Пятый срок

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Ничто никогда не идет по плану! (К-ф "Квант милосердия")


До очередных президентских "выборов" в Республике Беларусь осталось 875 дней. Является ли это событие неким очередным рубежом в политической истории белорусского государства? Исходя из того, что иных, более знаковых политических событий в Беларуси не предвидится, выборам по традиции в республике оказывается огромное, иногда явно незаслуженное, внимание.

Не является новостью и то, что формально любой авторитарный режим может существовать вообще без выборов. К примеру, в Узбекистане в начале текущего века как-то забыли о выборах главы государства… Потом опомнились и быстро провели переизбрание Ислама Каримова на очередной президентский срок. Население, естественно, осталось безучастным, но формально несменяемый президент опять был введен в конституционное поле и стал легитимным главой государства.

Нет необходимости объяснять, что в современном мире победила демократия и любая власть, даже самая диктаторская, формально должна опираться на выбор народа. Легитимность остается главной проблемой авторитарных режимов и поэтому все такого рода диктатуры, даже в Северной Корее, от выборов отказаться не могут, хотя проводят их, конечно, в декоративном формате. При этом несменяемые президенты, как правило, позиционируют себя исключительно в роли слуги народа, взваливших на себя огромный труд руководителей государств и "отцов наций", не позволяющий им отойти от дел ("народ не поймет, народ не простит...").

"Выбор народа", которым любая диктатура любит спекулировать, обеспечивая безнаказанность, открывает огромные возможности для укрепления своей власти, а также позволяет уклоняться от внешнего давления.

Без выборов не обойтись, хотя их результат определен заранее и он абсолютно не зависит от итогов голосования. Мировой опыт, включая белорусский, не раз демонстрировал ситуации, когда 100% пришедших на выборы могут проголосовать против переизбирающегося главы государства, что не помешает властям объявить о 100%-ной победе несменяемого десятилетиями "претендента". Фактически, речь идет о том, что при авторитарном режиме граждане фактически лишены избирательных прав. Естественно, это не проходит безнаказанно.

Стоит напомнить итоги референдума о доверии президенту Ирака Саддаму Хусейну, состоявшегося в октябре 2002 года. Накануне вторжения войск коалиции за президента страны проголосовало 100% населения, что не помешало этим же гражданам через полгода по всему Ираку скидывать монументы свергнутого президента с пьедесталов.


Изменение избирательного законодательства

Понятно, что все попытки изменить избирательное законодательство в рамках авторитарной политической системы изначально обречены на провал, так как невозможны в принципе. С тем же успехом можно пару тысячелетий лопатой строить туннель между Минском и Нью-Йорком. Никакой авторитарный властитель не захочет открыть дверь избирательной реформе, которая на первых же выборах отставит его не только без власти, но и поставит перед перспективой судебного преследования. В реальности, избирательная реформа обычно проводится уже после отстранения от власти авторитарного властителя для перехода к демократическим преобразованиям.

В этом смысле все движения и партии, ставящие перед собой задачу корректировки избирательного законодательства в рамках действующего авторитарного режима, на самом деле не опасны властям. Они скорее полезны, так как генерируют в обществе надежды и иллюзии, что правящий режим вменяемый и его можно "убедить" или даже навязать режиму опасные и гибельные для него изменения в избирательном кодексе. Получается, что прикрываясь безусловно благородной целью, такого рода движения и центры являются важной структурной частью общей защиты правящего режима, находящегося в стадии полураспада, то есть продлевают нахождение его у власти.

Борьба за демократизацию избирательного законодательства является важной составной частью политической истории мира. Европа проходила эти процессы в XIX - XX веке, начиная с эпохи чартизма в Англии, когда в обществе преобладала фетишизация избирательного права. В те уже далекие от нас годы считалось, что если право избирать и быть избранными предоставить поголовно всему населению без каких-либо ограничений, то все социальные проблемы общества будут решены. В нашем случае политическая активность за демократизацию избирательного законодательства в рамках авторитарного режима сродни активной борьбе среди заключенных концлагеря за перевыборы коменданта этого же лагеря. Результат, как говорится, известен заранее, и мы его уже проходили 19 декабря 2010 г.

И все-таки выборы даже в условиях авторитарной стабильности и уверенности высшего руководства, а также населения в «правильном» итоге голосования, все-таки заставляют власти нервничать. Дело в том, что в момент завершения подсчета голосов авторитарный лидер уподобляется раку-отшельнику, уже потерявшему свою старую раковину и судорожно ищущему новый дом. В этот момент он оказывается в очень опасном и уязвимом положении.

С одной стороны, всегда есть угроза спланированной и подготовленной "цветной революции", которая как раз и стартует после завершения подсчета голосов и вся ее тактика и стратегия построена на требовании нового тура голосования. Понятно, что в Беларуси данный сценарий по ряду причин невозможен.

С другой стороны, в современном мире никакая автаркия нежизнеспособна, так что признание итогов выборов сверхдержавами (США, Россия, Китай) и государственными образования (Евросоюз) критично важно. К примеру, нет иллюзий, что режим А. Лукашенко уже давно бы ушел в историю, если бы Россия в декабре 2010 года отказалась признавать итоги очередных президентских выборов. Белорусский президент прекрасно видел данную угрозу, которая впервые с 1996 года стала столь очевидной, и предпринял невиданный по глубине политический рейд в ЕС (Грибаускайте, Вестервелле, Сикорский и т.д.), что в итоге обеспечило участие в выборах белорусской оппозиции (легализация выборов) и подтолкнуло Москву к торгу в отношении участия Беларуси в Таможенном союзе.

В виду того, что даже в условиях авторитарного режима, выборы представляют для властей определенную проблему, сам факт избирательной гонки для политических сил, считающих себя оппонентами правящего режима, остается исключительно важным рубежом, который отрывает определенные возможности для политического маневрирования, как на внешней арене, так и на внутреннем политическом поле.

В белорусской практике, где основные оппозиционные структуры в межвыборный период не занимаются реальной политической работой (т.е. не работают постоянно с населением, не развивают альтернативные системы информации, не выстраивают отношения с бизнесом и силовым блоком) а, проще говоря, не заняты реальной политической борьбой с режимом А. Лукашенко, а скорее находятся в полулетаргическом состоянии, оживляясь только после получения каких-либо финансовых средств, как раз в момент начала очередной предвыборной кампании. То есть политический маневр для оппонентов А. Лукашенко крайне ограничен и обычно не оставляет политическому активу выбора. В итоге, оппозиция превращается в расходный материал политических интриг, обильно расцветающих в рамках предвыборной кампании.


Условия кампании

Но пока до выборов остается еще несколько месяцев, можно говорить не о будущих политических интригах, которых будет предостаточно, а только о стратегии основных политических сил, которые в той или иной степени будут в них задействованы. Кстати, это первое условие для предстоящей кампании: в выборах будут задействованы все: пассивно буквально все слои населения, активно - гражданское общество и политический класс, политические партии и движения с одной стороны и власть с другой. Стоит отметить, что и те политические силы, которые будут демонстрировать своё неучастие в выборах, как и те, кто будет непосредственно в них задействован, будут являться активными игроками в предвыборной игре. Проблема только в том, на чьей стороне эти игроки будут играть. Но об этом будет отдельный разговор.

Вряд ли необходимо напоминать, что речь идет о пятом президентском сроке А. Лукашенко. Тем не менее, это важное второе условие для будущего предвыборного процесса: А. Лукашенко никуда не уходит и готовится к очередной пролонгации своих президентских полномочий. Данное решение давно принято, и все информационные вбросы, которые обязательно появятся в ближайшие 100 недель о возможности появления преемника, передаче власти старшему сыну, уходе А. Лукашенко на "заслуженный отдых" и т.д., на самом деле будут свидетельствовать только о закулисной игре белорусских спецслужб, пытающихся дезориентировать политические силы внутри страны, а также внешних игроков, в той или иной степени втянутых в белорусскую политическую проблему.

Третье условие: все усилия властей в 2014-2015 года будут сконцентрированы на получении А. Лукашенко пятого срока. Будет произведена масштабная мобилизация всех политических и административных ресурсов, включая оппозиционных, использованы все внешнеполитические возможности, задействованы экономические факторы и индикаторы, призванные продемонстрировать правильность экономической политики А. Лукашенко.


Экономика: кампания провалится

С экономической точки зрения предвыборная кампания не готова и нет никаких гарантий, что к 2015 году республика войдет в устойчивый экономический фарватер. Более того, страна замерла в ожидании новой девальвации. Стоит отметить, что масштабные почти ежегодные девальвации становятся традицией политико-экономической жизни Республики Беларусь. Ведь нет никаких гарантий, что девальвация не может случиться и в 2014, а то и в 2015 годах. Понятно, что при наличии нестабильности на валютно-финансовом рынке страны, заявления о поголовной поддержке населением страны существующей власти выглядят несколько парадоксально и не внушают доверия.

Анализ действий белорусских властей в экономической сфере (ответственность руководителей за выполнение планов модернизации, угроза дополнительного налогообложения неработающих на территории республики граждан и т.д.) говорит о том, что руководство республики, с одной стороны не знакомо с экономическими механизмами, создающими условия и стимулирующими модернизацию, а с другой стороны - не имеет для модернизации финансовых ресурсов и будет вынуждено и дальше подменять взвешенную и обширную инвестиционную политику административным давлением, призванным в случае провала перевести стрелки на директорат.

Формально у белорусского руководства остаются на выбор два вектора, которые могут решить экономические проблемы республики на ближайшие два года – Москва и Пекин. Есть и дополнительный – Каракас. К началу августа 2013 года Пекин и Каракас отпали. Причем если с Китаем игра будет продолжена, хотя без какого-либо вероятного успеха, то с Венесуэлой отношения восстановить вряд ли удастся, что со временем будет иметь серьезные последствия для судьбы А. Лукашенко. Стоит напомнить, что в этой латиноамериканской республике в свое время, еще при покойном президенте Уго Чавесе, за солидные деньги была создана инфраструктура "отхода" на случай, если «семье» придется покинуть вдруг ставший негостеприимным Минск.

Провал визита в Пекин столь очевиден, что власти пошли на экстраординарные меры для микширования возникшей неприятной для режима информационной паузы. Вместо внятной оценки итогов вояжа в Китай от первого лица, руководство республики бросило в бой свои лучшие публицистические силы, которые буквально за несколько дней предложили белорусскому обывателю ряд весьма неплохих материалов (скорее эссе) по китайской тематике, призванных с одной стороны утвердить в сознании белорусского общества идею долгосрочного стратегического партнерства с Пекином, а с другой - снять у населения определенные ожидания "несвязанного" кредита, которого не будет.


Остается Россия

В итоге, как это и не прискорбно для официального Минска, именно от Москвы зависит, будет ли финансово обеспечен вход А. Лукашенко в пятый президентский срок. Однако на московском направлении есть сложное препятствие, которое Минск пока не может взять – евразийская интеграция. Здесь мы наблюдаем вызревание четвертого (московского ) условия предвыборной кампании: на посту президента Беларуси может быть только тот политический лидер, который обеспечит полноценное вхождение республики в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Иных вариантов не будет и А. Лукашенко видимо отдает себе отчет в том, что В. Путин ждет от него выполнение взятых республикой интеграционных обязательств.

Видимо, белорусский президент пока не готов принять стратегическое решение в отношении евразийской интеграции. Можно говорить, что он оказался на геополитической развилке. Однако решения принимать необходимо, как и необходим белорусско-российский саммит, который позволит подробно и глубоко обсудить стратегические вопросы отношений между двумя странами.

Однако пока мы можем наблюдать, как пауза между Москвой и Минском начинает приобретать характер затянувшейся склоки. Белорусский президент явно уклоняется от встречи с российским коллегой, чем порождает в белорусской номенклатуре и силовом блоке волну беспокойства и нестабильности… Между тем, вряд ли А. Лукашенко не понимает, что ключ от президентского кабинета в здании по адресу: Минск, улица Карла Маркса, 38 находится в кармане президента России.

А вы верите, что у белорусского президента есть собственный сценарий, способный ограничить влияние России на предвыборную кампанию 2015 года?

Новости по теме

Новости других СМИ