Шеремет: Тот, кто не считает Баумгертнера заложником - плохо знаком с белорусскими традициями

Павел Шеремет, "Огонек"

История с арестом в Минске генерального директора крупнейшей российской компании "Уралкалий" везде, кроме Беларуси, вызвала шок. Белорусы уже привыкли к тому, что к решению экономических споров и вопросов активно привлечены спецслужбы и работники пенитенциарной системы.

Калийная соль для Беларуси — это как нефть для России. "Беларуськалий" чуть ли не главный налогоплательщик в стране, экспорт калийных удобрений дает больше трети всех поступлений валюты в белорусскую казну. Экспорт калия через балтийские порты держит в узде северных соседей — Литву и Латвию, не позволяет европейским врагам Лукашенко принимать в Брюсселе консолидированные репрессивные меры против белорусского режима. Шахтеры Солигорска привыкли хорошо жить и, как всякие шахтеры, представляют собой сплоченную и чуткую к изменениям жизненного уровня социальную группу. Последнее время шахтеры волнуются, их заработки упали в два с половиной раза, они недовольно бурчат что-то себе под нос, но в Минске внимательно и с напряжением вслушиваются в это недовольное бормотание — оно может быть чревато.

Калийные тонкости

Мировая торговля удобрениями — дело тонкое. В торговле удобрениями, как и в торговле нефтью, любое изменение объемов производства сразу вызывает колебание цен. Удобрения нужны всем, но количество производителей можно пересчитать по пальцам, поэтому мировой рынок делят между собой два картеля: североамериканский и постсоветский. Они поставляют на рынок 70 процентов удобрений, остальное делят мелкие производители.

В Советском Союзе калийные удобрения добывали в Беларуси и на Урале, в Пермском крае. После распада советской империи кооперация торговцев хлористым калием восстановилась очень быстро: уже в 1992 году белорусские и российские производители (одна из двух российских компаний по добыче хлористого калия — "Сильвинит") создали Международную калийную компанию (МКК) для экспорта калийных удобрений и контроля над их сбытом по всей цепочке. Никому не нужна на этом узком рынке лишняя конкуренция.

На фоне приватизационных войн в России и борьбы за "Уралкалий" интеграционные проекты с белорусскими партнерами отошли на второй план, но к ним вернулись в середине нулевых.

В 2005 году "Уралкалий" (второй и крупнейший производитель удобрений в России) и "Беларуськалий" учредили Белорусскую калийную компанию (БКК), разделив акции по-братски — 50 на 50. Потом в состав компании вошла еще и Белорусская железная дорога.

Первые поставки БКК начала 1 января 2006 года, и все расчеты оправдались. Цены на удобрения растут, покупателям некуда деваться. Россияне счастливы, белорусы довольны. БКК постепенно поднимает цены для покупателей в Индии, Китае, компания заключает долгосрочные контракты на традиционных рынках и выходит на покупателей в Юго-Восточной Азии и Бразилии.

По данным аналитиков Reuters, к середине 2008 года стоимость 1 тонны хлористого калия, экспортируемого БКК, чьи поставки составляют 30 процентов всего мирового экспорта продукции, для Бразилии и Азии выросла до рекордной — 1 тысяча долларов, а на Шри-Ланку было продано 40 тысяч тонн удобрений по 1050 долларов за тонну.

Однако на пике продаж случился мировой кризис. Он привел к сокращению спроса на сельхозпродукцию, и многие потребители оказались не в состоянии закупать удобрения в запланированных объемах. Падают объемы — снижаются цены.

Александр Лукашенко настаивает на том, что цены снижать нельзя, стране нужна валюта. Но масштабы кризиса таковы, что цены, сорвавшись с рекордных высот, падают почти в два раза.

Собственники, разборки и катарский шейх

В июне 2010 года основной владелец "Уралкалия" Дмитрий Рыболовлев продает контрольный пакет акций российского производителя удобрений трем бизнесменам: владельцу "Евроцемента" Филарету Гальчеву и золотопромышленникам Сулейману Керимову и Александру Несису. В России склонные к экспансии олигархи заговорили о приватизации "Беларуськалия". Они хотят выкупить у Лукашенко контрольный пакет производителя удобрений. Как всегда, жаркие споры — по цене. Белорусский президент "заряжает" 30 млрд долларов, новые владельцы "Уралкалия" готовы только на 6 млрд.

Керимов летает в Минск, но личные встречи с белорусским президентом ничего не дают, и в какой-то момент правительство заявляет об отказе от приватизации "Беларуськалия".

Между тем в 2011 году Керимов поглощает второго производителя удобрений в России — "Сильвинит", и объединенная компания прекращает поставки своей продукции на экспорт через Международную калийную компанию. Все идет через БКК. В прошлом году появился проект создания на базе БКК компании "Союзкалий". Заговорили о грандиозных планах по расширению бизнеса и переезде центрального офиса мирового трейдера в Швейцарию, чтобы защитить белорусских партнеров от европейских санкций.

Но в 2012 году спрос на хлористый калий свертывается, старые контракты БКК с Индией заканчиваются, а новые никак не заключаются. Между Керимовым и Минском начинаются разногласия. Лукашенко требует наращивать объемы продажи удобрений — ведь Беларусь все время балансирует на грани экономического кризиса, российские же менеджеры настаивают на снижении поставок, чтобы удержать мировые цены. Белорусы начинают параллельно приторговывать удобрениями в обход общей компании. По крайней мере, так утверждают в "Уралкалии". Конфликт выходит на политическую орбиту: калийный вопрос обсуждался на уровне Лукашенко и Путина в декабре 2012 года, и тогда формально стороны договорились — до открытой войны дело в начале 2013 года не дошло.

Наблюдательные советы "Уралкалия" и "Беларуськалия" одобряют создание "Союзкалия". Правда, на рынке все чаще появляются слухи о том, что Россия и Белоруссия уже не экспортируют калий через единый канал, но стороны это отрицают. В июле 2013 года генеральный директор БКК Валерий Иванов переводится на должность первого заместителя главы администрации белорусского президента — явное повышение, а спустя три недели после этого назначения начинается война между Минском и "Уралкалием".

Российские бизнесмены заявили, что выходят из Белорусской калийной компании из-за того, что белорусы нарушают партнерские отношения. В Минске гордо заявили, что их это не пугает, потому что они нашли партнеров в лице катарской компании. Кстати, шейх Катара и Лукашенко подружились семьями. Шейху в Беларуси отдали в разработку два месторождения калийной соли, огромные участки земли под Минском для строительства личной резиденции и обустройства охотничьих угодий, катарский спецназ прошел подготовку по ведению боя в минском Центре специальной подготовки "Динамо", а шейх стал присматриваться к хоккейному клубу "Динамо".

Выход "Уралкалия" из БКК между тем обвалил мировой рынок удобрений: падают акции компаний — падают цены. Эксперты говорят, что долго "Беларуськалий" в такой ситуации не продержится и придет на поклон к русским. Но в Минске звучат грозные заявления. Генеральный директор "Беларуськалия" Валерий Кириенко заявил в конце августа, что отказ "Уралкалия" от БКК — это рейдерский захват "Беларуськалия". "Негативные действия "Уралкалия" в отношении своего бывшего трейдера требуют правовой оценки. Я лично никогда больше не пойду на союз с "Уралкалием" на тех условиях, которые они предлагают",— сказал руководитель "Беларуськалия".

Через несколько дней премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович пригласил генерального директора "Уралкалия" Владислава Баумгертнера на переговоры в Минск. Переговоры закончились оригинально — после беседы с главой белорусского правительства российский бизнесмен отправился в изолятор КГБ. Основные государственные белорусские газеты на следующий день вышли с одинаковыми статьями о "преступной деятельности российской компании", и всю прошлую неделю государственные СМИ клеймили позором "обнаглевших русских олигархов".

Силовая традиция

Баумгертнера многие считают заложником. Объявленная цена выкупа — 100 млн долларов, в такую сумму белорусские власти оценивают ущерб, который руководитель "Уралкалия" якобы нанес Беларуси. Если вам сравнение с заложником кажется преувеличенным, то вы плохо знакомы с белорусскими традициями.

Многие белорусские бизнесмены прошли через уголовные дела и тюрьмы, откуда вышли только после перечисления в казну крупной суммы денег. Еще в 2005 году Александр Лукашенко подписал указ о том, что бизнесменов можно освобождать от уголовной ответственности, если они компенсировали ущерб государству. Звучит красиво, даже гуманно, но на деле это вылилось в своеобразный государственный рэкет.

Несколько лет назад заместитель главы администрации президента Наталья Петкевич разослала во все силовые ведомства распоряжение о "более полном" применении указа президента — суммы возмещения ущерба удвоили. Даже белорусские олигархи, попадающие в первую десятку самых богатых предпринимателей, прошли через эту систему. Например, владелец крупнейшего рынка под Минском Евгений Шиганов внес за свое освобождение из тюрьмы и снятие всех обвинений 30 млн долларов. Другой олигарх, владелец Трастбанка, через которого шли операции Беларуси в арабских странах, был арестован в конце 2011 года и, по слухам, возвращение на свободу обошлось ему в 20 млн долларов.

Марат Новиков в конце 2012-го лишился своих двух кондитерских фабрик — крупнейших производителей конфет — "Спартак" и "Коммунарка". Своим указом Лукашенко, по сути, национализировал их. Новикова приглашали на совещание по судьбе фабрик к президенту, но он благоразумно уехал в США, поэтому остался на свободе.

О белорусских бизнесменах помельче, оплативших свою свободу, можно рассказывать бесконечно.

Из иностранцев, задержавшихся в Беларуси не по своей воле, можно вспомнить скандальное дело адвоката семьи покойного Бадри ПатакарцишвилиЭмануила Зельцера. Адвокат был на стороне тех, с кем воевал за наследство Бадри ныне покойный Борис Березовский. У Березовского были тесные отношения с Лукашенко во второй половине 2000-х годов. Он отправил Зельцера в Минск оформлять документы на одно из спорных предприятий, но адвокат оказался в тюрьме КГБ и провел в заключении по какому-то надуманному делу года полтора.

Таких историй не просто много, а очень много. Белорусский президент активно демонстрирует, что никакие бизнесмены, никакая мафия не может противостоять государственной машине. При любом хозяйственном споре в Беларуси включается силовой механизм. Повезло менеджерам "КАМАЗа", которые два года вели переговоры с "МАЗом" об объединении и создании единой корпорации. Недавно проект со скандалом провалился. Счастье, что владельцы "КАМАЗа" в этот момент были далеко от Минска.

Конечно, Баумгертнер вернется домой. За свободу топ-менеджера концерна мирового уровня 100 млн не жалко, тем более что эти деньги можно включить в очередной транш финансовой помощи России братской стране. Едва ли российская власть на фоне тяжелых отношений с Украиной, войны на Ближнем Востоке и напряжения с Западом пойдет на радикальные меры против Минска. Но всем уже очевидно, что Лукашенко как экономический партнер опасен. Катарский шейх, правда, об этом пока не догадывается...

Новости по теме

Новости других СМИ