В новый кризис под барабаны пропаганды

Александр Обухович, специально для TUT.BY

Кризис не закончился. Стало ясно, что девальвация принесла лишь временное облегчение: ее эффекта едва хватило на полгода.

То, что кризис продолжается, стало ясно и из падения темпов роста, из роста запасов готовой продукции на складах, из неподъемных ставок по кредитам, из торможения даже попыток модернизации экономики, из продолжающегося оттока кадров. А какие выводы сделаны из кризиса? Какова его природа и причины его наступления? Только ли тактические ошибки типа увлечения эмиссий или необоснованного роста зарплат привели к кризису?


Кризис есть, выводов - нет

Президент говорит, что выводы из кризиса сделаны. Какие? Кем и когда озвучены? И самое главное - существует ли программа вывода экономики страны из кризиса?

Пока барабаны нашей пропаганды играют одну мелодию - "Все хорошо, прекрасная маркиза!", пока не просматривается никаких реальных мер по оздоровлению экономики и есть большие сомнения в том, что нынешнее правительство вообще в состоянии как понять действительные причины нашего кризиса, так и разработать программу выхода из него.

О причинах кризиса я уже не раз писал, но вынужден вновь повторяться.

Наш кризис системный. Охватывает как архаичность структуры нашей экономики, так и состояние производственного аппарата, состояние рынка труда, отсутствие товаропроводящих сетей за рубежом, кризис системы управления.


Наш кризис почти не связан с мировым кризисом перепроизводства. Поскольку в мировую экономику наша интегрирована очень слабо. Наш экспорт вне СНГ - продукты первичной переработки сырья по зачастую демпинговым ценам. А на рынки таких товаров мировой кризис практически не распространился. Влияние мирового кризиса на нас сказывается в быстром насыщении всех рынков (включая рынки СНГ), ужесточении конкуренции, в падении по всему миру инвестиций в развивающиеся рынки, в сложностях с выходом на рынки заимствований.


Непосредственным "спусковым крючком" нашего кризиса, переведшим его в активную фазу, стал кризис валютный. Наша экономика оказалась не в состоянии приспособиться к изменению масштаба цен, вызванного резким ростом цен на энергоносители и ажиотажным спросом населения на валюту для автоимпорта. Свою роль сыграло и сокращение в 2009-2010 гг. российской нефтегазовой подпитки, резко увеличившее потребность государства и социальной сферы в валюте.


Конечно, удар по нашей экономике вследствие изменения масштаба цен был очень сильный. Так, за 2006-2011 гг. мировые цены на нефть выросли на 68%, а цены, например, на сталь (с которыми корреспондируют цены на машиностроительную продукцию) - только на 26%. Хотя у нас и не мировые цены - пропорции схожи. И если реальный сектор переложил повышение цен на энергоносители в цены на свою продукцию, потребности государственного аппарата и социальной сферы в валюте (хотя бы через потребности в энергии, компьютерах, проч.) выросли очень значительно.

За базу, которая определила состояние нашей экономики и ее потребности, примем 5 месяцев 2010 года. Поскольку позже в 2010 году картину искажают предвыборные жесты власти, а в 2011-2012 гг. анализ затруднен девальвацией с ее последствиями и всякими "растворителями-разбавителями".

В 2010 году определилось отрицательное сальдо во внешней торговле товарами и услугами в размере 9,6 млрд долларов. Но за первые 5 месяцев года этот дефицит составил всего 1,84 млрд долларов. В годовом исчислении - 4,4 млрд долларов. Можно считать, что предвыборная кампания и начало автобума стоила стране около 5 млрд долларов.


Нельзя не поднять

Не могу согласиться с критикой правительства за повышение зарплат в 2010 году. Конечно, определенную роль здесь сыграли предвыборные соображения. Но нельзя не учитывать, что Россия, используя благоприятную для нее конъюнктуру и исходя из дефицита рабочей силы, за последние годы очень значительно подняла и средние зарплаты, и пенсии. Рынок труда у нас общий, и повышение зарплат у нас было вынужденным. Другое дело, что повышение было проведено нерационально. Это подтвердила и практика года нынешнего, когда, несмотря на крайний дефицит денег (чего стоят только ставки по кредитам!) зарплаты хотя и росли, но дефицит рабочей силы по ряду специальностей рос еще быстрее. Качественной дешевой рабочей силы в Беларуси просто нет.

Нельзя не отметить, что наше правительство по целому ряду позиций неправильно оценивало и состояние нашей экономики, и складывающуюся конъюнктуру. Так, и разразившийся в 2008 году мировой экономический кризис, и наш дефицит валюты были сначала оценены как текущие проблемы, которые "сами рассосутся" в самые короткие сроки. Неверно оценена и емкость российского рынка, который приходится делить с конкурентами. Не получил должной оценки факт, что и по темпам роста ВВП, и по темпам роста промышленного производства мы уступаем России уже значительно. И это представляет реальную угрозу нашим позициям на российском рынке.

В целом, с 2010 года, в результате кризиса, положение в нашей экономике изменилось значительно. Создание Таможенного союза, вновь включенная российская нефтегазовая подпитка, обусловленная набором требований кредитная поддержка со стороны Евро-Азиатского банка создали новую ситуацию в нашей экономике. Однако кризис пока преодолеть не удалось.

Кстати, я скептически отношусь к разговорам о благотворительности России по отношении к Беларуси. Да, российская нефтегазовая подпитка Беларуси - всегда была очень существенным фактором выживания нашей власти. И сегодня она оценивается в 4,5 млрд долларов - сумма существенная. Но, с другой стороны, экспорт Беларуси в Россию достиг 40 млрд долларов в год. И, в среднем, белорусская продукция на 10-20% дешевле аналогов из других стран. Следовательно, если Беларусь прекратит выпуск какой-либо продукции (а при поставках энергоносителей по мировым ценам производить что-либо станет у нас затруднительно), России придется дополнительно выложить 4-8 млрд долларов. Да и нет данных, что нефть и газ, проданные Россией в Беларусь, можно было бы продать куда-то еще: все возможные контракты и так реализуются. Дефицита ресурсов для экспорта в России нет. Так что отношения в нефтегазовой сфере компромиссны и, в целом, взаимовыгодны. При том, что каждому хочется побольше потянуть это одеяло на себя.


Черная дыра

Сегодняшнюю ситуацию в экономике нашей страны определяют два фактора: сохраняющийся дефицит валюты и продиктованная нашими кредиторами кредитно-денежная политика.

Что касается валюты. Сравним ситуацию в январе-мае нынешнего года с ситуацией за аналогичный период 2010 года. Отрицательное сальдо в торговле товарами и услугами в 2010 году - 1,84 млрд долларов, в 2011 году - 0,3 млрд. Но зато обязаны перевести в Россию таможенных платежей (трансферты) за полученную по льготным ценам нефть на сумму от 1,5 до 2,0 млрд долларов. Точнее - нет данных, поскольку нефть поступала в страну по разным схемам. Но ясно, что ситуация с отрицательным сальдо во внешней торговле принципиально не изменилась.

Как и в 2010 году, за 5 месяцев этого года превышение поступления по внешним кредитам над выплатами по предыдущим составило 0,65 млрд долларов. С учетом кредитов, непокрытая экспортом сумма составляет чуть больше 2,5 млрд долларов. А это, по году, составляет 6 млрд долларов.

К сожалению, в условиях Беларуси, даже поддержание имеющихся мощностей требует валюты. Хотя бы для ремонта и замены выбывающего оборудования. Расчетов такой потребности нет. Нет даже расчетов мощностей, наличия излишнего оборудования. Но эта потребность в валюте не может быть меньше 1 млрд долларов в год.

Таким образом, общая потребность в валюте только на поддержание нынешнего уровня производства и потребления составляет не менее 7 млрд долларов в год.

А что означает дефицит валюты в 7 млрд долларов? Учитывая импортоемкость нашей продукции, необходимо дополнительно по году произвести и продать на экспорт продукции на 15 млрд долларов в удачной номенклатуре. А это уже - прирост ВВП на 30%. А пока прирост отрицательный. Рост ВВП по Белстату - в рублях, основан только на поддержании заниженного курса доллара. И то - в пределах 2%.

Опыт прошлого года однозначно показал, что простое наращивание объемов производства в имеющейся номенклатуре ни к чему, кроме переполнения складов готовой продукции привести не может. Для расширения продаж необходимы инвестиции. В имеющейся номенклатуре - не менее 1,5 млрд долларов для продвижения ее на перспективные рынки. Больше просто не переварить, нет таких рынков. В новой номенклатуре - не менее 15-20 млрд долларов рисковых инвестиций. И эту номенклатуру, и эти средства тоже еще предстоит найти.

Еще один вывод. При "дыре" в 30% ВВП ежегодный прирост в 2% - путь в пропасть. Чтобы такими темпами закрыть дефицит нужно 10 лет непрерывно перекредитовываться и нарастить госдолг на 40 млрд долларов. Свыше 100% ВВП. Вряд ли в мире найдутся кредиторы, готовые так рисковать. Да и стоимость обслуживания таких долгов непрерывно повышается. А повышение темпов роста требует инвестиций. Источников для которых в рамках нашей "белорусской модели" в стране нет.

Замечу, что никакое развитие страны в рамках действующей кредитно-денежной политики невозможно. Да, она нацелена на стабилизацию экономики. Но стабилизация на нынешнем уровне - дорога в ловушку бедности. Это - стабилизация в нищете. Но подробнее - в следующей статье.

Не думаю, что приведенные цифры и выводы являются откровением для правительства. Да, прошлой осенью программа правительства на этот год с ростом ВВП в пределах 2% была отвергнута как недостаточная. А по жизни, их конкретной деятельностью, и она не реализовывалась. Сохранение уровня дефицита валюты и условный, в рублях, рост ВВП были достигнуты за счет роста на 75% импорта нефти, роста экспорта сельхозпродукции и роста цен. При стагнации всех остальных отраслей народного хозяйства. А населению, чтобы не возмущалось, была брошена подачка в виде роста зарплат и дурных процентов по рублевым депозитам. По нынешнему курсу к уровню начала 2010 года общий фонд зарплат и пенсий вырос на 900 млн долларов, причем большая часть повышения уже съедена повышением цен на ЖКХ и продовольствие. А остальное добьет неизбежная в условиях такого дефицита валюты девальвация.

При непринятии решительных мер с каждым годом глубина нашего кризиса будет только увеличиваться. Сегодня нам нужны меры, сравнимые по интенсивности со сталинской индустриализацией. А призывы "улучшить, усилить, укрепить", как и стерильно-чистые рыночные механизмы, нас из болота "белорусской модели" не выведут.

Новости по теме

Новости других СМИ