"Ситуация с Баумгертнером – это даже не унижение России"

"Салiдарнасць"

Известная журналистка Юлия Латынина прокомментировала на радио "Эхо Москвы" последние события вокруг "Уралкалия". "На мой взгляд, это даже не унижение России. Это, вот, что-то запредельное", – считает она.

"На прошлой неделе стало известно о продаже компании "Уралкалий" Михаилу Прохорову, и одновременно Батька белорусский прислал нам из белорусского СИЗО Баумгертнера, гендиректора компании Уралкалий, ну, примерно таким же широким жестом как ливийский диктатор Муаммар Каддафи после подписания очередного соглашения с Путиным прислал нам своего заложника на самолете премьера – это был руководитель тамошнего Лукойла.

Сначала в качестве преамбулы хочу сказать следующее. Баумгертнера с самолета увезли в российское СИЗО и предъявили ему какое-то обвинение.
Я, конечно, понимаю, что это обвинение там изойдет на нет, что Баумгертнера выпустят. Но я, все-таки, напоминаю, что, на мой взгляд, это даже не унижение России. Это, вот, что-то запредельное. Соседний диктатор по какой-то своей диктаторской надобности вне зависимости от того, она была обоснована или нет (я, кстати, думаю, что она была обоснована), схватил российского гражданина, чтобы решить свои (диктатора) коммерческие проблемы. И мы не только реально никак не поспособствовали его выдаче, мы после того, как нам его вернули, повезли его в СИЗО, чтобы выбивать бабки дальше.

Это какое-то такое немыслимое унижение страны. Это, вот... Ну кто же нас после этого уважать-то будет? Какие там Буты? Что мы предъявляем к Америке?

Выясняется, что мы Америке предъявляем не то, что она арестовала Бута за то, что он торговал наркотиками, а, выясняется, что мы вполне согласны с ситуацией, когда российского гражданина арестовали по каким-то там коммерческим делам в рамках взаимозачетов между диктаторами. Вот тогда нам эта ситуация как и в случае с Лукашенко, как и в случае с Каддафи, нас устраивает. А, вот, когда Америка арестовывает человека, потому что он совершил преступление и совершенно не собирается его на что-то менять, вот тогда наши власти эта ситуация оскорбляет до самой глубины пятки.
Я напомню, что, между прочим, российских разведчиков, которые грохнули в Катаре Яндарбиева, когда их вернули в Россию, их встречали с красной ковровой дорожкой, что, кстати, правильно с точки зрения государства. Ну как? Они выполняли государственное задание, они вернулись – ну, красная ковровая дорожка.

А Баумгертнера увезли в СИЗО.

По поводу Уралкалия. Продан он Михаилу Прохорову. Это, на мой взгляд, очень поучительная история. И, в общем-то, это история о том, как в ходе путинского распределения собственности по понятиям, компания утрачивает своего настоящего владельца и после этого она идет вразнос. Потому что, в общем, на мой взгляд, такая же судьба как Уралкалия с большими вариациями ждет бывший Юкос, то есть нынешнюю Роснефть, и ТНК-BP, и Ависму. Потому что, с моей точки зрения, у компании Уралкалий был один настоящий владелец, его звали Дмитрий Рыболовлев. Он ее создал из руин советской экономики, он поставил продажи, он организовал производство, он наладил сотрудничество с белорусами. Именно благодаря Рыболовлеву, мировые калийные цены взлетели вверх. Напоминаю, что Уралкалий устроен так странно, что, с одной стороны, у него гигантская прибыль... Там у него себестоимость чуть ли не 20 долларов за тонну. А с другой стороны, что Уралкалий совместно с Сильвинитом контролирует значительную долю рынка мировых калийных удобрений. А если приплюсовать сюда еще и Беларуськалий, то там образуется чуть ли не 60% рынка. То есть сотрудничество с Беларусью было очень важным.

И вот, собственно, в США Рыболовлев был бы там новым Рокфеллером. А в России Рыболовлев оказался сладкой добычей. Это принципиальное различие между рыночной и разбойничьей экономиками, потому что в рыночной экономике процветающая компания приносит прибыль, а в разбойничьей – чем больше ты процветаешь, тем больше желающих тебя съесть.

Значит, соответственно, процветающая компания с фантастической прибыльностью стала объектом внимания, насколько я понимаю, правой руки Владимира Путина Игоря Сечина, ее принялись гнать по полю. Ну, у нас, все-таки, псарня многополярная, у нас Сечин не единственный охотник в путинском лесу, в итоге компания попадает не к Сечину, не к питерским силовикам, она попадает к Сулейману Керимову, которого у нас поддерживает другое альтернативное либеральное крыло правительства.

Сулейман Керимов – один из самых блестящих операторов России в области враждебных и, как бы, не очень враждебных захватов. Но у Керимова были 2 ограничения, которые, на мой взгляд, сыграли фатальную роль в дальнейшей истории.

Во-первых, Керимов – игрок, он играет вкороткую. Его специальность – купить, перепаковать, продать. А такая стратегия помимо всего прочего успешна только на идущем вверх рынке. Вот, в момент финансового кризиса, который сейчас душит Россию, она в принципе неуспешна.

Во-вторых, Уралкалий оказался необычным для Керимова приобретением, потому что обычно Керимов забирал с использованием административного
ресурса, то есть задешево. В данном случае административный ресурс куда больший был на другой стороне, дешево забрали бы и без Керимова.

Соответственно, Керимов заплатил большие деньги, кредит по привычке был взят в Сбербанке под залог акций Уралкалия же, то есть падение цены компании, в принципе, грозило Керимову маржин-коллами и утратой компании.

Дальше началась первая часть Мерлезонского балета, в которой Сулейман Керимов, насколько я понимаю, посмотрел на Беларуськалий (а продажи были совместные, торговали через единую компанию) и понял, что, в общем, неповоротливый громоздкий Беларуськалий, руководимый государственными менеджерами, представляет, ну, скажем так, неограниченное поле для разных интересных маневров. То есть за счет Беларуськалия можно прекрасно жить.

Значит, насколько я понимаю, там просто, вот, произошла приватизация менеджеров Беларуськалия, причем это всё использовалось по-черному. Там были очень смешные вещи. Там, например, можно было грузить калий через литовский порт по 6 долларов тонна, так грузили через принадлежащий Керимову порт в Санкт-Петербурге по 16 долларов. Там шли продажи через швейцарскую компанию, в том числе даже и белорусского калия, с уверением, что «вы знаете, ребята, иначе на белорусский калий американцы или еще кто-то там наложат санкции». Это при том, что никаких санкций на белорусский калий не было.

То есть, действительно, вот это неповоротливое государство представляло собой гигантские возможности для разводки. Я не знаю, почему это делал Керимов. Во-первых, потому что это, очевидно, сходило с рук. Во-вторых, потому что он – игрок. В-третьих, потому что, ну, может быть, ему так хотелось или важно было настолько улучшить финансовые показатели российской компании, хотя бы в целях капитализации акций.

Дальше наступила совершенно неизбежная часть, вторая Мерлезонского балета, которая заключается в том, что на всякого Фуке у Людовика XIV найдется какой-нибудь наушник. Вот, всякий человек, который наживается на диктаторе, наживается на авторитарном правителе, и который думает, что он очень здорово дергает тигра за усы, он рискует тем, что придут люди и объяснят диктатору, что происходит. Эти люди пришли, объяснили Лукашенко во всех подробностях, как его обувают. Лукашенко пришел в неистовство. Некоторое время обе стороны пытались договориться.

А дальше проблема, ведь, заключается в том, что обе стороны находились в совершенно неравных условиях и ни одна не была рациональной.
Керимов, судя по всему, предполагал, что белорусы никогда не решатся с ним разорвать отношения, потому что как бы их ни обували, они всё равно себя чувствовали лучше, чем если бы они жили по отдельности, то есть что белорусы будут руководствоваться рациональными принципами как бизнесмены.

А диктатор не может руководствоваться рациональными принципами. Для Лукашенко в данном случае даже не важна была коммерческая прибыль компании – важно было, что его обувают. Лукашенко прекрасно понимал, что он компанию никогда не потеряет, потому что Беларуськалий не может обанкротиться, потому что он государственный.

Керимов находился в совершенно других условиях, потому что он-то компанию мог потерять. Он ее купил за деньги. Он закладывал акции компании. И в тот момент, когда Керимов разорвал отношения с Беларусью окончательно, Лукашенко поступил так, как поступает правитель, а не так, как поступает бизнесмен, – захватил заложника. Причем мало того, что захватил заложника. На самом деле, ведь, в Беларусь для переговоров приглашались и Дворкович, и сам Керимов. То есть там был бы не один заложник Баумгертнер, если бы вся эта шайка-лейка приехала. И совершенно непонятно, как тогда бы Россия себя вела.

Но дальше наступило, как я уже сказала, самое, на мой взгляд, позорное, потому что российская сторона не увидела во всей этой истории, достаточно неприглядной, на мой взгляд, для обоих сторон, не увидела во всей этой истории ничего кроме как возможности новой дележки Уралкалия.
Первый человек, который, насколько я понимаю, там образовался, был как раз Игорь Иванович Сечин.

И как в рамках «бизнес как обычно» приехали в Беларусь эмиссары, насколько я понимаю, от Игоря Ивановича Сечина. Но тут, опять же, насколько я понимаю, уже коса нашла на камень, потому что Лукашенко понравилось. Ему понравилась кооперация с бизнесменом. Потому что, понимаете, как замечательно?

Ведь, Лукашенко ж понимает, что если у тебя будет новый какой-то альтернативный Керимов, у которого есть свои бабки и у которого нет поддержки на самом высоком государственном уровне, то если что, его всегда можно задрать. А если он будет кооперироваться с Игорем Ивановичем Сечиным, то, так сказать, следующего генерального директора, которого поставил Игорь Иванович Сечин, уже нельзя будет арестовать. Уже тогда Россия на тебя обрушится по полной.

Соответственно, Лукашенко поставил условия, чтобы компания... Лукашенко! Не Россия. Поставил условия, чтобы не только Керимов продал компанию, но и продал ее человеку, у которого есть свои собственные деньги, а не то, чтобы это был кредит в Сбербанке. Таким условиям удовлетворял Прохоров.

Самое еще потрясающее, что в это время происходило с компанией, потому что, насколько я понимаю, ситуация пошла вразнос и с той, и с другой стороны. Со стороны Уралкалия, если я ничего не путаю, если мои источники правильные, Уралкалий грузил чуть ли не без предоплаты и чуть ли не со словами «Договоримся потом», потому что Керимову было важно показать объем продаж компании с целью будущей продажи.

И вот те вот замечательные люди, которые так замечательно рассказали Лукашенко, как его обувают, вот, они замечательно умеют рассказывать, как их обувают (и даже вероятно были правы), но они оказались гораздо более плохими менеджерами, потому что в условиях падающего рынка, насколько я знаю, Беларуськалий умудрился отгрузить в октябре аж 200 тысяч тонн калия. И это компания, которая продавала там 10-11 миллионов.

Это тоже всегда бывает: те люди, которые очень хорошо умеют разоблачать врагов и воров, являются плохими менеджерами.

На мой взгляд, ситуация абсолютно позорная для всех и в том числе для России. Меня больше в этой ситуации, больше всего огорчает то, с чего я начала, что ни одной стороне – ни российской, ни белорусской – не пришло в голову позвать того человека, который создал компанию Уралкалий Дмитрия Рыболовлева, у которого ее фактически отняли. И, конечно, все приключения Уралкалия после продажи ее Рыболовлевым, это вот история о том, что тем или иным способом ворованное не идет впрок".

Новости по теме

Новости других СМИ