Шушкевич: в Вискулях даже одну бутылку коньяка на шестерых не выпили

Захар ЩЕРБАКОВ, Василий СЕМАШКО, "Белорусские новости"

Экс-председатель Верховного Совета Беларуси Станислав Шушкевич перевел на белорусский язык свою книгу "Моя жизнь, крушение и воскрешение СССР". Презентация этого издания состоялась 11 декабря в Минске в рамках встречи с политиком, посвященной 22-й годовщине подписания Беловежского соглашения 8 декабря 1991 года, которое ознаменовало распад СССР.

Мероприятие собрало полный зал — около 60 человек. Шушкевич рассказал, что книга стала седьмым трудом в его библиографии после ряда учебников и научных пособий, в частности в области радиоэлектроники. Русскоязычный оригинал книги вышел в минувшем году в российском издательстве "РОССПЭН", что стало поводом для критики в адрес политика. Однако, по словам Шушкевича, белорусские издательства не решались печатать книгу, опасаясь за свою работу в будущем.

Перевод книги на белорусский язык экс-председатель парламента сделал самостоятельно, в дальнейшем ее отредактировал поэт и переводчик Михась Скобла.



В ходе встречи политик ответил на десятки вопросов, которые касались событий вокруг развала СССР, деятельности национальной оппозиции в годы становления независимой Беларуси, деталей прихода к власти Александра Лукашенко.

Например, Шушкевич прокомментировал отдельные публикации, в которых участников встречи в Беловежской пуще обвиняли в беспробудном пьянстве.

"Спиртных напитков в Вискулях было полное изобилие — как в старое время, когда работала эта коммунистическая база, — рассказал Шушкевич. — Но хочу вам сказать, что за все время, с 10 до 15 часов, мы, шестеро человек, распили лишь одну бутылку отборного армянского коньяка, и ту не до конца. Выпили по маленькой рюмочке, когда нам удалось, наконец, найти консенсус, формулировку какой-то статьи. Это довольно сложно — прибегает Шахрай, прибегает Гайдар, наши были слабее… В конце концов, находим формулировку — это достойно того, чтобы выпить. А написали так, что выходит, все пьяницы! Особенно украинцы упражнялись — что там ни одного трезвого человека не было. Что сидим на мешках с долларами, готовые уехать в Польшу — идиотизм!"



По словам Станислава Шушкевича, он гордится своей подписью под Беловежскими соглашениями. "Когда я читаю переписку дипломатов, которые называют эти соглашения шедевром легитимной дипломатии конца второго тысячелетия, ну как тут не получить удовольствие? — улыбается политик. — Фактически, встреча в Вискулях не была тайной: Горбачев знал, что мы там собираемся. Горбачева мы не боялись, потому что он всегда уходил от решительных действий и делал вид, что не имеет никакого отношения ни к Вильнюсу, ни к Риге, ни к Тбилиси".

Шушкевич считает Беловежские соглашения попыткой сохранения объединения союзных республик в той степени, в какой это было возможно. "Потому что еще годом ранее можно было строить конфедерацию, — говорит он, — но Горбачев этого не хотел и называл конфедерацией в общем-то чуть ли не унитарное государство, которое хотел построить. Это чепуха была!"

Предвидели ли участники встречи в Вискулях последствия этого решения? "Конечно же, нет, — отвечает экс-спикер Верховного Совета. — Но мы предвидели главное, что произошло — Россия впервые за 200 лет фактически признала независимость Беларуси. Подпись Ельцина это обозначала, ратификация это подтвердила. Поэтому в некоей мере я причастен к тому, что Беларусь является независимым государством де-юре".



Отвечая на вопросы журналистов, как так получилось, что он в свое время назначил Александра Лукашенко председателем антикоррупционной комиссии, политик отметил, что тот был назначен путем административных процедур на президиуме Верховного Совета.

"Другое дело, что я просто представить себе не мог, что человек может быть таким подлым и никчемным, — сказал Шушкевич. — Мне казалось, что это деревенский честный парень, плохо и примитивно образованный, но хочет правды. Поэтому я подумал, что он был бы одним из кандидатов на такой пост. Были и другие пристойные депутаты, но они отказались от должности, а Лукашенко согласился.

Однако руководил им Кебич, желанием которого было оттеснить "этого дурня" и стать президентом Беларуси. Тогда в команде Лукашенко были Лебедько, Гончар, Захаренко, Булахов и другие. Складывалось впечатление, что он обладает политической волей. Им всем казалось, что они будут мозговым центром, а он будет выполнять их волю. А вот что получилось…".


"Но я не жалею, — сказал политик, — Было бы хуже, если бы назначили Кебича. Он предал бы не задумываясь, и на более профессиональном уровне. А Лукашенко примитивно продает Беларусь, поэтому нам легче".



Главным поступком в своей жизни Шушкевич назвал то, что он способствовал выводу с территории Беларуси ядерного оружия.

"Беларусь была заложницей — на открытой поверхности находилось столько оружия, что можно было уничтожить всю Европу, — поясняет Шушкевич. — Поэтому если бы начался конфликт, республика подлежала бы первоочередному уничтожению — мы были бы подвергнуты самому жестокому ядерному удару. А когда мы очистились от ракет, нас не за что в общем-то бить, угроза была ликвидирована".

В завершении Станислав Шушкевич признался, что никогда не имел желания куда-то уехать, что может жить только в Беларуси.

"Я никогда не уходил из политики, — говорит он. — Но главное в моей жизни сейчас — преподавательская работа. Читаю политологические курсы и лекции в университетах Польши, Японии, США, Канады, Франции, Германии, России… У меня хороший послужной список — думаю, многие бы хотели такой иметь".

Новости по теме

Новости других СМИ