Будущее Виктора Лукашенко в руках у Путина

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Фабула заседания Евразийского высшего экономического совета в Минске 24 октября оказалась вне каких-либо новых стратегических целей и задач интеграционного проекта. В основе саммита лежала финансово-ресурсная проблема: нефть для интеграции. Если для Астаны в рамках евразийской интеграции остается актуальным прорыв к мировым энергетическим рынкам, то для Минска задача была более брутальной. Необходимо было вынудить Россию освободить Беларусь от необходимости выплачивать в российский бюджет экспортную пошлину за выработанные из российской нефти нефтепродукты. Формальная цена вопроса – 4 млрд. долларов, которые должны с 1 января 2015 г. оставаться в белорусском бюджете.

Забегая вперед, необходимо отметить, что естественно, Минск, в случае отмены российским руководством экспортной пошлины, рассчитывает на более солидный объем валютной подпитки за счет российских ресурсов. Воссоздание белорусского нефтяного офшора обязательно заинтересует российских экспортеров, что в итоге может удвоить и утроить доходы от реэкспорта российской нефти. В итоге, в белорусской столице кое-кто из «семейного бизнеса» уже грезит надеждами подмять под себя весь нефтяной экспорт России.

Есть и политическая составляющая задачи прорыва Минска к беспошлинной российской нефти. Дело в том, что ликвидация экспортной пошлины экономически обеспечивает переизбрание А. Лукашенко на пятый президентский срок. В условиях вновь сформировавшегося на территории республики нефтяного офшора, что позволит за счет российского бюджета резко улучшить социально-экономическую обстановку в РБ («белорусский Эмират»), можно будет говорить о почти гарантированном появлении на посту президента РБ в 2020 или 2025 году Виктора Лукашенко (выборы 2015 г. могут оказаться для старшего сына первого белорусского президента только политическим стартом).

Есть и внешнеполитический аспект: взяв в свои руки поток беспошлинной российской нефть Минск получит возможность резко укрепить свои политические позиции в Литве и Латвии, и, как следствие, в Евросоюзе, где и в нынешних условиях видят в А. Лукашенко практически идеального лоббиста, способного обеспечить европейский рынок энергоносителей поставкой как относительно дешевых нефтепродуктов, так и сырой российской нефтью.

Президент России В. Путин и первый вице-премьер российского правительства И. Шувалов на встрече в Минске в принципе не выступили против столь масштабных планов своего белорусского партнера по освоению российской ресурсной энергетической базы, что составляет одну из сенсаций саммита в белорусской столице.

С учетом того, что нефтяной бизнес играет ведущую роль в российской экономике, то можно утверждать, что если 1991 год вошел в историю, как год распада Советского союза и последовавшего за этим раздела ресурсов и активов СССР, то 2015 год в понимании белорусского и казахстанского руководства, а также лучших «друзей» России из Литвы, Латвии, Польши и Эстонии, должен стать стартом раздела ресурсов России её соседями.

Между прочим, одним из факторов, стимулирующих «уход» Украины в сторону европейской интеграции как раз и является твердое мнение украинского политического класса о бесперспективности России, как государства. В этом формате предложенные Москвой Киеву невиданные в истории финансово-ресурсные и торгово-экономические субсидии, а также привилегии на российском рынке не произвели впечатление на украинское руководство, которое уверено, что опираясь на поддержку Брюсселя и, естественно, Вашингтона, Украина и так получит от России все что ей необходимо, не связывая себя с российским проектом евразийской интеграции. Так что Минск спешит, считая, что он первый в очереди на освоение российских ресурсов.

Отсюда и волна ликования, в которую погрузились белорусские власти, политический класс и экспертное сообщество после 24 октября: Россию вынудили расстаться с несколькими миллиардами долларов путем простейшего и грубого шантажа белорусского президента.

Однако, не все так просто…

Контекст

Формально, главы Беларуси, Казахстана и России должны были обсудить вопросы дальнейшего продвижения евразийской интеграции к Евразийскому экономическому союзу и подготовке соглашения о ЕАС. Однако диалог приобрел исключительно жесткий характер. Причем стоит сразу обратить внимание на пассивную роль российской делегации, которая больше слушала претензии своих «партнеров», чем выдвигала встречные аргументы, что конечно, стимулировало глав Казахстана и Беларуси использовать в дискуссии исключительно наступательную риторику.

В данном случае, уже в ходе развертывания саммита особо проявились «таланты» А. Лукашенко. Белорусский президент одновременно работал по двум направлениям. С одной стороны от А. Лукашенко шли постоянные заявления о необходимости, неотвратимости и безусловной заинтересованности партнёров по ТС-ЕЭП, включая, естественно Беларуси, в расширении и углублении евразийской интеграции. С другой стороны, именно белорусский президент и оказался в роли дирижера сформировавшейся ещё во время его последнего визита в Астану антироссийской белорусско-казахстанской Фронды в евразийском интеграционном процессе, подталкивая Н. Назарбаева к конфронтации с В. Путиным.

В рамках возникшей дискуссии белорусский президент не без успеха играл роль модератора, стараясь при этом соблюсти формальную непредвзятость, что и требовалось от хозяина саммита, но не забывая при этом провоцировать президента Казахстана. Столь лицемерная позиция А. Лукашенко не укрылась от внимания российской стороны, что и отразилось в ремарке В. Путина («Вы, как Председатель смогли интеллигентно разрулить развязки, и в результате мы смогли выйти на общие согласованные позиции практически по всем вопросам» http://www.sb.by/post/154767/), которую белорусские СМИ, не уловив иронию президента России, приняли за чистую монету… Можно сказать, что российское руководство столкнулось с «домашней заготовкой», хотя, судя по реакции В. Путина, совместной наступление Минска и Астаны вряд ли было для него неожиданным.

Однако, напряженности и противостояния на саммите и так вполне хватало. Для начала стоит обратить внимание на состав правительственных делегаций. Если президенты Казахстана и Беларуси оказались за круглым столом в компании со своими премьер-министрами (М. Мясникович и С. Ахметов), то с российской стороны место премьера Д. Медведева занял первый вице-премьер И. Шувалов.

Отсутствие Дмитрия Медведева, изначально занявшего в отношении белорусской практики захвата заложников (26 августа белорусским МВД при содействии КГБ был захвачен генеральный директор российской компании «Уралкалий» В. Баумгертнер), было символичным. Исполнительная власть России в сентябре текущего года не скрывала готовность резко отреагировать на белорусское пиратство. Кроме того, стоит напомнить, что захват топ-менеджера «Уралкалия» был осуществлен благодаря письменному приглашению белорусского коллеги премьер-министра России - М. Мясникова. При этом, по прошествии двух месяцев, М. Мясникович не нашел времени и чести, чтобы отмежеваться от киднеппинга, проведенного белорусскими властями.

Белорусские власти проигнорировали, а белорусские СМИ постарались не заметить отсутствие на саммите СНГ президента Киргизии. В лучшем случае, государственные журналисты говорили об «объективных причинах», помешавших Алмазбеку Атамбаеву посетить Минск.

На самом деле, президенту Киргизии надлежало быть на минском саммите в обязательном порядке, так как Высший совет евразийской экономической интеграции должен был объявить о предстоящем вступлении Бишкека в Таможенный союз. Это важное событие так и не произошло.

Безусловно, для Атамбаева формальным поводом не приехать в белорусскую столицу могло быть хамское заявление белорусского президента, прозвучавшее накануне саммита (24 октября): «Мужики (руководство Киргизии – А.С.), прекратите о Бакиеве говорить!». Во-первых, А. Лукашенко, всегда крайне эмоционально реагирующий на малейшие, как ему кажется, покушения на белорусский суверенитет, позволил себе окрики в отношении другого не менее суверенного государства («прекратите»!).

Во-вторых, стоит напомнить, что в вину К. Бакиеву вменяется гибель десятков людей в ходе вооруженной революции 7-8 апреля 2010 г., непосредственное провоцирование и разжигание межэтнических столкновений в Оше в июне того же 2010 года, подрывную деятельность на юге республики в настоящее время. Любопытно то, что в то время, как азиатская республика не собирается прощать смерть своих граждан и заочно приговорила экс-президента Киргизии К. Бакиева к 24 годам заключения, «европейская» Республика Беларусь демонстрирует, что люди, в общем-то являются «расходным материалом» и кровавых диктаторов необходимо прощать, а об их преступлениях против своих народов необходимо забывать.

В-третьих, провоцирование Киргизии буквально за двое суток до саммита является отражением политики официального Минска по сохранению за собой статуса единственного реципиента льгот, дотаций и субсидий в рамках евразийской интеграции. В свое время перспективы появления в ТС Украины крайне обеспокоили А. Лукашенко, так как не было сомнений в том, что Киев в этом случае стал бы основным получателем российской поддержки, далеко оставив позади Минск. Белорусским властям не нужны конкуренты в столь доходном деле, как евразийском попрошайничестве.

Не менее скандальными, чем отсутствие президента Киргизии, оказались заявления о готовности присоединения к ТС воюющей Сирии, Турции (верном члене НАТО и «вечном» кандидате в Евросоюз) и даже Индии (самом многочисленном государстве мира). Прежде всего, стоит напомнить, что ни один из этих кандидатов, как и запутавшаяся между евразийской и европейской интеграциями Армения, не имеет общей границы с Таможенным союзом. В принципе, с тем же успехом можно было бы заявить и о готовности к вхождению в ТС Бразилии или США.

Стоит напомнить, что в свое время Сербия, находясь в кольце фронтов, тоже предполагала свое членство в Союзном государстве Беларуси и России. В середине первого десятилетия XXI века обсуждалась перспектива участия в Союзном государстве Абхазии и Южной Осетии. Периодически говорится об интеграционных перспективах Приднестровья. Список можно продолжить…

В частности, вновь А. Лукашенко, уже в трогательном союзе с Украиной, поставил вопрос о возвращении в СНГ Грузии. Стоит напомнить, что грузинское руководство даже не обсуждает перспективу возвращения в Содружество. Тем не менее, старые связи Минска и Киева с Тбилиси - безвизовый режим с Грузией в рамках Союзного государства, непризнание суверенитета Абхазии и Южной Осетии, содействие Киева Саакашвили в период грузино-югоосетинского конфликта, европейская и евроатлантическая ориентация Тбилиси, во многом совпадающая с целями официального Киева и т.д., все-таки подталкивают белорусское и украинское руководство к Грузии. («Абсолютно согласен и приветствую приглашение Александра Григорьевича. О том, чтобы напомнить нашим друзьям из Грузии, что двери СНГ для них всегда открыты. Это, наверное, будет очень правильно…» В. Янукович) Понятно, что новое появление грузинского «троянского коня» в СНГ может окончательно разрушить эту старейшую региональную организацию.

Но все-таки главным фактором, под сенью которого и проходил евразийский саммит, является ноябрьский саммит «Восточного партнерства» в Вильнюсе. Перспектива вхождения Украины в ассоциированное членство с оформлением в перспективе её участия в зоне свободной торговли с ЕС оказали серьезное, можно сказать парализующее влияние на возможности Москвы повлиять на аппетиты партнеров по евразийской интеграции. Можно сказать, что Минск и Астана использовали «Восточное партнерство» в качестве инструмента давления на Россию. Иными словами, партнеры по постсоветской интеграции выставили Москве ультиматум.

Ультиматум

Минск и Астана крайне недовольны тем, что задерживаются столь долгожданные дивиденды от их участия в евразийской интеграции. Претензии, высказанные лидерами Беларуси и Казахстана на евразийском саммите, можно сгруппировать вокруг четырех свобод перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, составляющих основу Единого экономического пространства.

При этом любопытно то, что президенты Беларуси и Казахстана не затронули проблемы уже функционирующего Таможенного союза. Между тем, ситуация в ТС остается сложной:

- передача внешних границ ТС белорусской и казахстанской таможням сформировали масштабные контрабандные терминалы на восточном и западном входах на территорию ТС;

- до настоящего времени нет достоверной информации о прохождении белорусской и казахстанской таможни грузов, направляемых на российский рынок. Примером является функционирование Покровской овощебазы в московском районе Бирюлево, где, как выяснилось, солидная часть поставок прошли таможенную очистку в одной из свободных экономических зонах на территории Белоруссии;

- в рамках ТС оказалась разрушена прежняя система фито-санитарного и ветеринарного контроля, что обеспечила наилучшие условия для проникновения на российский рынок некачественных продовольственных товаров;

- технические регламенты, вырабатываемые в рамках деятельности ЕЭК в Казахстане и Беларуси не выполняются или представители этих стран лоббируют снижение качественных характеристик, подстраивая их под свои примитивные технологии(«Например, молоко из Беларуси... Иногда создаются заведомо непроходимые условия. Требуются нормы, отсутствующие в санитарных сертификатах наших стран (Беларуси и Казахстана. — Прим. ред.). В итоге отмечается снижение поставок белорусских продовольственных товаров на рынок России. Так же как и нашего мяса... Расширение сферы техрегулирования идет вразрез с нашей политикой по улучшению бизнес–среды...» Н. Назарбаев http://www.sb.by/post/154767/);

Перечень проблем ТС можно продолжить, но сразу стоит отметить, что эти проблемы беспокоят исключительно Москву, так они наносят существенный ущерб российской казне и постепенно уничтожают российский мелкий и средний бизнес.

Астану и Минск современное состояние ТС как раз очень устраивает, так как такой объем контрабанды, который сейчас идет через Беларусь и Казахстан невозможно организовать без поддержки и участия государственных структур. Вот и молчат А. Лукашенко и Н. Назарбаев об автопоездах с китайским ширпотребом, польским мясом, голландскими цветами и контрафактными сигаретами. Более того, на евразийском саммите Казахстаном и Беларусью был поставлен вопрос о дальнейшей либерализации таможенного контроля на внешних границах ТС.

Но вот когда встал вопрос о том, что в рамках существующего с 1 января 2012 г. Единого экономического пространства Беларусь и Казахстан уже успели столкнуться с явлениями и процессами, которые быстро продемонстрировали неготовность экономик и социальных структур партнеров России по евразийской интеграции к реальной интеграции, то президенты Беларуси и Казахстана всполошились.

Никто из них не ожидал, что четыре свободы ЕЭП обернутся для них огромными проблемами: российские товары конкурентнее продукции белорусских производителей; российские банки обладают новейшими банковскими технологиями и огромные финансовыми резервами и готовы за несколько месяцев полностью поглотить национальные банковские системы Казахстана и Беларуси; российские авиакомпании в десятки раз мощнее национальных авиакомпаний партнеров по ЕЭП, идет выкачивание квалифицированной рабочей силы и капитала в Россию, а не наоборот и т.д. Отсюда и неготовность Минска и Астаны открыть свое «небо» для реальной конкуренции, но одновременно выдвижение требований к России открыть рынок транспортных перевозок, где позиции того же Минска сильнее и т.д.

Между тем, за два десятилетия интеграционных усилий России на постсоветском пространстве Минск и Астана привыкли к интеграции исключительно на российском рынке и на базе российских ресурсов. В понимании белорусского и казахстанского политического класса, их экономики должны прирастать российской, но ни как не наоборот, т.е. белорусский рынок должен оставаться белорусским, где нет месту КАМАЗу и Ростсельмашу, но российский рынок должен быть общим, где должны по умолчанию зарезервированы ниши для МАЗа и белорусской молочной продукции; нельзя допускать российские банки к казахстанской банковской системе, но должен быть открыт доступ Казахстана к российским транзитным мощностям («Имеются вопросы по электроэнергетической сфере... Казахстан не может транзитом через территорию России продавать электроэнергию в Беларусь...» Н. Назарбаев http://www.sb.by/post/154767/) Стоит напомнить, что до настоящего момента РБ остается мировым лидером по нетарифным ограничениям для российского товарного экспорта…

Как говорится, живут три соседа, у каждого свой огород, но двое соседей считают, что огород третьего для них общий и регулярно туда наведываются для сбора огурцов, картошки и зеленой капусты...

Не является тайной, что белорусские и казахстанские власти были уверены, что в рамках ТС-ЕЭП на их страны, являющиеся «входами» на рынок ТС, прольется дождь инвестиций. Однако в реальности, все оказалось наоборот.

В целом, конечно, по версии А. Лукашенко и Н. Назарбаева во всем виновата Россия и её представители в Евразийской экономической комиссии, которые иногда смеют блокировать попытки партнеров по евразийской интеграции усилить эксплуатацию российского рынка и российских ресурсов: «Российские члены комиссии принимают участие в заседаниях правительства России, получают соответствующие установки, хотя согласно нашему договору все ее члены не подотчетны никакому из наших правительств... Нельзя допускать нарушений регламента работы со стороны комиссии» Н. Назарбаев http://www.sb.by/post/154767/). Однако было бы странным, если бы господин Сидорский, работая в ЕЭК, вдруг перестал бы прислушиваться к мнению Минска…

В итоге

Москва выслушала всех, получила от партнеров по евразийской интеграции все счета и претензии. Они будут, конечно, рассмотрены, но понятно, что недовольство Минска и Астаны не являются препятствиями для дальнейшего развития евразийской интеграции. Уже сейчас ясно, что Минск не будет допущен к беспошлинной нефти, если четыре свободы ЕЭП будут по-прежнему трактоваться белорусским руководством в исключительно одностороннем порядке. Уже на саммите И. Шувалов отметил, что снятие экспортных пошлин должно сопровождаться снятием всех существующих ограничений для российского товарного экспорта и российского бизнеса («Позиция белорусов звучит так, что «мы все готовы подписать без изъятий». Это значит, что наши изъятия по экспортным пошлинам в отношении них применяться не будут» И. Шувалов).

Естественно, российское руководство понимает, что А. Лукашенко ради получения в свои руки ручейка беспошлинной нефти готов подписаться под любым соглашением и обещать все возможное и невозможное, даже высадку на Марсе. Но по традиции белорусское руководство никаких соглашений выполнять не будет, а все силы бросит на то, чтобы иступлено качать российскую нефть.

Любопытно то, что Казахстан пока не готов отказаться от энергетических «изъятий», на ликвидации которых так настаивает Беларусь. Понятно, что одно дело – вместе с Минском требовать уступок от России, а другое дело самим отказываться от немалых поступлений в национальный бюджет.

Часть изъятий сохранится и в Евразийском экономическом союзе, что отражает внутренние противоречия в рамках евразийской интеграции: несопоставимый экономический потенциал партнеров, нестыковки экономических и политических систем и т.д.

Но в итоге на заключительной пресс-конференции В. Путин заявил, что Россия готова отменить экспортные пошлины на нефтепродукты для стран Таможенного союза с 1 января 2015 г.

Тут случился казус, полностью раскрывающий позиции белорусского руководства. Дело в том, что А. Лукашенко рассчитывал на отмену экспортных пошлин с 1 января 2014 г. Однако В. Путин заявил: «Мы понимаем, что для наших партнеров важно исключить это изъятие, связанное с нефтепродуктами, с нефтью и так далее. Мы готовы. Для нас это потеря бюджета, но мы готовы это сделать. Но мы рассчитываем на то, что и партнеры пойдут нам навстречу, убирая те изъятия, которые для них, как они считают, важны. Это требует определенного времени. Нурсултан Абишевич Назарбаев сегодня предложил формулу, казахстанские наши партнеры предложили, что мы к какому-то времени согласуем сроки и движение по направлению этих изъятий. Мы согласились, мы считаем, что это здравый, профессиональный подход».

Но вот как раз времени у А. Лукашенко нет. Ему нужны деньги и нефть сейчас, а лучше вчера. Отсюда и почти мольба белорусского президента: «Должен сказать, что Нурсултан Абишевич предложил некий промежуток времени в этом процессе. Беларусь, и я тоже об этом сегодня сказал, готова работать сегодня без изъятий и ограничений... в данном случае мы не будем требовать того, чтобы был некий промежуток времени, адаптация по тем или иным вопросам. Поэтому мы в самые сжатые сроки примем решения, которые будут устраивать и Российскую Федерацию, и наших друзей в Казахстане, и Беларусь»… Торопится белорусский президент, буквально рвется к дешевой российской нефти…

Но все постепенно приходит к своему логичному концу. В конце концов, все равно рано или поздно внутренние цены на российские энергоносители должны сравняться с мировыми, что давно было обещано российским руководством. Так что белорусы явно не первые…

Как Вы думаете, сменит ли Виктор Лукашенко на президентском посту своего отца?
Всего проголосовало: 369

Новости по теме

Новости других СМИ