Глеб Павловский: Судьба наказывает Януковича


Бывший идеолог Кремля считает, что российские власти испытывают "мрачное удовлетворение" от событий в Украине.

"В политике нет благодарности", - так Глеб Павловский откликнулся на требование депутата украинского парламента от Партии регионов закрыть ему въезд в страну.

Депутат украинской Верховной Рады Олег Царев направил запрос в Службу безопасности и МИД Украины с требованием запретить въезд в страну нескольким иностранным политикам и политтехнологам, которые, по его мнению, "руководят оппозиционерами, дают им ценные советы по дискредитации ситуации в стране", передает BBC.

Агентство УНИАН опубликовало первую страницу "черного списка" Олега Царева с именами 15 человек. Среди тех, кого украинский депутат называет "организаторами беспорядков" - российские политтехнологи Станислав Белковский и Глеб Павловский. Последний во время президентских выборов 2004 года на Украине, давших толчок «оранжевой революции», работал в избирательном штабе лидера Партии регионов Виктора Януковича. Некоторое время назад он объявил, что больше не работает на Кремль.

Журналисты интересовались его реакций на включение в этот "черный список", а также спросила о его видении развития отношений между Москвой и Киевом.

- Скажите, вы имеете какое-то отношение к нынешним событиям на Украине?

- Думаю, что никакого. У меня есть родственники и друзья в Украине, и я там бываю довольно часто, но я не веду там никаких политических проектов - не говоря уже о том, что я не политик, а консультант.

- Но вы сами, вспоминая о событиях "оранжевой революции", говорили, что вы тогда играли заметную роль в избирательной кампании Виктора Януковича…

- Но я тогда тоже играл скромную роль консультанта – и не более, и моя роль затем была сильно преувеличена. У поражения нет отцов, как известно, - в отличие от победы, и поэтому я сыграл удобную роль отца поражения. Сегодня, как я понимаю, Партия регионов тоже ищет кандидатов на эту роль, потому что ведь это скандальное обстоятельство – партия власти с огромным финансированием не может оказать никакой реальной политической поддержки своему президенту [Януковичу].

- А вы не находите некоторую иронию в том, что вас хочет видеть персоной нон-грата на Украине депутат, партии которого вы активно помогали в ходе кампании 2004 года?

- Ну, в политике не бывает благодарности. И потом, после 2004 года несколько лет длилась глупая история с запретом для меня въезда на Украину. Она была связана с администраций [Виктора] Ющенко, но была частично инспирирована и стороной, тогда проигравшей - теми же самыми "донецкими", которым было выгодно, чтобы внимание было отвлечено на меня. Ну, видимо, это моя судьба!


"Янукович не оказался надежным партнером"

- Если отвлечься от вашей личной судьбы и посмотреть шире на ситуацию на Украине - что, по-вашему, там сейчас происходит?

- Текущий момент не так просто понять. Я не являюсь таким уж сторонником Евромайдана, но для меня очевидно, что это спонтанное массовое движение, которое вызвано идиотскими действиями власти. Это и избиение молодых людей на Майдане, и потом - вся история вокруг евроинтеграции была кампанией, поддержанной президентской стороной. Потом они сделали резкий разворот, но люди не захотели разворачиваться. Возник кризис. Это протест городского среднего класса против плохого обращения с ним. Здесь есть что-то общее с нашими "болотными" протестами [протестным движением в России, начавшемся после выборов в Думу в декабре 2011 года], но я думаю, что здесь и очень сильный компонент национального достоинства. Это такое демократическое националистическое движение, в чем его сила и - боюсь - и его слабость, потому что оно недружественно восточным регионам Украины, и те испуганы происходящим.

- А насколько, по-вашему, Кремль испуган происходящим? И испуган ли вообще?

- Кремль? Не думаю. Кремлю не могут нравиться события такого рода. Но, с другой стороны, мне кажется, там испытывают мрачное удовлетворение от того, как судьба наказывает Януковича, который перед этим - с точки зрения Кремля - предал его интересы. Проблема Кремля - в том, что Янукович не оказался сколь либо надежным политическим партнером, а сейчас - особенно сейчас - России нужен надежный партнер на Украине. А его нет.


"Торг должен вестись"

- Вы сами прекрасно знаете о способности Кремля вести торг и покупать лояльность. На выходных многих взбудоражило сообщение в Twitter Эдварда Лукаса из журнала Economist. Со ссылкой на свои источники он писал, что когда Виктор Янукович в минувшую пятницу на обратном пути из Китая остановился у Владимира Путина в Сочи, то они договорились, что Украина вступает в Таможенный союз, а в обмен получает многомиллиардный кредит и субсидированную цену на российский газ. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков опроверг эти сообщения, но насколько они вам кажутся реалистичными? Ведется ли сейчас торг?

- Я уверен, что торг должен вестись, но надеюсь, что он ведется все-таки не так глупо. Я не думаю, что в Кремле готовы авансировать президента, который потерял поддержку и не может мобилизовать даже собственную партию, и просто будут выдавать ему деньги в обмен на какие-то невыполнимые обещания. Вряд ли Кремлю нужна ситуация, симметричная Брюсселю, когда Янукович подпишет соглашение о Таможенном союзе, которое сам не сможет выполнять. Мне кажется, что там сейчас более осторожные переговоры. Хотя общую идеологию этих переговоров Лукас уловил.

- Вы много говорили о желании Владимира Путина, о его "сверхзадаче объединения исторических земель вокруг Москвы" - и о Таможенном союзе как варианте такого объединения. Вы же неплохо знали Путина. Насколько такая политика отражает его личное видение ситуации, какие-то личные рефлексы?

- Я думаю, что это его личное устремление, и что оно - в отличие от многих других - до известной степени идеалистическое. Путин хотел бы построить надежную систему укреплений для России - реальных укреплений, а не ностальгической имитации Советского Союза. Вот он и видит такую систему в ближнем зарубежье, реорганизованном как Евразийский союз. Мне кажется, что это идеалистический проект, поскольку он игнорирует крайнюю слабость тех администраций, которые в него вовлекаются. И если вернуться к этой истории со списком Царева - она говорит, что Россию превратили в жупел, в такое пугало для киевских детей. Это очень плохо, это само по себе нужно рассматривать как серьезную внешнеполитическую неудачу России.

Новости по теме

Новости других СМИ