Кадровая политика Лукашенко: жертвы и хищники

Алексей Медвецкий, "Наше мнение"

2013 год стал для Беларуси переломным. Именно в этом году завершается масштабная операция по ликвидации опасных для правящей группы политических последствий президентской кампании 2010 года.

Процесс затрагивает интересы как отдельных людей, так и целые институты государственного управления, а правящая группа сужается до размеров семьи президента и узкого круга сохранивших доверие управленцев.

Проявлениями этого замысла уже стали реформа системы досудебного следствия (2012 год), реформа системы судебной экспертизы (2013 год), а также известие о скором объединении общих и хозяйственных судов (2014 год). В случае успеха, эти реформы позволят президенту еще больше усилить контроль над белорусскими элитами как в центральном аппарате, так и в регионах и минимизировать риски номенклатурных волнений накануне избирательной кампании 2015 года.

Одновременно с этим, отмеченный ранее кризис доверия внутри правящей группы заставляет президента Лукашенко в своей текущей кадровой политике делать ставку на проверенных временем чиновников в ущерб интересам групп, сформировавшихся в Администрации президента в период "либерализации" 2008-2010 годов, и в Правительстве в конце 2010 года. Более того, президент демонстрирует готовность блокировать интересы утративших доверие элит даже в ущерб интересам государственного бюджета.

Последняя гипотеза наиболее спорная и наиболее интересная. Есть основания полагать, что удержание политзаключенных в тюрьмах – что является главным препятствием для возобновления "диалога с Западом", а также для новых программ финансовой поддержки – объясняется желанием Лукашенко нейтрализовать влияние условной "группы Макея", которая была главным организатором диалога в период 2008-2010 годов, а также кредитной программы МВФ. Не менее жестким образом президент ведет себя в отношении команды премьера Мясниковича, которая принесла в белорусскую казну кредит АКФ ЕврАзЭС и таким образом значительно усилила свое политическое влияние.

Вследствие этой двунаправленной нейтрализации условных "либеральных элит", в системе принятия государственных решений образуется элитный вакуум, который естественным образом заполняет наиболее активная и амбициозная группа влияния – сотрудники правоохранительных органов. Именно они оказываются главными бенефициарами реформ следственного и экспертно-криминалистического аппарата и пользуются сегодня наибольшим доверием президента.


Жертвы: закон иностранного капитала

Главным итогом третьего квартала 2013 года следует признать отсутствие значимых подвижек во внешней политике Беларуси на западном направлении. В августе исполнился год с тех пор, как бывший глава Администрации президента и одновременно главный координатор "диалога с Западом" Владимир Макей был перемещен из АП в МИД. Многие эксперты истолковали это кадровое решение как сигнал к началу нового диалога или торга, но за истекший год МИД сумел лишь резко участить встречи со своими партнерами из международных организаций и стран ЕС и США.

Несмотря на это, качественного изменения политики так и не произошло, что подтверждает отрицательный результат переговоров с последней миссией МВФ в Минске. Сложно поверить, что за истекший год МИД не смог согласовать с западными контрагентами пакет условий для нового раунда сотрудничества. Поэтому наиболее вероятно, что целью вывода группы Макея из АП была не интенсификация переговоров с Западом, а наоборот – блокировка самой группы. Логика примерно такая: в 2009-2010 гг. Беларусь получила от МВФ USD 3,5 млрд и избирательно отнеслась к выполнению условий кредитной программы, особенно в вопросах структурных реформ и жесткой монетарной политики накануне президентских выборов. После этого те, кто принес этот кредит в бюджет, оказались больше не нужны правящей группе.

Такая же логика наблюдается в случае еще одной либеральной команды премьер-министра Мясниковича, которая пришла в Правительство накануне острого финансового кризиса 2011 года и договорилась о получении кредита АКФ ЕврАзЭС в размере USD 3 млрд в обмен на структурные реформы. Дальше история зеркально повторилась: Беларусь получила деньги и отказалась выполнять условия кредитной программы, а группа Мясниковича оказалась рассеяна вплоть до того, что сегодня отставка премьера считается вопросом времени.

Стоит напомнить, что в течение 2012-2013 годов наиболее перспективный член группы Мясниковича банкир Сергей Румас был выведен из Правительства, а также смещен с руководящих должностей в многочисленных рабочих группах и советах высокого уровня и уступил место "резервисту" Петру Прокоповичу. Ранее был нейтрализован важный контур влияния Правительства на государственную кредитную политику – Экспертный совет по проектам государственных программ или т.н. "клуб мудрецов", созданный Мясниковичем сразу после прихода в Совмин. В сентябре 2011 г. Бюро экспертного совета рассмотрело и отправило на доработку проект Программы развития жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь на 2011-2015 годы. С тех пор "клуб мудрецов" исчез из поля зрения, а Правительство было вынуждено следовать экономической политике, которая разрабатывается в Администрации президента.

История последних 5 лет показывает, что таков печальный удел всех белорусских групп влияния, которые оказываются "виновниками" поступления в Беларусь крупных кредитов: президенту проще и выгоднее принести их в жертву, чем делиться властью и допускать к реформам. Вероятно, это следует иметь в виду и группе вице-премьера Анатолия Тозика, которая курирует переговоры с Китаем в возможной кредитной программе, и всем другим белорусским элитам, которые рискнут стать проводниками иностранного капитала в белорусский государственный бюджет. Суровая рельность такова, что наш бюджет проглатывает и капитал, и его проводников.


Хищники: силовики укрепляют позиции

В результате нейтрализации этих двух либеральных групп влияния, уже во второй половине 2011 года в государственном аппарате Беларуси обнаружился вакуум власти, который по инерции заполнили самые активные бюджетники – сотрудники силовых органов, которые также являются самой надежной электоральной группой поддержки кандидата в президенты Лукашенко. Именно в расчете на них президент дал ход реформе системы правоохранительных органов и начал монополизировать следственный и судебно-экспертный аппараты.

Таким образом, к началу третьего квартала 2013 года в Беларуси был создан новый и целиком подконтрольный президенту управляющий контур, состоящий из Следственного комитета (заработал с 2012 года) и Госкомитета судебных экспертиз (заработал в июле 2013), что позволяет, например, в некоторых случаях возбуждать уголовные дела, проводить расследования и криминалистические экспертизы без привлечения МВД и КГБ – старейших органов охраны правопорядка и государственной безопасности республики. Другими словами, в 2013 году президент Лукашенко окончательно замкнул на себя антикоррупционную деятельность – этот черный ящик государственной кадровой политики. Неслучайно именно прошедшим летом во время церемонии открытия Площади Государственного флага президент заявил, что Беларусь окончательно состоялась как государство.

Все это означает, что сегодня силовики являются наиболее влиятельной группой среди белорусских элит и пользуются наибольшим доверием главы государства. Для них создают новые ведомства, сохраняют льготы на строительство жилья, их судят в закрытых межгарнизонных военных судах и для них же меняют систему подготовки кадров в вузах. По сути, в Беларуси параллельно выстраиваются две системы защиты интересов: для высших государственных элит и для обывателей. Поэтому, как ни печально, но звучащие в кулуарах МВД«обвинения в адрес СК в фактическом саботировании борьбы с преступлениями в сфере экономики, нелегального оборота наркотиков и коррупции» вполне согласуются с политической логикой реформы правоохранительных органов.

Наконец, силовиков медленно подключают к сфере внешней торговли и к переговорам по важным хозяйственным вопросам. Самый известный и громкий пример – начатое в августе «дело Баумгертнера», в котором не участвовало разве что только Министерство обороны. Как известно, это уголовное дело возбудила Генпрокуратура, расследование начал Следственный комитет, КГБ провел задержание бизнесмена, МВД направило запрос в Интерпол, а Комитет госконтроля проверял работу Белорусской калийной кампании.


Перспектива

Описанный выше и в предыдущих обзорах расклад сил и тенденций в белорусских элитах позволяет предположить, что президент Лукашенко не рискнет начинать новый "диалог с Западом" за 2 года до следующей президентской кампании. Для этого сегодня попросту нет компетентных исполнителей, которые бы одновременно пользовались доверием главы государства. Образно говоря, "диалог с Западом" сегодня принесен в жертву гораздо более насущной задаче – сохранению власти группы Лукашенко.

При этом, по-прежнему не понятно, из каких источников будет финансироваться дефицит платежного баланса, пополняться золотовалютные резервы, выплачиваться государственный долг и сводиться бездефицитный бюджет, а также покупаться голоса избирателей в 2015 году. Новые фавориты президента из силовых органов пока демонстрируют деловой напор и крутой нрав, но не показывают значимых для экономики и бюджета результатов.

Самое неприятное в том, что описанная жесткая кадровая политика президента отбивает у его подчиненных охоту искать большие деньги за рубежом. Ведь очевидно, что если какая-нибудь новая амбициозная группа принесет в бюджет очередной кредит, то уже после 2015 года она скорее всего будет нейтрализована. Поэтому самым вероятным сценарием на ближайшие 2 года становится укрепление позиций силовиков в сфере экономического управления страной – со всеми неприятными последствиями, связанными с недостатком у них соответствующего опыта.

Одновременно, молодые элиты из новых силовых органов больше всех остальных заинтересованы в том, чтобы президент Лукашенко продлил свои полномочия еще на один срок и дал им время, чтобы закрепиться на новых позициях. Со своей стороны, после зачистки групп Макея и Мясниковича президент меньше всего заинтересован в том, чтобы остаться один на один с кланом силовиков на своем пятом сроке. Поэтому вполне вероятно, что перед выборами глава государства попробует создать какой-то альтернативный центр влияния (или хотя бы его видимость). Из тех, кто остался, наиболее вероятным кандидатом является номенклатура из "Белой Руси", которая давно претендует на статус "президентского большинства" и при этом ведет себя достаточно безопасно.

Новости по теме

Новости других СМИ