Эксперт: Уровень агрессии в обществе, где существует смертная казнь, выше

Надежда Кравчук, "Товарищ.online"

Всемирный день против смертной казни отмечается 10 октября по инициативе Всемирной коалиции по запрету смертной казни. Правозащитные организации добиваются полной отмены исключительной меры наказания во всем мире.

В Беларуси – единственной стране Европы, где до сих пор выносятся и приводятся в исполнение смертные приговоры – с 2009 года действует кампании "Правозащитники против смертной казни". Корреспондент сайта "Товарищ.online" побеседовал с координатором кампании Андреем Полудой о том, нужно ли выносить на референдум вопросы отмены смертной казни, о деле приговоренного к расстрелу Павла Селюна, а также о статистике смертных приговоров в Беларуси.

– Сегодня стало известно, что в Комитете по правам человека ООН (КПЧ) зарегистрировано обращение осужденного к смертной казни Павла Селюна. Писал ли он прошение о помиловании на имя президента Беларуси и на какой срок может быть отложено исполнение приговора?

– Да, Павел Селюн подал также прошение о помиловании. Определенного срока на рассмотрение, по большому счету, не существует. Это зависит от сложности дела и других факторов. Поскольку обращение в Комитет зарегистрировано, то по международным документам, которые подписала Беларусь, должно быть приостановлено исполнение приговора до рассмотрения обращения.

– Помнится, расстрелянный в прошлом году Владислав Ковалев тоже обращался в КПЧ, однако его это не спасло…

– Такие обращения подавал не только Владислав Ковалев. Осужденные на смертную казнь Андрей Жук, Андрей Бурдыко и Олег Гришковцов также обращались в КПЧ соответственно в 2010-2011 годах. Но белорусское государство находило причины, которыми обуславливало исполнение приговора. Например, по делу Андрея Жука заявили, что его расстреляли, не успев получить информацию и применить так называемые "срочные меры" защиты. Так ли это, мы не знаем, потому что вопрос смертной казни в Беларуси находится за серьезной завесой таинственности.

По делу того же Ковалева власти должны были до 3 июля в государственных СМИ сообщить о решении, принятом Комитетом, по каким статьям КПЧ увидел нарушение прав человека и так далее. Но сегодня уже 10 октября, и такой информации не было, хотя международные договора Республикой Беларусь подписаны. И это вызывает удивление и сожаление. Но мы надеемся, что на этот раз будет немного по-другому. Сегодня адвокат был у Павла Селюна. С ним на данный момент все в порядке, мать с ним постоянно в переписке. Мы направили обращения в МИД, Генпрокуратуру и МВД, чтобы в соответствии с правилами применения "срочных мер" приостановить исполнение приговора до рассмотрения обращения по существу.

– С начала года вынесено уже 3 смертных приговора. Правозащитникам известно, были ли какие-то из них приведены в исполнение?

– Один из приговоров вынесен в отношении Василия Юзепчука Могилевским областным судом, второй – в отношении Павла Селюна Гродненским областным судом, и после этого был вынесен приговор в отношении Александра Грунова из Гомеля. Коллегия по уголовным делам Верховного суда уже рассматривала кассации Селюна и Юзепчука, и оставила приговоры в силе. По делу Грунова кассация будет 18 октября.

Трудно сказать, исполнен ли приговор Юзепчуку, поскольку мы не имеем почти никакой информации по делу. Первый суд, который проходил в Могилевской тюрьме, был закрытым. Кассация рассматривалась также в закрытом порядке. Кроме того, Юзепчук – человек без определенного места жительства, достаточно немолодой, и у него фактически нет здесь родственников. Все это осложняет коммуникацию. Мы разыскали очень дальних родственников, которые до этого нашли ему адвоката, но якобы сам Юзепчук отказался, чтобы адвокат защищал его. Если приговор приведут в исполнение, то я даже не знаю, кого они будут информировать.

– МВД не дает четкой статистики о количестве вынесенных и исполненных смертных приговоров за последние годы. Сведения правозащитников говорят о каких-то тенденциях к увеличению или уменьшению количества расстрельных приговоров?

– На этот вопрос достаточно трудно ответить. В 2012 году у нас не было приговорено ни одного человека. При этом расстреляны были трое – Ковалев, Коновалов и Мялик. Многие говорили, что началась тенденция к снижению, что 2012 – год, свободный от смертных приговоров. А потом мы видим, что 2013 год еще не закончился, а у нас уже 3 приговора и куча дел, где также возможно вынесение приговора в виде смертной казни. Мы можем говорить о снижении количества смертных приговоров, например, в далеком 1999 году после введения альтернативной меры в виде пожизненного заключения. И если до этого выносилось 48 приговоров в год, то пошло резкое снижение. А сейчас мы видим 2-3 приговора в год, по большому счету, стабильно.

– Власти Беларуси, как правило, апеллируют к тому, что общество не готово к отмене смертной казни. Общество действительно все еще не созрело?

Продолжение читайте здесь.

Новости по теме

Новости других СМИ