Экзамен по политэкономии уникальной модели

Ирина Крылович, "Белорусы и рынок"

Стабильность курса российского рубля зависит от цен на нефть - об этом сегодня уже знает, наверное, каждый школьник. Российский уж точно, белорусский, может, твердо еще не заучил, но, немножко подумав, догадается.

А вот ответ на вопрос о том, от чего зависит стабильность белорусского рубля, не так очевиден. По крайней мере, для школьника.

С учетом высокого удельного веса нефтепродуктов в белорусском экспорте хочется по аналогии с Россией ответить: от цен на нефть. Но ответ не совсем правильный. Так как мы экспортируем нефтепродукты, которые производим из импортной нефти, а не из своей, то для нас важно соотношение цен на нефть и нефтепродукты. А так как они двигаются, как правило, однонаправленно (хоть и с некоторым временным лагом), то на первый план выходят не сами цены, а объемы, от которых в большей степени зависит выручка. На эту особенность, кстати, не раз в прошлом году обращал внимание министр экономики Николай Снопков.

Именно поэтому "растворительный" бизнес так благотворно отражался на платежном балансе в прошлом году - главное было как можно больше продавать. Не важно, под видом какой товарной позиции и по какой цене, главное - чтобы без пошлин.

Но есть у нас еще один источник стабильности, который уже больше похож на нефтяную российскую иглу, так как мы его добываем сами, - это калий. Это наше богатство, это валюта - прямо из земли.

Но количество этой валюты зависит не от того, хорошо или плохо ты работаешь, а от того, как ты торгуешь. Надо же было такому случиться, что торговали мы этим калийным "золотом" не сами по себе, а опять-таки вместе с Россией, потому что так цены можно было диктовать.

И ведь какие были вершины сотрудничества! Цены - 1.000 USD за тонну калия. Вот это было время, вот это была жизнь! Kурс рубля можно было держать, деньги печатать, народу квартиры строить. Кому-то, наверное, казалось, что это его заслуга и поэтому так будет всегда.

Все рухнуло - и белорусский рубль, и цены на калий, и растворители растворились. Нам нужны большие объемы продажи калия при высокой цене - пытались мы объяснить самим себе и нашим партнерам. Искренне говорили, не скрывали, что без этого нам никак не сохранить стабильность нашей валюты.

А они взяли и пригрозили обвальным демпингом. Во-первых, обидно, что нашим же оружием. Демпинг - это же составляющая нашей модели, которая до сих пор считалась уникальной. Во-вторых, еще больше обидно, что в самое-самое. Неужели хотели не цены на калий обвалить, а наш белорусский рубль?

А если и правда обвалят цены на калий до 300 USD до конца года? Одного оставшегося транша ЕврАзЭС на 440 млн. USD нам тогда никак не хватит, чтобы резервы удержать в пределах 8 млрд. USD. Только-только шаткое равновесие с трудом удалось удержать на валютном рынке - и тут такое.

Ничего искусственного: ни удерживать, ни девальвировать, ни приватизировать, ни национализировать - такую установку недавно давал Александр Лукашенко главе Нацбанка Надежде Ермаковой, которая, впрочем, ни приватизировать, ни национализировать ничего и не может.

Но, похоже, теперь придется выбирать что-то из вышеперечисленного, иначе все может рухнуть естественным путем.

Новости по теме

Новости других СМИ