Таксист взял с пассажира 100 тысяч за проезд от вокзала до площади Независимости

Андрей Гомыляев, Onliner.by

Легенды об алчных таксистах в мегаполисах, ищущих своих жертв среди наивных иностранцев и приезжих в районах вокзала и аэропорта, можно узнать из любого туристического справочника.

Onliner.by решил проверить, справедлив ли этот миф для белорусской столицы. Корреспондент примерил личины англоязычного турецкого студента, заблудившегося "своего парня" из Лунинца и опаздывающего делового человека. К тому же к чемпионату мира по хоккею обещали вывести сферу перевозок на новый уровень: единая форма одежды водителей, знание иностранных языков, «молодые» автомобили (не старше 10 лет). Насколько близки минские таксисты к этим идеалам?


Сколько стоит проехать от ж/д вокзала до пл. Независимости?

Вокзальные "бомбилы" без труда узнают своих клиентов среди потока пассажиров. Критерий отбора довольно прост: достаточно поднять взгляд вверх, осматривая здания на привокзальной площади, а не глядеть "в пол". Таксисты знают время прибытия важных поездов: из Москвы, Питера, Берлина — и выходят на охоту чуть ли не на перрон. Парня, всматривающегося в красоту сталинского ампира «ворот города», замечают почти сразу, но вопросов не задают — видимо, одежда не соответствует уровню "их клиента". Все же, когда мой взгляд останавливается на мужчине лет 35, он буднично спрашивает: "Может, такси?"

— Не знаю, куда ехать. Мне пацаны сказали, когда выйдешь из подземки — должны быть две башни, — вживаюсь в образ я. — Тут у вас что, два выхода с вокзала?

— Ну, ты правильно вышел, — начинает улыбаться таксист. — Так куда нужно ехать?

Делаю вид, что звоню "пацанам": "Чего не встретили? Стою тут, как дурак… Ладно, куда двигать? Какая площадь? Понял".

— Говорят, сидят они на площади Независимости, около фонтана, — обращаюсь к водителю. — Это далеко?

— Не очень. Ехать быстро, но будет дорого. А сам ты, не зная города, навряд ли найдешь — расстояние небольшое, но петлять много надо. 100 тысяч
— едем?


Многовато, конечно, — хмурю брови. — Но раз могу заблудиться, как вы говорите, лучше не рисковать.

Мы проходим к старенькому темному седану Opel. По бокам машины — потертые желтые наклейки с "шашечками", интерьер не отличается ухоженностью, на заднем сиденье валяются какие-то вещи, бумаги, сажусь на переднее.

— Пристегивайся, — строго говорит "нелегал". — Видишь — "гаишник" стоит на выезде из кармана. Увидит, что ты едешь без ремня, — сразу штраф влепит. Причем не мне — именно пассажиру. Уже бывало такое.

Выполняю его наказ. Мы выезжаем на ул. Бобруйскую, на развороте (возле пересечения с ул. Ульяновской) настало время лирических бесед:

— Сам ты откуда?

— Из Лунинца приехал к бывшим одноклассникам, — описываю свою легенду, пока мы поворачиваем на ул. Ленинградскую. — Учатся тут, сидят на "роллтонах". Я-то хоть и приехал первый раз в Минск, зато нормально отдохнуть смогу. Я дома машины разбираю, денег хватает.

— Лунинец — это где?

— Брестская область. Макс Корж оттуда. Знаете его? Может, есть его песни в магнитоле послушать?

— Не успеем. Коржа не знаю, но слышал, — угрюмо заметил водитель, включая левый "поворотник" на перекрестке с ул. Свердлова. — У тебя есть без сдачи? Давай лучше прямо сейчас рассчитаемся.

Достаю сотню, протягиваю. Мужчина отстраняется от денег. "Клади", — говорит, указывая на подлокотник. Как только купюра покидает мои руки, водитель накрывает ее картой Минска. "Там нельзя парковаться — инспекторы следят, — не отрывая взгляда от пр. Независимости, на котором мы оказались, говорит таксист. — Так что готовься быстро выпрыгнуть".

Стою на площади и смотрю на часы: мы доехали за неполные две минуты. Расстояние — около 1 километра с учетом специфики проезда по улицам. Фактически мы объехали один квартал студгородка БГУ. Пешком от точки отправления до пункта назначения — от силы метров 300, можно дойти за 5 минут. Правда, "петлять много надо".


Турецкоподданный Эшаран: "Only in English"

Напротив входа в гостиницу "Минск" припарковался черный хетчбэк Ford, принадлежащий одной из городских служб такси. Стоящий в таком стратегическом месте водитель, наверное, должен знать основы английского языка для объяснения с иностранцами. Заглядываю в открытое окно: "Hi. Can I go to this address?" Протягиваю заготовленный лист с записью: номер службы (не той, чьи координаты указаны на Ford), Эрдаган Эшаран, г. Минск, ул. 71-6. Имя с некоторыми искажениями позаимствовано у главного злодея из турецкого сериала "В чем вина Фатмагуль", что, по задумке, должно было произвести впечатление на таксиста. Мужчина, которому на вид чуть больше 40 лет, не сильно впечатлился, зато был честен: "Тут написана другая служба. Некст такси".

— Next taxi? But your car is the only one on the parking… — пытаюсь изобразить восточный говор Эрдагана. — Yet, can I go there?

На лице мужчины на секунду появляется болезненная гримаса, но деньги и от турка остаются деньгами. Водитель махает рукой: мол, садись. Я размещаюсь на заднем сиденье, мы начинаем движение. Пытаюсь пристегнуться: "Any seat belt?"

Ноу, ноу маст, — пытается донести информацию об отсутствии замка для ремня безопасности мужчина. — Там их нет, не предусмотрены. Можно и так.

Отрывает руки от рулевого колеса, эмоционально скрещивает их, изображая — «нет».

Тем временем мы едем обычным маршрутом, не нарушаем, не петляем. Делаю вид, что звоню по телефону: "Sasha, I’m coming. Get ready… Can’t hear you… What?" В это время из колонок доносятся писклявые голоса участников неизвестного мне ВИА, неудачно попытавшегося перепеть шлягер Modern Talking. Обращаюсь к водителю: "Music. Can you turn it off?" Спустя пару мгновений мужчина встрепенулся — понял, что говорят с ним.

Дублирую свою просьбу жестом — якобы поворачиваю регулятор громкости. Мужчина кивает, делает тише. Я заканчиваю телефонный разговор.

Мне попался педант — у него заготовлен набор салфеток, после каждого прикосновения к магнитоле или элементам обшивки эти места протираются.

По салону видно, что машина была куплена недавно — интерьер в идеальном состоянии. В то же время это не мешает водителю вести себя в потоке, мягко сказать, раскованно: два раза он пересек двойную сплошную линию разметки, проехал переход на красный (признаюсь, пешеходов на нем не было).

Пока ждем разрешающего сигнала на перекрестке, спрашиваю: "Нow long will we go? How far?" В салонное зеркало заднего вида на меня смотрят полные непонимания глаза. "Что ты хочешь? Что "фа"?" — бубнит водитель.

— Sorry, don’t understand you…

— А я что, по-твоему, андестэнд? — не скрывает раздражения таксист.

— The distance. How far? — развожу руки, изображая расстояние. В ответ таксист указывает на показания навигатора: "Файв километров".

— I see. Good!

И вот мы на месте. Пришла пора рассчитываться. Так как я играю иностранца, то и валюта у меня в кошельке оказалась отнюдь не отечественная. Протягиваю 20 долларов. Со словами "Ох, ё!" водитель принимает ее. Две секунды на раздумье — и из перчаточного ящика мужчина достает мобильник. Протирает ручку "бардачка" свежей салфеткой и включает на телефоне функцию калькулятора. Пересчитывает по курсу 8000 за доллар. Получаю сдачу, ровно 106 тысяч — таксист, исходя из собственных расчетов, практически не "нагрелся" на "иностранце".


"Плачу любые деньги. За пять минут надо проехать полгорода. Сможешь?"

Пускай не все водители еще успели подтянуть свой английский. Но в call-службах такси точно должны нормально изъясняться на иностранном, подумал я. Хотя бы потому, что там работают современные молодые люди. Звоню по короткому номеру одной из популярных служб, меня соединяют с оператором-девушкой:

— Такси, автопомощь . Светлана. Чем могу помочь?

— Can we talk in English?

— Э-э… Да. Чуть-чуть.

— English. Yes? No?

— Йес. Адрес.

— I need a car to the address: street, seventy one.

— Семьдесят один?

— Excuse me?..

— Севенти уан?

— Yeah.

— Минуточку… Три минит. Toyota блу.

Пока едет машина, успеваю сменить образ: надеваю сорочку, галстук, пиджак, делаю 37 приседаний для придания себе вида "запыхавшегося" человека. Я перевоплотился в дико опаздывающего бизнесмена. Вскоре у подъезда появляется голубая Toyota. Выбегаю.

Таксист тут же спрашивает: "Вы заказывали машинку?" Сразу становится понятно — его не предупредили, что клиент говорит только по-английски. Понимаю, что смысла продолжать изображать Эрдагана Эшарана нет.

— Адски опаздываю, — на ходу меняю тактику. — Плачу любые деньги. За пять минут надо проехать полгорода. Сможешь?

— Нет, — меланхолично заявляет мужчина средних лет. — Но будем ехать на максимальной скорости.

С недовольным видом все же сажусь на переднее сиденье: "Давай гони! Гостиница "Минск". Там деловая встреча ровно в 10. Люди вместе со мной из Москвы приехали. Если опоздаю — шкуру с меня сдерут".

Если бы моя история была правдива, шкуре пришлось бы действительно нехорошо. "Летели" мы со скоростью 60 км/ч, периодически двигаясь и 40 км/ч. Все в рамках правил. На всех светофорах останавливались, перед нерегулируемыми переходами притормаживали, резко не перестраивались. Один раз резко стартанули, когда на светофоре загорелся зеленый, но превышение длилось пару секунд. "Давайте чуть быстрее, — я попытался спровоцировать водителя. — Дам больше". Таксист положительно кивнул, но стиль вождения никак не изменился. "На маршруте много гаишников, — придумал он оправдание. — Если нас остановят, быстрее ты не добежишь".

В итоге мы доезжаем до гостиницы с опозданием в 7 минут. Водитель озвучивает показания таксометра: "45 тысяч". Протягиваю две сотни. Он растерянно качает головой. Даю еще одну купюру того же номинала. Таксист забирает только 100 тысяч и доброжелательно замечает: "Этого хватит. Доброго вечера". Сдачу не дает. Мой эксперимент закончен, я делаю вид, что в спешке убегаю на деловую встречу. Действительно, нужно торопиться — не хочется надолго застрять на троллейбусной остановке.

Новости по теме

Новости других СМИ