"Еще ни одна страна не стала богатой и успешной за счет зарубежных подачек"

Валерий Карбалевич, "Свободные новости"

При спасении чести мундира честь не в чести.
Эриан Шульц


Страна медленно, но верно вступает в период острых социально-экономических проблем. Главная из них — это возрастающий дефицит валюты.

Основные источники ее поступления тают на глазах. Экспорт калия в связи со сложившейся ситуацией на мировом калийном рынке минимизирован. В четвертом квартале Россия сокращает поставки нефти, а значит, продажи нефтепродуктов за рубеж тоже уменьшатся.

Сложность ситуации осознают как граждане, все больше скупающие валюту, так и власть. Риторика официальных лиц становится все более тревожной. От былого публичного благолепия не осталось и следа.

Однако, судя по всему, ясного понимания того, что надо делать в этой непростой ситуации, у властей нет. Чувствуется определенная растерянность. До сих пор нет утвержденного бюджета на следующий год, хотя в былые времена в конце октября его уже принимали в Национальном собрании. Вот и А. Лукашенко потребовал от правительства найти "неординарные решения". Это означает, что он надеется на некое чудо, на Божий промысел, что все само собой образуется, рассосется.

10 октября был опубликован план совместных действий правительства и Нацбанка Беларуси. Это такая своеобразная антикризисная программа, в которой даже употребляется термин "реформы". Ничего неординарного там нет. Это стандартный набор самых простых антикризисных "пожарных" мер. План предусматривает приватизацию на $4,5 млрд в следующем году, отмену директивного планирования, разрешение на увольнение рабочей силы и пр.

Первым пунктом в плане прописаны меры по сокращению государственных расходов и резкому уменьшению кредитования. Банкам предписано выдавать кредиты в размере не более 1% в месяц.

Будет ли этот план реализовываться на практике? Ибо пока это список предложений, требующих одобрения президента. Например, масштаб планируемой приватизации выглядит фантастическим.

Эксперты склоняются к тому, что жесткие меры финансово-кредитной и бюджетной политики, скорее всего, будут выполнены. Это болезненный, но необходимый способ спасения ситуации на валютном рынке путем ограничения внутреннего спроса. Ибо альтернативой ему является значительная девальвация. А это политически гораздо более опасно для властей. А. Лукашенко помнит, как в 2011 году его рейтинг обвалился до 20%. Он этого очень боится, особенно накануне выборов. Т. е. не только у населения, но и у властей существует панический страх перед девальвацией. Такой своеобразный "синдром 2011 года". А вот что касается структурных экономических реформ, то вряд ли политическое руководство на них решится.

Но и политика ужесточения условий выделения займов, сворачивания ряда государственных кредитных и инвестиционных программ, урезания госрасходов и повышения косвенных налогов (акцизы, НДС) станет достаточно болезненной для страны. Для привыкшего к легким кредитам государственного сектора экономики это окажется жесткой посадкой. Упадут не только валовые показатели. У многих предприятий может элементарно не оказаться денег для выплаты зарплат. О планах модернизации экономики уже никто не говорит. Тут бы только день простоять, да ночь продержаться.

Но предложенный правительством и Нацбанком план — это паллиатив. На самом деле все надежды властей связаны с иностранной помощью. Есть подозрения, что вся эта антикризисная программа адресована внешним спонсорам. Объявлено, что программа экономических реформ передана МВФ, чтобы взамен получить кредиты.

Однако вряд ли власти всерьез надеются на помощь со стороны МВФ. Потому что, во-первых, фонд в качестве условия выделения кредитных ресурсов потребует не бумажных, а реальных, причем, глубоких структурных рыночных реформ. А президент на это пойти не готов. Во-вторых, с учетом напряженных отношений Беларуси с Западом, могут возникнуть политические препятствия для выделения кредита. Ведь США и ЕС де-факто контролируют МВФ.

Поэтому вожделенные взоры официального Минска сегодня направлены в основном в сторону Москвы. Белорусские власти предпринимают недюжинные усилия, чтобы вышибить у России новую порцию денег. Т. е. прежних дотаций в объеме $10 млрд за этот год только за счет льготных цен на энергоносители (это данные ведомственного журнала Нацбанка Беларуси "Банковский вестник"), что равно 16% белорусского ВВП, уже недостаточно. Для выживания нашей неэффективной социальной модели российские субсидии должны с каждым разом увеличиваться.

Свои расчеты относительно новой порции российских дотаций А. Лукашенко озвучил на пресс-конференции для журналистов РФ 11 октября. "На какой-то процент нефти сняли таможенные пошлины, а за остальные — отдайте нам в бюджет. Мы перечисляем в бюджет России за нефтепродукты, вывезенные на Запад, 4 миллиарда долларов. А если бы они остались в стране? Я бы построил здесь Эмираты... Путин обещал, что с 1 января 2014 года устраняем все изъятия [в торговле]. Если не будут отменены нефтяные пошлины, Беларусь не потянет Таможенный союз", — заявил А. Лукашенко.

Таким образом, появился новый предмет торга между Минском и Москвой. На кону $4 млрд. Речь идет не о кредитах, которые когда-то нужно будет возвращать, а об очередном российском подарке, о халяве. Причем, А. Лукашенко не просит, а как обычно, требует эти деньги, применяя мягкий шантаж. Т. е., как говорил известный литературный герой, использует сравнительно четный способ отъема денег.

За что же президент Беларуси хочет получить такой подарок?

Во-первых, за продолжение игры в постсоветскую интеграцию, за участие в строительстве Евразийского экономического союза. Дескать, или платите, или "Беларусь не потянет Таможенный союз".

Во-вторых, это плата за российскую авиабазу на территории Беларуси. Обратите внимание, в последнее время вокруг этой темы как-то все затихло. В начале лета о базе рассказывали российские военачальники. Теперь и они молчат. Все это означает, что вопрос подвис, торг вокруг авиабазы продолжается, стороны не могут договориться о цене. $4 млрд в год — чем не цена потери военного суверенитета Беларуси.

В-третьих, за освобождение В. Баумгертнера. Этот процесс в последнее время явно застопорился. Казалось, уже все решено, все обещания даны, остались технические вопросы. И А. Лукашенко на пресс-конференции говорил: "Вы могли бы сказать: отдайте его нам, россиянам, мы сами разберемся. Пожалуйста, пусть приезжает генеральный прокурор Чайка, и по закону вы забираете его в камеру в "Бутырку" или в каком другом месте, ведите расследование, мы будем помогать... Пока просьб таких не было".

Ю. Чайка уже приезжал, в России возбудили уголовное дело в отношении В Баумгертнера, и просили много раз. Однако Следственный комитет Беларуси категорически заявил, что пока передавать России этого заключенного не собирается. Это значит, что Минск снова поднял ставки в игре, и стоимость освобождения заложника повысилась. Сумму А. Лукашенко назвал.

Наконец, в-четвертых, за сам факт союзничества. За то, что Минск всячески саботирует реализацию программы ЕС "Восточное партнерство", и, в отличие от иных постсоветских государств, не собирается подписывать никаких соглашений с Евросоюзом. Возможно, не случайно вопрос об этой пошлине был поднят накануне Вильнюсского саммита. Чтобы на фоне стремлений Украины, Молдовы, Грузии к интеграции с Европой в Москве лучше поняли, что союзника надо хорошо кормить.

А насчет строительства в Беларуси Эмиратов (имеются в виду процветающие за счет продажи нефти Объединенные Арабские Эмираты) президент несколько погорячился. Еще ни одна страна не стала богатой и успешной за счет зарубежных подачек.

Новости по теме

Новости других СМИ