Лукашенко не хотят трогать ни Москва, ни Запад

Александр Класковский, "Белорусские новости"

"Гиганта мысли" Кису Воробьянинова, как известно, могли спасти пятьсот рублей. Белорусское руководство не спасут даже сто миллионов долларов, запрошенных наудачу за освобождение Владислава Баумгертнера.

Во-первых, не факт, что россияне заплатят. Во-вторых, это жалкие копейки на фоне дико растущих потребностей. Всемирный банк в свежем обзоре экономики Беларуси прогнозирует, что ее валовые потребности во внешнем финансировании возрастут до 8 миллиардов долларов.

Проще говоря, концы с концами не сходятся все катастрофичнее. Привычные источники денег иссякают. Выручка Беларуси от экспорта нефтепродуктов в январе — августе снизилась, по данным Белстата, на 3,234 миллиарда долларов (29,7%) по сравнению с показателем за тот же период прошлого года. В целом валютная выручка страны за восемь месяцев составила менее 30 миллиардов долларов, упав почти на шесть миллиардов.


Реформы? Шли бы вы лесом!

Кругом невезуха: сначала Россия прикрыла нашумевшее ноу-хау с растворителями, а теперь вот аукнулся и калийный конфликт, подрубивший экспорт "Беларуськалия". И хотя лихо полонивший залетного Баумгертнера белорусский президент бравирует, приходится вполголоса уговаривать Путина взять под опеку "Уралкалий", подсказывать Кремлю желательную кандидатуру нового владельца и всячески подталкивать к возобновлению совместной продажи удобрений.

Но даже при реализации этой идеальной для Минска схемы прежний поток валюты от калия не хлынет автоматом.

"Мировой рынок калия пока мертв", — отметила в комментарии для Naviny.by экономический обозреватель Татьяна Манёнок. По ее словам, этот рынок развивается циклично, и "возможно, через год ситуация выровняется".

Но российскому правительству, как заявил вице-премьер Игорь Шувалов, нет смысла брать на себя риски, связанные с владением "Уралкалием". А удастся ли белорусской стороне сварить кашу с частником даже при смене владельца — пока большой вопрос.

Ну а самое главное — деньги нужны сегодня. Призрак девальвации пугает как обычных граждан, так и начальство. В 2011 году, когда белорусский рубль обесценился почти втрое, электоральный рейтинг Александра Лукашенко, по данным НИСЭПИ, упал до исторического минимума — 20,5%.

Между тем директор Всемирного банка по Беларуси, Украине и Молдове Чимяо Фан 22 октября посыпал соли на раны: "Когда у вас накапливается столько структурных реформ, а вы работаете только с показателями денежно-кредитной политики, вы вновь можете столкнуться с 2011 годом".

Фишка в том, что руководству Беларуси одинаково противны мысли как о финансовом кошмаре на манер 2011 года, так и о структурных реформах. Правда, план с упоминанием о них на стол МВФ недавно положили, но без особой надежды.

Среди реальных вариантов: просить у России всяческих скидок (прежде всего по нефтяным делам) и занимать у кого повезет. Вопрос, как потом расплатиться, выносится за скобки. Платить будут дети и внуки нынешнего безропотного электората.


Готов ли Запад следовать формуле "бабло побеждает зло"?

Сегодня Минск забрасывает удочки по всем азимутам. Но арабы деньгами не сорят, китайцы предлагают связанные кредиты, по сути не выпуская деньги из рук, Россия уже заложила в бюджеты будущих лет доходы от взимания экспортных пошлин на нефтепродукты из своего сырья, продаваемые Беларусью за рубеж. Поэтому призывы Лукашенко отменить эти пошлины Москвой не особо воспринимаются.

Да и сколько нефти она теперь даст — большой вопрос, усугубленный, как признался белорусский президент, арестом злосчастного Баумгертнера. И очередной транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС подозрительно завис… В общем, последствия калийного конфликта выглядят на сегодня не так триумфально, как рисовала белорусская пропаганда.

Теоретически ситуацию с деньгами мог бы спасти МВФ. Но у него то же заклинание: структурные реформы. Да, однако же в 2009–2010 годах МВФ дал 3,5 миллиарда долларов, не особо придираясь. И это выглядело в немалой степени поощрением за выпуск из тюрьмы политзаключенных, отказ признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Теперь в белорусских тюрьмах снова сидят люди, получившие свое за политику. Казалось бы, выпусти их — и дорога к западным ресурсам значительно сокращается.

Но загвоздка в том, что Лукашенко не хочет начинать вторую оттепель во внутренней политике: ему хватило спалившей нервы Площади-2010. Вторая загвоздка в том, что у Евросоюза и Вашингтона нет сильных мотивов затевать масштабную, далеко просчитанную игру на деньги за белорусский геополитический плацдарм.

К тому же мягкотелой Европе менее всего хотелось бы получить на востоке хаос по типу арабской дуги. Лучше не будить лихо.

Короче, в белорусско-европейских отношениях на сегодня, как сказал в комментарии для Naviny.by директор Центра европейской трансформации (Минск) Андрей Егоров, "ситуация патовая".

Самое смешное, что в Кремле, похоже, думают так же, как и в Брюсселе: лучше не будить лихо. Начнешь раскачивать режим, чтобы посадить на трон кого-то посговорчивее, — получишь геморрой типа грузинского или украинского.


"Беларусь никому не интересна"

Да, Евросоюз накануне вильнюсского саммита Восточного партнерства вновь ритуально взывает к перспективам сотрудничества. Но верит ли в них сам? Предлагают конфетку для хорошего мальчика, зная, что имеют дело с enfant terrible.

Начинать диалог без освобождения политзаключенных было бы для Запада потерей лица, подчеркнул в комментарии для Naviny.by Валерий Карбалевич, эксперт минского аналитического центра "Стратегия".

Но даже если политузники выйдут на свободу, то что дальше? Какой будет повестка дня? Для обеих сторон, считает политолог, «исчез тот геополитический фактор, который обусловил оттепель 2008–2010 годов», когда под впечатлением российско-грузинской войны Европа и США несколько отодвинули в сторону вопрос ценностей.

К тому же, продолжает Карбалевич, после 19 декабря 2010 года западные политики не верят, что можно исподволь демократизировать Беларусь через политику втягивания.

Конечно, Брюссель гораздо активнее занимался бы белорусским вопросом в случае, "если бы Беларусь была очень нужна Европе", добавляет аналитик. А так — у нее много других проблем.

Похожую мысль, но более провокационно высказал в комментарии для Naviny.by Евгений Прейгерман, директор по исследованиям "Либерального клуба" (Минск): "Беларусь никому не интересна".

По мнению аналитика, Запад гораздо активнее пытался бы налаживать отношения с властями, будь это нефтяная страна. Или, напротив, серьезно вкладывался бы в некий сценарий перемен, будь здесь критически важный геополитический плацдарм и сильная внутренняя альтернатива режиму.

Но в оппозиции сегодня вновь заговаривают о бойкоте — теперь уже президентских выборов 2015 года. Мол, подождем, пока рухнет экономика, а там будем брать власть. Западники вряд ли разгонятся серьезно финансировать столь хилую с их точки зрения стратегию, равно как и слабые, разрозненные колонны тех, кто все же пойдет на выборы. А действующий президент при таком раскладе без особых проблем провернет театрализованную процедуру продления полномочий.

У Лукашенко сегодня мало денег и много головной боли, но ему несомненно повезло в одном — быть президентом "неинтересной" страны.

Новости по теме

Новости других СМИ