"Возвещая о конце диктатуры, он тихо посмеивается в усы"

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Независимые ресурсы охотно растиражировали тезис Александра Лукашенко о том, что "период диктатуры заканчивается". И впрямь, не часто бывает, чтобы авторитарный руководитель, отнюдь не загнанный в угол некими волнениями масс, возвещал переход к демократии.

Но эту новость может принять за чистую монету разве что марсианин. Белорусы слишком хорошо изучили человека, который правит здесь без малого 20 лет, не спешит на пенсию и раз за разом посылает противникам месседжи в духе Рабиновича: не дождетесь!

И вообще, для адекватного впечатления эту речь надо не читать, а смотреть. Это тот случай, когда подлинную информацию несут исключительно невербальные средства: интонация, мимика, жесты. Лукашенко не мог сдержать усмешки, он откровенно иронизировал, или, как теперь говорят — троллил оппонентов.

К слову, ни в сообщении президентской пресс-службы, ни в заметке правительственного агентства о встрече официального лидера с главой Центризбиркома фразы о прощании с диктатурой вы не найдете. Побрякушки отсечены, только деловой инструктаж, суть которого в том, как провести выборы, чтобы ничего не поменялось.


Ермошина получила карт-бланш

Итак, разговор с председателем ЦИК Ермошиной 2 декабря президент начал балагурством:

Я так понимаю, Лидия Михайловна, период диктатуры заканчивается, наст… (смешок) наступает этап демократии, от этого никуда не деться. С будущего года.


А вот дальше все звучало всерьез.

Обратили на себя внимание три момента. Во-первых, стало ясно, что Лукашенко внимательно изучил некую докладную записку о концепции "Народного референдума" (вряд ли президент штудировал все заявления Владимира Некляева и его соратников).

По сути, официальный лидер кратко изложил эту оппозиционную стратегию, заявив, что "наши альтернативные политики, назовем их так, не будем обижать их покровителей за рубежом, очень рассчитывают вот на этот промежуток. Они планируют, что выборы в местные советы — это будет некое начало, развитие, а апогея так называемая демократия достигнет в президентские выборы, и закончится это парламентскими выборами". (Вставочка «так называемая» сразу говорит о подлинном отношении к демократии.)

Во-вторых, с Ермошиной де-факто заключен неформальный контракт на эти три кампании:

Вы за них, как обычно, отвечаете.


Короче, никакой пенсии, работайте в том же духе, вам карт-бланш.

В-третьих, заранее обещано щедрое, несмотря на финансовые трудности, вознаграждение "людям, которые будут привлечены на выборы", то есть в первую очередь испытанному контингенту избирательных комиссий, в которые оппозицию практически не допускают.

Показательна и фраза о том, что "потерять три года для развития страны в этот период будет катастрофично". То есть — череда кампаний не должна особо отвлекать правящую касту от державных забот. Все должно быть в пределах дежурной имитации эконом-класса.

Ну а уж изменения во власти даже в мыслях не допускаются, что засвидетельствовала ремарка о парламентских выборах 2016 года: мол, "нам же, наверное, немножко будет легче, а может быть и нет. Это все зависит от того, как мы проведем достойно президентские выборы".

Опции "другой президент" в белорусской политической системе просто нет.


Эхо Евромайдана

Будь и впрямь наверху планы перехода хотя бы к "управляемой демократии" а-ля рюсс, удобнее всего было бы подкорректировать правила политической игры во время недавнего обсуждения поправок в избирательное законодательство.

Но они оказались сугубо техническими, даже номенклатурной "Белой Руси" не дали лазейки для превращения в партию власти. Какая демократия, если даже с верноподданными чиновниками глава государства не хочет делиться хотя бы символической толикой властных полномочий!

А уж оппозицию этими поправками зажали еще больше: теперь даже бойкотировать запрещено! Патовая ситуация.

В эти дни, впрочем, оппозиционные лидеры вдохновились новым украинским Майданом. Иные стали тыкать примером восставшего Киева в нос аналитикам: вот, а вы говорили, уличная демократия иссякла! Это торжество в фейсбуках лишний раз показывает, насколько виртуальной стала политика в Беларуси. Украинским-то примером каждый дурак тыкать может. Вы у себя дома сделайте.

Государственные же СМИ, за редким исключением, о Евромайдане пока молчат. Видимо, нет инструкций сверху. После предыдущего Майдана и победы Виктора Ющенко на рубеже 2004-2005 годов белорусская пропаганда не жалела пороху против "оранжевой заразы", а Лукашенко повторял как заклинание, что у нас революция не пройдет.

Вообще он не может скрыть волнения всякий раз, когда где-то кого-то свергают вышедшие на улицы люди. Причем переживает исключительно за правителей. Сколько сочувствия было, например, по поводу злой судьбы Курманбека Бакиева (получившего в итоге приют в Беларуси) — и ни слова о десятках расстрелянных на площади в Бишкеке людей.

Сильно переживал Лукашенко и по поводу Каддафи, других царственных жертв "арабской весны". За ее событиями мерещится рука Запада, даже белорусское войско теперь школят с учетом опыта боевых действий в арабских деспотиях.

Недавно на встрече с молодежью президент предостерегал от симпатий "к радикальным идеям революций и потрясений, требующим разрушить все до основания ради очередного мифа о светлом будущем". Интересно, кстати, кого предостерегал — этих специально отобранных лояльных представителей?

Так или иначе, революционная тема явно способствует выделению адреналина. Это вполне понятно: если электорат в кабинах для голосования властям давно не страшен, то народ на улице — стихия, не подвластная кудесникам в избиркомах. Ладно если дубинками повезет обойтись, а ну как придется стрелять? Тогда уж от клейма кровавой диктатуры никакие прибаутки не отмоют.

И логично предположить, что нынешние события в Украине тоже повергают белорусского руководителя в определенную ажитацию, заставляют проецировать сюжет на белорусские реалии.


Демократия? Догонят и еще раз дадут

Отечественная оппозиция дважды пыталась реализовать сценарий Площади, и в 2010 году он сжег правящей верхушке особенно много нервов. При том что априори был обречен на поражение. Площадь может лишь поставить точку в действительно победоносной кампании, а таковых в активе политических противников Лукашенко не было.

Ныне, после разгрома Площади-2010, потенциал и моральный авторитет титульной оппозиции еще ниже, чем был до того, а изрядная масса народонаселения просто затуркана, апатична, придавлена политическим фатализмом.

С другой стороны, белорусская модель за полтора года до выборов уже на подсосе; от девальвации может спасти только чудо; Россия, от которой зависит, дышать или не дышать белорусской экономике, все сильнее берет за жабры. Эти факторы складываются для властителя страны в потенциально угрожающую комбинацию.

И наивно думать, что грозный гул нового киевского Майдана подтолкнет Лукашенко к игре в демократизацию. Все революции нового времени только укрепляли его в мысли, что власть надо держать железной хваткой.

Посмотрите видео, если у кого-то шевельнулись иллюзии: возвещая о конце диктатуры с нового года, он тихо посмеивается в усы.

Да уж, дадут вам с нового года демократии. Потом догонят и еще раз дадут.

Новости по теме

Новости других СМИ