Почему русские танки до сих пор не освобождают Баумгертнера?

Виктор Дятликович, Радио "Свабода"

Санкция на арест Сулеймана Керимова выводит конфликт вокруг Уралкалия на новый уровень, но реакция российского руководства на скандал все равно остается на удивление сдержанной. Почему?

Согласитесь, все мы ждали больше эмоций, больше страстей от скандала с задержанием гендиректора "Уралкалия" Владислава Баумгертнера. Наши ожидания были обусловлены историческим опытом. Ведь все последние годы любой белорусско-российский конфликт мгновенно, за день-другой, выходил на самый высокий уровень. Там были "мухи и котлеты", там поведение Лукашенко называлось Медведевым "бесчестным", а Лукашенко называл кремлевских чиновников "безмозглыми". Короче, кипели страсти. И вдруг - почти тишина.

Для такого поведения есть причины очевидные, и мы их обсуждали, например, в "Пражском акценте", посвященном этой теме. Но есть и не очевидные - и на них мало кто обращает внимания. И напрасно.


Первое

Действия Лукашенко для российского руководства не выглядят чем-то сверхковарным, недопустимым, беспрецедентным. Потому что – давайте вспомним – российские власти сами пользовались такими методами, правда в основном во внутренней политике.

Первым "политическим заложником" в России многие считают одного из руководителей "Аэрофлота" Николая Глушкова. Его арестовали в 2000 году и обвинили в мошенничестве и хищении валютных средств компании. Но Борис Березовский не раз утверждал, что судьба Глушкова был предметом торга между ним и российскими властями - якобы Березовскому обещали отпустить Глушкова в случае, если он продаст акции Общественного российского телевидения (ОРТ).

Березовский акции продал, но Глушков вышел из тюрьмы только через четыре года.

Еще более показательна история Владимира Гусинского. Арестован в том же 2000 году, он вышел из тюрьмы только после того, как согласился продать "Газпрому" все свои медиа-активы. Причем этот шантаж был зафиксирован официально, в документе, под которым стоят подписи в том числе Гусинского и тогдашнего министра печати Михаила Лесина.

Немного другая ситуация была с арестом Михаила Ходорковского, но заметим, что в конце концов большая часть активов ЮКОСа досталась государственной компании "Роснефть".

Вообще арест бизнесменов как способ конкурентной борьбы – повседневная российская практика.


Второе

Россию уже шантажировали заложниками на межгосударственном уровне, и Россия продемонстрировала, что готова вести переговоры и идти на уступки. Речь о суде над российскими летчиками в Таджикистане в 2011 году. Если кто не помнит, их обвинили в контрабанде и незаконном пересечении границы. Обвинение было явно сфальсифицировано, однако летчики получили по 8,5 лет тюрьмы. Вскоре они вышли на свободу по амнистии, но только после того, как в России из тюрьмы был освобожден осужденный за распространение наркотиков родственник президента Таджикистана и сын главы Таджикской железной дороги Рустам Хукумов. Мало кто в России сомневается, что имел место обмен "заложниками".


Третье

Белорусские власти действуют против Сулеймана Керимова абсолютно теми же методами, которыми сам Керимов, по мнению многих, злоупотреблял время всей своей бизнес-карьеры. Ни для кого не секрет, что в российском бизнесе за Керимовым закрепился имидж успешного рейдера, который не очень разборчив в средствах, если хочет взять под контроль чужой бизнес. Среди жертв структур Керимова называют компании "Ингосстрах", "Носта", "Смоленский Пассаж", "Главмосстрой" и некоторые другие.

Не обошлось без обвинений в рейдерстве даже тогда, когда Керимов покупал главного конкурента "Уралкалия" - компанию "Сильвинит". Так, в конце концов он предложил ее хозяевам очень хорошие деньги за акции, гораздо больше, чем они стоили на бирже. Но на "Сильвинит" были другие покупатели. Только вот Керимов знал, как "убедить" владельцев компании, что продать ее нужно именно ему. Об этом рассказал журнал Forbes : "Совладелец "Сильвинита" Анатолий Ломакин (он вел переговоры с Керимовым) сначала уверял владельца "Нефти", что компания не продается. Ведь уже шли переговоры об объединении "Сильвинита" с холдингом "Фосагро". Тогда на "Сильвинит" приехало полсотни человек из разных проверяющих структур, говорят знакомые бывших владельцев компании". После визита ревизоров владельцы "Сильвинита" продали компанию структурам Керимова.

Безусловно, все эти действия не могли не сказаться на отношении к Керимову как в деловых, так и в политических кругах. Слишком много врагов и недоброжелателей имеет совладелец "Уралкалия", чтобы надеяться на то, чтобы его интересы в Беларуси Россия защищала в полную силу. Особенно, когда речь шла даже не о самом Керимове, а лишь о нескольких топ-менеджерах его компании.

Однако, после того, как белорусские власти выдали ордер на арест самого Керимова, ситуация может несколько измениться. Какая бы межклановая война не велась в самой России, арест одного из близких Кремлю олигархов явно не входит в планы даже его недоброжелателей. Ведь, фактически, на деньги Керимова существуют минимум два региона России – Пермский край, где находится Уралкалий (и его налоги составляют значительную часть бюджета региона) и Дагестан, куда Керимов вкладывает бешеные деньги.

Именно поэтому, думаю, в ближайшее время мы увидим, как конфликт выйдет на самый высокий уровень. Скоро появятся и эмоции, и страсти. И "мухи с котлетами".

Новости по теме

Новости других СМИ