Проблема безнаказанности силовиков встает ребром

Татьяна Коровенкова, "Белорусские новости"

За последние месяцы общественность взбудоражили несколько историй, связанных с превышением сотрудниками правоохранительных органов своих полномочий и избиением граждан, в том числе с летальным исходом. Ни в одном случае привлечь к ответственности людей в погонах пока не удалось.

Правозащитники отмечают, что безнаказанность силовиков и закрытость пенитенциарной системы только способствуют тому, чтобы таких случаев становилось все больше.


Виновных в избиении осужденного Птичкина пока не нашли

27 сентября стало известно, что управлением Следственного комитета по Минску возбуждено уголовное дело в отношении работника медицинской части следственного изолятора № 1. Он подозревается в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, что повлекло по неосторожности смерть осужденного Игоря Птичкина.

Напомним, по информации правозащитников, сюжет развивался так. 15 мая суд Заводского района столицы приговорил 21-летнего Игоря Птичкина к трем месяцам административного ареста за управление транспортным средством в период лишения права вождения.

30 июля молодого человека отправили отбывать наказание в СИЗО № 1. Через несколько дней сотрудники изолятора сообщили родственникам, что Птичкин скончался. По предварительной версии, смерть наступила от сердечного приступа.

Версия не убедила родственников, и те направились на прием к начальнику СИЗО № 1. Разговор с руководством изолятора и начальником санчасти был записан на видео, которое размещено на сайте platformarb.com.

На видеозаписи родственники погибшего не скрывают своих предположений, что к смерти Птичкина причастны сотрудники СИЗО, однако начальник изолятора это отрицает, заявляя, что в этом учреждении "никого не бьют". Он предполагает, что смерть 21-летнего молодого человека могла быть связана с употреблением алкоголя или наркотических веществ.

На сайте platformarb.com размещены посмертные фотографии Птичкина, на которых видны обширные гематомы на предплечьях, запястьях, кистях, в области ребер, а также повреждения ниже колена.

Многие недоумевают, почему СК возбудил уголовное дело против работника медчасти изолятора, но не установил виновных в избиении молодого человека и не возбудил в отношении них уголовные дела. Хотя родственники погибшего сразу после инцидента написали в СК заявление с просьбой провести проверку по факту нанесения Птичкину телесных повреждений.


Президент защищает силовиков при любом раскладе

Стоит отметить, что тема самоуправства сотрудников правоохранительных органов за последний год поднималась не один раз.

Можно вспомнить случаи с избиением милиционерами сторожа минской автостоянки Василия Сорочика, минчанина Ильи Зубени, Виктора Ламеко из Зельвы, Сергея Хачатуряна из Дзержинска, а также Богдана и Ивана Шкурко, жителей Лиды. Или дело Александра Акулича, который умер 26 мая 2012 года в изоляторе временного содержания Светлогорского РОВД, как утверждает его мать, от рук сотрудников милиции. Ни в одном из этих случаев потерпевшие до настоящего момента не добились положительных результатов.

Политолог Валерий Карбалевич напоминает, что когда на пресс-конференции в январе нынешнего года у Александра Лукашенко спросили про дело Сорочика, то глава государства отметил, что не поверил в правдивость этой истории, узнав, что в избиении сторожа участвовала женщина (сотрудница милиции. — Т.К.). "Стало понятно, что сам Лукашенко и приостановил это дело, — отмечает Карбалевич. — Сначала все расследовалось по закону, завели уголовное дело, а потом внезапно все остановилось. Можно предположить, что и по другим громким подобным делам решение принимал президент".

При этом Карбалевич отмечает, что нежелание наказывать сотрудников правоохранительных органов за нарушения закона негативно отражается на репутации власти и имидже самого Лукашенко. Но, тем не менее глава государства встает на их защиту.

"При нарастании социально-экономических проблем, снижении доверия населения к власти силовые структуры становятся главной опорой режима, — подчеркивает Карбалевич. — Психология вседозволенности — важный мотив эффективности и надежности защитников режима. Однако это со временем может стать опасным для самого диктатора. Безнаказанность и вседозволенность часто ведет к тому, что военизированные формирования начинают выходить из-под контроля и вести свою игру".

В свою очередь руководитель "Платформа инновейшн" Андрей Бондаренко отмечает: проблема даже не в том, что Лукашенко "дарит правоохранительным органам карт-бланш", а в том, что он "создал систему, которая в большей степени бесконтрольна".

"Эта система долго создавалась. В результате сотрудники милиции поняли, что за ними не так пристально наблюдают, что их будут прикрывать, и они этим пользуются", — сказал правозащитник.


Необходим общественный контроль над пенитенциарной системой

Бондаренко отмечает, что случаев превышения полномочий сотрудниками милиции достаточно много.

"Разные последствия от них наступают, в том числе и с летальным исходом, — сказал собеседник. — Проблема в том, что нам очень сложно доказывать причастность сотрудников милиции. Мы периодически получаем информацию о том, что тот или иной заключенный или задержанный умер в РОВД или СИЗО, но, к сожалению, родственники не спешат реагировать, надеются на то, что следствие разберется".

Как результат, продолжает правозащитник, их организация приступает к работе только после кремирования, когда доказать что-то уже практически невозможно, и приходится соглашаться с официальной версией, опровергнуть ее должным образом возможности уже нет.

Бондаренко отмечает, что необходим независимый орган, который сможет заниматься расследованием подобных случаев.

"Создание Следственного комитета — это и есть попытка создать независимую службу. СК уже подключается на стадии, когда проведены предварительные следственные действия, им передают материалы, и они уже в дальнейшем проводят расследование, — говорит правозащитник. — СК нацелен на то, чтобы отделить сотрудников РОВД от следственных действий. Но и в сам Следственный комитет на работу набирали в том числе и сотрудников милиции, других у нас просто нет специалистов".

Заместитель руководителя закрытого властями правозащитного центра "Весна" Валентин Стефанович также подчеркивает, что правозащитникам нередко приходится сталкиваться со случаями злоупотреблений полномочиями со стороны сотрудников правоохранительных органов.

"Мы стараемся начать процедуры расследования и проверки этих дел, но это не всегда получается. Собственно, дело должно приобрести значительный общественный резонанс, чтобы начались какие-то действия по нему", — отмечает Стефанович.

При этом и Стефанович, и Бондаренко особо подчеркивают, что необходим общественный контроль над учреждениями пенитенциарной системы Беларуси.

"При областных управлениях юстиции существуют наблюдательные комиссии, которые состоят из представителей провластных общественных организаций, — говорит Бондаренко. — То есть фактически государство создало на национальном уровне механизмы наблюдения за ситуацией в колониях, но в реальности они не работают. Государство не дает возможности независимым НГО входить в эти комиссии и всячески препятствует тому, чтобы общественности стало известно, что происходит в колониях и тюрьмах".

Он также отмечает: "Все прекрасно понимают, что условия содержания заключенных далеки даже от норм белорусского законодательства. То, что происходит на стадии предварительного расследования, попадает под определение "пытка", все прекрасно понимают, как действуют силовые структуры, выбивая показания. Лишний раз допустить туда правозащитников, которые еще документально это зафиксируют, государству не нужно".

Стефанович, в свою очередь, подчеркивает, что необходим комплексный подход к реформированию пенитенциарной системы. "Одна из основных и самых важных проблем — закрытость этой системы, — сказал он. — У нас в стране нет специальных мониторинговых групп".

Необходим институт специального уполномоченного по правам человека, который сможет в любое время суток попасть в любые места принудительного заключения граждан, отмечает правозащитник.

"Пока же система закрыта, находится в ведении МВД, а не Министерства юстиции, как это принято в последнее время на международном уровне. То есть это та же система, в которую входят органы дознания и следствия. Это все позволяет совершать разнообразные манипуляции, оказывать давление на людей с целью получения нужных показаний. Очень сложно потом что-то доказывать и пытаться привлечь виновных к ответственности. Эта безнаказанность порождает еще больше похожих случаев", — сказал Стефанович.

По его словам, даже в России или Украине, где действуют институты омбудсмена, гораздо больше общественного контроля над пенитенциарной системой.

"Гласность и контроль — основной рецепт для улучшения ситуации. У нас было много предложений по реформе, но власти в них не заинтересованы", — резюмировал правозащитник.

Новости по теме

Новости других СМИ