в силах прикрыть западное направление (то керосина мало, то китайцы детали просят);

- А. Лукашенко заявил, что ему нужны двадцать новых самолетов. Действительно, такое количества истребителей, в общем, позволило бы прикрыть белорусское небо. К примеру, четыре Миг-31 (истребитель-перехватчик) контролируют воздушный фронт в 750-850 км. Однако, Су-30, к примеру, стоит от 85 до 100 млн. долларов. Двадцать самолетов обойдутся в 2 млрд. долларов. Естественно, таких денег у Минска на оборону нет и, с учетом специфики проводимой в Беларуси экономической политики, видимо никогда и не будет. Во всяком случае, при президентстве А. Лукашенко.

В данном вопросе белорусский президент может рассчитывать только на российскую благотворительность. Вот здесь и заложена главная проблема, которая касается не только военно-технического сотрудничества между Россией и Беларусью, но и всего комплекса взаимоотношений между партнерами по Союзному государству – это проблема доверия...

Отсутствие доверия превращает российско-белорусские отношения в минное поле. В жизни это проявляется в отсутствии как кредита для модернизации (стабилизации валютно-финансовой ситуации), годового нефтяного баланса, требовании Москвы подкрепить кредиты приватизацией, и т.д. и т.п. Весь переговорный процесс между Москвой и Минском пропитан взаимным недоверием. В этих условиях А. Лукашенко приходится играть тонкую игру, старательно демонстрируя, что между ним и Кремлем как раз полное и взаимное доверие.

Между тем, Кремль демонстративно игнорирует А. Лукашенко, не слышит его выпады-призывы, не критикует и не хвалит. А. Лукашенко используют, как антикварную мебель на очередных интеграционных саммитах.

Поставка современного оружия в белорусские вооруженные силы связана с целом рядом рисков, в основе которых и лежит глубокое недоверие к официальному Минску. Главный риск – перепродажа образцов оружия и связанных с ним технологий третьим странам (Китаю, Ирану, Венесуэле и т.д.). Москва не забыла и продажу А. Лукашенко в 1995 году тогда еще полностью секретного ЗРК С-300 в США. Минск, естественно, этот факт упорно не помнит.

Постоянно проводимые в белорусском медиа-пространстве пропагандистские кампании о некой «готовности» России поставить в Беларусь то ЗРК С-400, то ОТР «Искандер», а с 2012 года и современные боевые самолеты, говорят о том, что у Минска много заказчиков на перепродажу современного российского оружия. В Москве это учитывают.

Естественно, Минск может покупать российское оружие, которое ему с удовольствием продадут с солидной интеграционной скидкой, но в этом случае белорусские ВС получат экспортные варианты, с которых ничего не снимешь и не реализуешь в тот же Пекин. Уже второй год в Беларуси находятся 18 «индийских» Су-30к. Это почти те два десятка самолетов, о которых на прошлой неделе «тосковал» А. Лукашенко. Однако перепродать китайцам с них нечего и вопрос о судьбе этих самолетов так и не решен. В итоге у российского руководства сложилось мнение, что ПВО СГ не очень заботит А. Лукашенко. Он просто исступлённо ищет деньги, где можно и где нельзя.

Так что надежды белорусского руководства и провластного экспертного сообщества, что сейчас из России в Беларусь потечет новейшая техника остаются в разряде иллюзий. Кремлю проще в рамках ОДКБ разместить на территории Беларуси собственные базы. Целее будет…

А пока белорусские власти и командование вооруженными силами республики ломает голову, что делать с очередными парадами в текущем году, так как выставлять на них можно только подкрашенный утиль. Вот сейчас решают проблему с парадом к 9 мая…

3. Итак, с определенного момента Москве стало ясно, что А. Лукашенко нельзя доверять оборону даже части внешнего периметра Союзного государства. Но все-таки в основе решения о размещении на территории Беларуси российской авиационной базы находится задача обеспечения безопасности России. В данном случае Москва использует весь комплекс коалиционных соглашений и ее решение легитимно.

Если бы Беларусь вошла в состав НАТО, то и североатлантический блок имел бы полное право на размещение своих военных объектов в Беларуси. Так что это вопрос выбора самой Беларуси и её народа. Ведь на улице белорусской столицы что-то не видно демонстраций с требованиями вывода российских баз из страны и критикой военного сотрудничества с Москвой.

Возмущение белорусской оппозиции понятно. С появлением на территории Беларуси российских баз несколько иного порядка, чем загоризонтный радар и центр связи ВМФ РФ, ситуация с выводом страны из зоны влияния России усложняется на несколько порядков. Между тем белорусская оппозиция второе десятилетие позиционирует себя на Западе в качестве передового партизанского отряда, действующего против России.

Речь о Лукашенко тут не идет. С белорусским президентом оппозиции можно играть в выборы, строить между ним и Евросоюзом коммуникации, подталкивать евро-белорусский диалог – так как все это вполне укладывается в главную задачу – отбросить Россию все дальше на Восток. А. Лукашенко был абсолютно прав, говоря, что «Вот если бы я пригласил сюда базы НАТО, они бы (оппозиция – А.С.) молчали...»

Понятно, что Лукашенко в данном игре просто путается под ногами у Запада... Вот Москва и «укрепила» белорусского президента, чтобы не «маячил».

С другой стороны, белорусская оппозиция явно опаздывает. Чтобы резко повернуть белорусский геополитический вектор, если уж ей так хочется, надо было бы не к очередным выборам готовиться, а решать проблему недопущения А. Лукашенко участию в этих выборах. Или белорусская оппозиция думает, что кто-то из соседей республики будет ждать, пока они будут выбирать очередного «единого»? Оппоненты белорусской власти, да и сама администрация А. Лукашенко продолжают жить и работать в формате 1990-х годов, словно не замечая, что мир уже во втором десятилетии XXI века и ситуация вокруг Беларуси меняется кардинально. Пропаганда съела политику. Без остатка...

4. К разряду пропаганды можно отнести прозвучавшие на прошлой неделе угрозы Беларуси выйти из статуса антиядерного государства, зафиксированного 5 декабря 1994 года на саммите ОБСЕ в Будапеште. Присоединение РБ к Договору о нераспространении ядерного оружия было увязано с Меморандумом о гарантиях безопасности республики. Минск считает, что страны Запада нарушают данный Меморандум, подвергнув Беларусь «экономическим санкциям».

Стоит напомнить, что в Минске не в первый раз обращаются к Меморандуму, как к своеобразной международной индульгенции. В январе 2007 года в самый разгар российско-белорусского нефтегазового кризиса в Минске угрожали России, как подписанту Меморандума, принять против нее меры, так как она подняла цены на поставляемый в РБ природный газ. Однако в Меморандуме нет ни слова, что Россия должна бесконечно обеспечивать республику почти бесплатным газом.

Необходимо обратиться к тексту Меморандума. В нем, в частности, есть раздел, к которому как раз и апеллирует белорусское руководство: «(страны –гаранты обязаны – А.С.) воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Республикой Беларусь прав, присущих ее суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущество любого рода".

Реальными экономическими санкциями против Беларуси можно было бы считать закрытие европейских рынков для белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений. Но таких санкций нет и никогда не будет.

Если исходить из логики Минска, санкции направленные против белорусских трех десятков предприятий, необходимо считать действиями, направленными на подчинение Беларуси чужим интересам. В данном случае, запрет на деятельность «Белнефтехима» на американском рынке необходимо понимать, как подчинение Беларуси США? Визовые запреты являются угрозой белорусскому суверенитету? Сомнительно.

Дело в том, что в свое время автор этих строк был объявлен «угрозой национальной безопасности» и ему был запрещен въезд на территорию РБ на пять лет. Исходя из данной логики, получается, что ЕС и США считают двести с лишним белорусских чиновников, судей и олигархов угрозой своей безопасности и тоже не желают видеть их на своей территории.

С 2006 года из Республики Беларусь было депортировано более 100 россиян, т.е. против них были введены те же самые визовые санкциями. Получается, что белорусам можно, а их соседям нельзя? Неужели России пришло время обращаться к Меморандуму для того, чтобы упрекнуть в введении против нее визовых санкций со стороны страны, которой требовались гарантии безопасности в случае ее отказа от ядерного оружия. Бред, скажет читатель, но ведь именно столь бредовую формулу и защищает официальный Минск.

Кто-то может возразить, что визовые санкции не относятся к санкциям экономического порядка. Однако на прошлой неделе в среде белорусских экспертов прозвучало заявление, что визовые санкции против белорусских олигархов носят как раз экономический характер, так как стимулируются Россией (!), которая руками западных санкций расчищает себе поле для приватизации, естественно, «лакомых кусков» белорусских производственных активов. В общем, Березовский отдыхает…

Версия интересная, но как всегда не до конца продумана, что является ахиллесовой пятой АП РБ и выходцев из этой структуры. Во-первых, по идее, если благодаря западным санкциям у белорусских олигархов сокращаются возможности для их операций на Западе, то как раз им сейчас и надо сосредоточиться на рынках родной страны и приступить к приватизации, на которой так настаивала России при подготовке условий предоставления кредита АФ ЕврАзЭс в 2011 г.. Не об этом ли говорил А. Лукашенко 19 апреля, призывая хранить деньги в Беларуси, а не на Кипре? Может быть сам белорусский президент стимулировал визовые санкции против собственных олигархов, призывая столь своеобразным инструментом к конкуренции с российским бизнесом?

Во-вторых, стоит напомнить некоторым так называемым экспертам, что белорусские олигархи высшего, так сказать разряда, подверглись визовым санкциям за то, что они на самом деле являются «кошельками» А. Лукашенко. Их задача – оперировать деньгами «семьи» на мировых рынках. Эти люди и их капиталы никогда не смогут составить конкуренцию российскому бизнесу, так как за их спиной стоит белорусский президент, который имеет иные, гораздо более дешевые возможности для недопущения приватизации государственных активов.

Эксперты и лоббисты, которые сейчас активно бьются за снятие визовых санкций с белорусских олигархов, на самом деле воюют за финансовые ресурсы правящей «семьи». И вполне возможно - воюют осознанно…

5. Все разговоры о появлении на территории Республики Беларусь ядерного оружия относятся к разряду шовинистического бреда. У Беларуси нет возможности для создания ядерной бомбы.

Строится Белорусская АЭС, но, во-первых, она еще не достроена, а во-вторых, станция будет под российским технологическим контролем. Кроме того, за нее еще и рассчитаться необходимо (строится в кредит), прежде чем начать что-то «химичить» на реакторах. Неужели кому-то захочется повторить «успех» Чернобыля.

Власти могут сделать «грязную бомбу» из запасов радиоактивных материалов, хранящихся в республике, но эта «мусорная бомба» может быть только средством самоубийства белорусского народа, так как доставить ее куда-либо невозможно, у РБ нет носителей для ядерного оружия.

Ядерное оружие требует создание целой отрасли для его обслуживания. Ведь даже боеголовки необходимо испытывать… Но в случае обнаружения попыток Минска создать ядерное оружие, республика будет подвергнута просто лютым санкциям, сопоставимым с настоящей блокадой. К это блокаде несомненно присоединится и Россия…

Заявления о том, что сама Россия рано или поздно введет на территорию РБ ядерное оружие являются провокационными, так как означают выход России из системы Будапештских соглашений 1994 г., фактически создавших безъядерную зону между блоком НАТО и РФ. Сомнительно, чтобы Россия пошла на конфликт по этому поводу с США, Великобританией и Францией.

Кроме того, некоторым белорусским «экспертам» стоит помнить, как таблицу умножения, простую политическую формулу: лучшим гарантом отсутствия на белорусской территории российского ядерного оружия является сам А. Лукашенко. Пока он сидит в кресле президента, никакого оружия массового поражения Беларуси не увидеть, как своих ушей. Александру Григорьевичу, по идее, даже лук со стрелами в руки давать нельзя. Всех лягушек в своем политическом болоте перестреляет.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров